Информационно-аналитическое издание

Русский Киев и Киевский клуб русских националистов

Император Николай II встречается с представителями общественности Киева. В первом ряду справа от центра — основатель ККРН Анатолий Савенко.
Версия для печатиВерсия для печати

В 1908 году в Киеве был учреждён Киевский клуб русских националистов (ККРН) – организация, всей своей деятельностью демонстрировавшая несостоятельность утверждения украинских национал-идеологов того времени об украинском Киеве.

Нет, Киев того периода был украинским, если под этим понимать его малороссийство, но он не был украинским в том виде, как о том мечтали украинские националисты того времени.

«Это старая военно-монашеская Россия» – так, например, описывал Печерский район Киева той эпохи киевлянин Николай Бердяев, ставший впоследствии философом с мировым именем.

«…Город прекрасный, город счастливый. Мать городов русских» – так описывал Киев другой знаменитый его уроженец литературный гений Михаил Булгаков.

Но постепенно и не без помощи заграницы рядом рос другой Киев – узкоэтнографический, национально нетерпимый и по-расистски злобный. Представители такого Киева видели свой город и всю Украину в статусе самостийной державы, враждебной России и всему русскому – от культуры до отдельного человека.

Парадоксальным образом умонастроения этой части киевлян высказал брат Николая Бердяева Сергей в стихотворении «Бiлокам’яна», написанном после его пятилетнего проживания в Москве. Вот одна лишь строка: «Не можна дихати грудям помiж дурною кацапнею».

Украинские СМИ обожают сегодня цитировать это стихотворение, но не сообщают подробностей о жизни его автора. Сергей Бердяев был хлопоманом, увлекался украинской этнографией, языком и культурой с примесью политиканства. В отличие от младшего брата Николая, считавшего себя русским киевлянином, Сергей избрал для себя образ киевского украинца-самостийника. Как видно из вышеприведённых строк, националистическая экзальтация доходила у него порой до крайней степени.

Николай Бердяев так описывал своего брата: «Он периодически опускался, не мылся, не брился, одевался так, что производил впечатление оборванца. Потом вдруг появлялся очень элегантным». Такая душевная полярность, помноженная на всплески националистической ненависти, довела Сергея Бердяева до невротического состояния. Всю жизнь он был завсегдатаем психиатрических заведений, в которых лечился за счёт своего русского брата.

Учреждение ККРН было формой протеста против проявления подобной националистической экзальтации, когда вчерашний сосед, заражённой бациллами политического украинства, вдруг начинал ненавидеть тебя по причине твоего нежелания следовать его примеру.

У истоков клуба стояли коренные малороссы – юрист и публицист Анатолий Савенко, профессор-невропатолог Михаил Лапинский, профессор-геолог Пётр Армашевский, профессор-психиатр Иван Сикорский (отец авиаконструктора Игоря Сикорского), бывший городской голова Василий Проценко, священник Михаил Стельмашенко, литературовед-меценат Андрей Стороженко, инженер Всеволод Демченко, экономист Дмитрий Пихно, историк Сергей Грушевский (племянник идеолога политического украинства Михаила Грушевского, позже перейдёт в лагерь украинских националистов), этнограф Юлиан Яворский, купец Григорий Гладынюк и др.

Двое последних, кстати, были уроженцами нынешних Львовской и Хмельницкой областей Украины, то есть, по современным понятиям, западными украинцами. В те годы общерусское сознание жителей нынешних западно-украинских регионов не было редкостью. Также среди учредителей были выходцы из России и Белоруссии. Это было истинное единство представителей всех трёх ветвей русского народа.

Впрочем, ККРН отказывался и от этнонима «малоросс», именуя малорусов южной частью русского народа, нынешнюю Украину – исконно русским Юго-Западным краем. Такая исконная русскость вовсе не означала подавления региональных языковых и культурных особенностей местного населения, а просто признавала их частью общерусской культуры, что соответствовало историческим фактам.

Понятие «русский национализм» в корне отличалось от того, чем тогда, да и сегодня является украинский национализм. Рядом с прилагательным «русский» само слово «национализм» превращалось в положительный термин. Он исключал расизм, этническую ненависть и прочие ксенофобские практики, свойственные украинскому национализму.

ККРН провозглашал единство русского народа «от Карпат до Тихого океана» и его главенствующую роль в обеспечении стабильности Российской империи на базе монархии, выступал за мирное разрешение социально-политических проблем, критиковал политическое украинство, справедливо видя в нём польскую интригу. Некоторые члены клуба провозглашали право России на владение Финляндией, поскольку Финляндия отошла России в 1809 году по результатам войны со Швецией за понесённые жертвы, а не была захвачена просто так.

Те, кто исповедовал более радикальные взгляды, постепенно откололись от ККРН. Характерной чертой Клуба было то, что многие его члены не участвовали ни в какой политике, а видели своё служение русскому делу в добросовестном выполнении профессиональных обязанностей. Так, педагог с 35-летним стажем Пётр Матченко всего себя отдавал преподавательской деятельности, присяжный поверенный Приступа – судейскому делу…

Членами ККНР были видные киевляне, интеллектуальная элита, внёсшая заметный вклад в развитие родной земли. Василий Чернов способствовал развитию педиатрической медицины, на свои деньги открыл детский интернат для бедняков. Иван Сикорский писал труды по нервным болезням, Всеволод Демченко строил Киево-Полтавскую железную дорогу и т. д.

Подавляющее большинство членов клуба были людьми в возрасте. Это означало, что клуб вёл борьбу со своими оппонентами исключительно в интеллектуальном русле, без использования грубой физической силы, чего нельзя сказать об украинских националистах.

ККРН был истинно патриотической организацией. В 1909 году провёл в Киеве Западно-русский съезд, открыл отделения в других городах Юго-Западного края (Полтаве, Черкассах, Каменец-Подольском, Ковеле), в годы Первой мировой войны, когда украинские националисты побежали служить австрийским и германским оккупантам, члены клуба оказывали помощь действующей армии, предоставляли помещения для лечения раненых. ККРН официально осуждал любые формы коллаборационизма под видом возрождения украинской нации.

Киевский клуб русских националистов перестал существовать в 1919 году. Взяв Киев, большевики приступили к уничтожению идейных монархистов, а киевские русские националисты были как раз такими. К тому времени многие из них, симпатизируя Белому движению, уже эмигрировали из страны. Под расстрел попали более пятидесяти членов клуба, которые не сумели или не захотели покинуть родную землю.

Советская власть взяла курс на украинизацию Юго-Западного края, Киев стали называть исконно русским городом только в исторических хрониках.

Отныне он был столицей Украинской Советской Социалистической Республики. Но хочется верить, что когда-то его улицам и улицам Полтавы, Черкасс, Ковеля будут присвоены имена истинных патриотов – членов Киевского клуба русских националистов.

На фото. Император Николай II встречается с представителями общественности Киева. В первом ряду справа от центра — основатель ККРН Анатолий Савенко.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru