Информационно-аналитическое издание

Русинская автономия: «план Мукачево»? <i>Борьба русинов Подкарпатской Руси вступила в новую фазу</i>

Версия для печатиВерсия для печати

Русинская проблема в последнее время достаточно активно освещается в российских СМИ. Так, весной этого года в программе Второго канала российского телевидения «Вести недели» был показан, пожалуй, первый обстоятельный телесюжет, посвященный русинам. Фонд исторической перспективы и Интернет-газета «Столетие» выступили одними из пионеров этой темы. В целом же, однако, российское общество все еще слишком мало знает о сути русинского вопроса, а российский МИД пока не рассматривает его как приоритетный в нашей политике на Украине.

Вследствие подобной неповоротливости все идет к тому, что «первооткрывателями» русинской проблемы станут Соединенные Штаты или ЕС (точнее, центральноевропейцы, как корректно именуются ныне Восточная Европа, бывшая часть социалистического блока), которые в последнее время начали проводить более активную политику и в отношении Приднестровья. За событиями, о которых пойдет речь ниже, трудно не увидеть пристального интереса со стороны некоторых государственных (а может быть, и надгосударственных) структур Европы. Более мобильная европейская дипломатия пытается получить дополнительные очки за счет нетолерантной культурно-языковой и национально-административной политики Украины и неповоротливости российской внешней политики в украинском ее сегменте. И, надо сказать, перспективы центральноевропейцев выглядят весьма выигрышными. Но об этом чуть ниже.

Борьба русинов Подкарпатской Руси, исторической частью которой является нынешняя Закарпатская область Украины, вступила в новую фазу. Второй европейский конгресс подкарпатских русинов, который проходил в Мукачеве, принял Акт воссоздания русинской государственности в статусе республики Подкарпатская Русь в составе Украины. В работе конгресса приняло участие 109 делегатов. Наряду с представителями украинских русинов в его работе участвовали делегаты центральноевропейских стран, в которых проживают многочисленные русинские общины (Чехия, Словакия, Сербия и др.).

Это сообщение вызвало достаточно широкий международный резонанс. О, казалось бы, третьестепенной с точки зрения Соединенных Штатов, проблеме упомянула, причем в антиукраинском ключе, кандидат в вице-президенты США Сара Пэлин, потребовав от Киева признания автономии русинов. Нашло отклик это известие и в центральноевропейской прессе – и в силу географической близости, и вследствие несомненной заинтересованности в решении вопроса о правовом статусе русинов. Которые, как писалось уже на страницах «Столетия», признаны отдельным народом во всех странах их компактного проживания, за исключением Украины. Достаточно много, хотя и не балуя особыми подробностями, писала о нем и российская пресса.

Не могло это событие остаться незамеченным и на Украине. Лидеры некоторых украинских националистических организаций сразу же осудили провозглашение русинами автономии как акт сепаратизма. Особенно активничал лидер Всеукраинского объединения «Свобода» Олег Тягнибок, который по привычке обвинил в подготовке демарша Москву (которая, вероятно, подкупила и Сару Пэлин, как следовало бы заключить из логики Тягнибока).

По всей видимости, в Закарпатье в ближайшее время следует ожидать прибытия очередного десанта украинских националистов, которые на месте «разберутся» с тамошними сепаратистами.

Не остались безучастными и государственные структуры. Служба безопасности Украины вызвала на допрос трех главных организаторов мероприятия, пообещав применить различные меры наказания, вплоть до уголовного преследования, против всех делегатов съезда. СБУ уже завело ряд уголовных дел по статье «Сепаратизм» против лидеров русинского движения. 29 октября священнику Димитрию Сидору, председателю Сойма (парламента) Подкарпатской Руси Сидору и его соратнику Евгению Жупану была вручена повестка на допрос. По сообщениям СМИ, СБУ уже возбуждала против о. Димитрия уголовное дело по ст. 110 ("Сепаратизм") УК Украины, которое до сих пор не закрыто. Обвинение, которое категорически отвергается самими русинами. Во-первых, потому, что речь идет не о выходе из Украины (хотя в исторической перспективе этого исключать нельзя – но вопрос этот в большей степени зависит от Киева, чем от Мукачева). Русины требуют лишь признания их автономии в пределах сегодняшних государственных границ Украины. Во-вторых, у русинов имеются исторические основания для подобных требований. Как утверждает священник Димитрий Сидор: "После распада СССР, государство Подкарпатская Русь автоматически должно было получить самостоятельность, так как договор с Чехословакией, в результате которого Подкарпатская Русь вошла в состав Украинской ССР, подписывали СССР и Чехословакия, и Украина не являлась правопреемником Советского Союза. Договор, который заключили СССР и Чехословакия, был подписан без участия Подкарпатской Руси и наше государство должно было получить независимость". По его словам, "на референдуме в 1991 году русины проголосовали за автономию в составе Украины. После этого Киев переплюнул все прежние государства, в которые когда-либо входила Подкарпатская Русь, начав проводить политику насильственной ассимиляции. Фактически Украина стала осуществлять геноцид русинского народа".

Не вызывает сомнений, что суть русинской проблемы нуждается в тщательном изучении – и со стороны историков и этнографов, и со стороны правоведов. Трудно увидеть основания для того, чтобы считать отдельным народом украинцев (отдельные группы которых по культуре, языку и вероисповеданию настолько далеки друг от друга, что их объединение в один этнос представляется образцом искусственной классификации) и отрицать аналогичное право за русинами. Русинские историки, напомним, считали свой народ ветвью («отраслью») русского народа, наряду с соседями-малороссами (нынешними украинцами).

Галичане же, жители трех западных областей нынешней Украины (Львовской. Тернопольской и Ивано-Франковской), по языку и менталитету имеют мало общего и с восточными малороссами и с западными русинами.

Используя термин Льва Гумилева, галичане весьма некомплиментарны с восточноукраинцами, как и с русинскими автохтонами Карпат и стоят гораздо ближе к полякам. С которым, впрочем, активно воевали в период польско-украинской войны и последовавшего вхождения Галичины и Волыни в состав Польского государства.

Оставим, однако, историко-этнографический анализ для отдельного экскурса и вернемся к проблеме, вынесенной в заглавие работы.

Утверждения О. Тягнибока, который ведет активную избирательную кампанию и заинтересован в шумных акциях по привлечению голосов националистического антироссийского электората, о «руке Москвы», как мы полагаем, не лишено некоторого рационального зерна. Но лишь настолько, насколько можно вести речь о внешнеполитическом аспекте проблемы. Пан Тягнибок, вероятно, больше по привычке, чем по серьезному размышлению обвинил Москву в стремлении отторгнуть от Украины Закарпатье или создать там очаг сепаратизма. Тогда как виды на эту территорию имеют страны, лежащие к западу от Украины и которые в историческом прошлом владели территорией Подкарпатской Руси. В настоящее время два государства могут вынашивать реваншистские планы в отношении Подкарпатской Руси: Венгрия, которая столетиями господствовала в этом регионе, и Чехия, которая была ее «хозяйкой» в период существования межвоенной Чехословакии (1918-1938 гг.). Известно, что в Чехии и Венгрии достаточно сильны реваншистские силы, которые считают актом исторической несправедливости «советскую оккупацию» Закарпатья. Так, Венгрия ведет активную работу с достаточно многочисленной и хорошо организованной общиной венгров Закарпатья. На официальном уровне в адрес нынешнего руководства Украины уже высказывались протесты против политики украинизации, жертвой которой является венгерское меньшинство.

Известно также, что территориальные претензии в отношении других западных и юго-западных регионов нынешней Украины предъявляют и другие государства-члены ЕС. Наибольшую известность приобрела проблема острова Змеиный, на который претендует Румыния. Но этими претензиями территориальные споры с Украиной не исчерпываются и у той же Румынии, не говоря уже о других соседних странах к западу от Карпат.

Не вызывает сомнений, что углубляющийся кризис украинской государственности приведет к росту территориальных претензий с их стороны. И что Украине уже сегодня угрожает территориальное расчленение – причем не со стороны «плохой» Москвы, а со стороны «хороших» соседей-членов ЕС.

И здесь позволим себе маленькое допущение. Почему бы наряду с нашумевшим «планом Збруч» (Збруч – река, по которой проходила граница между СССР и Польшей в 1920-1939 гг.), по которому западноукраинские области заявляют о выходе из Украины и создают Западноукраинскую республику, не допустить существование «план Мукачево»? Суть которого – содействовать справедливой борьбе русинов Закарпатья за свою автономию, а затем, с помощью США, поделить Закарпатье в соответствии с этнографическими границами? К примеру, между Венгрией и Чехией.

Сразу оговоримся, что это допущение, не подкрепленное (по крайней мере, на сегодняшний день) фактами. Но не лишенное логических оснований.

Повторим свою мысль: будущее Подкарпатской Руси сегодня больше зависит от Киева, чем от Мукачева. Если у Киева достанет исторической мудрости (в чем он до сего дня ни разу не преуспел) пойти навстречу справедливым и весьма умеренным требованиям русинов Закарпатья, проблема будет решена. В противном же случае исход может быть совсем иным, а на репрессии киевских властей русины ответят радикализацией своего протеста.
______________________
Эдуард Попов - директор Центра украинистики Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону)

Источник: Интернет-газета «Столетие»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору