Информационно-аналитическое издание

Румынские аппетиты на Украину

Румынские аппетиты на Украину
Версия для печатиВерсия для печати

Построение Великой Румынии остаётся геополитической мечтой Бухареста на протяжении всего периода украинской самостийности. На данном этапе румынская элита занимается идеологической мобилизацией своих граждан и обработкой международного общественного мнения в этом вопросе.

Так, страничка виртуального музея Великой Румынии, он же Виртуальный музей Унири (Униря, то есть объединение, – так румыны называют поглощение Буковины, Бессарабии и части Молдавии в 1918 г.) имеет румыноязычную и англоязычную версии. Русскоязычной и украиноязычной версий пока нет. Бухарест пока не хочет дипломатических скандалов, которые могут негативно отразиться на темпах продвижения великорумынской идеи в массы. Но появление русскоязычных и украиноязычной пропаганды Великой Румынии наверняка лишь вопрос времени.

Музей Унири финансируется Министерством культуры и национальных идентичностей Румынии и является частью государственной программы, координируемой Национальным музеем истории Румынии. Партнёрами Музея Унири выступают Национальный архив Румынии, Совет по изучению архивов службы безопасности, около десятка СМИ (радио «Румыния» и др.), а также около десятка региональных музеев.

Румыния находится сейчас на стадии обоснования исторических прав на обладание Северной Буковиной и Бессарбией, поэтому Музей Унири рассказывает о «несправедливом» присоединение этих земель к советской Украине и восхваляет лидеров местного прорумынского движения начала ХХ века. В научно-исторический оборот заново введены термины начала ХХ ввека: «Ромыния интегрита» (România întegritã) и «Ромыния реинтегрита» (România reîntergitã) – территориально целостная Румыния и Румыния, восстановившая территориальную целостность (с Буковиной и Бессарабией в своём составе).

Здесь Украина сама предоставляет бухарестской пропаганде богатый предметный материал. Например, Ион Нистор, делегат от Буковины в правительстве премьер-министра Ионела Брэтиану (одного из авторов идеи Великой Румынии) и секретарь по вопросам национальных меньшинств, обосновывал право Румынии на Буковину тем, что украинцев здесь раньше не было, они появились как выдумка австрийцев после 1848 года.

Надо признать, что исторически Нистор был прав. Как раз после венгерской революции 1848 года австрийцы, опасаясь влияния России, принялись особое внимание уделять «украинскому вопросу». Взращивая отдельную украинскую национальность, Вена намеревалась применять её для противодействия национальной идее поляков и венгров, находившихся в составе империи Габсбургов, а также против тяготевшего к России русинского движения на Буковине и Галичине.

Буковинская Русь, Галицкая Русь объявлялись местом жительства украинцев как отдельного от русских народа. Те, кто утверждал обратное, преследовались. Так, автор детского журнала «Веночек» Григорий Купчанко вынужден был скрываться от австрийских властей из-за того, что напоминал читателем, что буковинцы – тоже русские. «Мои милые русски деточки», – обращался Купчанко к юным читателям. Конечно, буковинская русскость – не такая, как у жителя средней полосы России, Белоруссии или Урала, но она была западным ответвлением общерусского корня.

Самостийная Украина, отрёкшись от имени Малороссия и отрицая принадлежность населения Украины к русскому древу, просто облегчает румынам их пропагандистскую работу. Раз сам Киев утверждает, что на Буковине живут украинцы, а авторитетные идеологи Великой Румынии вроде Иона Нистора говорят, что украинцы тут появились по воле австрийского монарха только после 1848 года, значит, исторически Буковина – это Румыния, но никак не Украина.

Конечно, в ХХI в. Бухарест говорит о Великой Румынии не так, как он это делал в XIX в. Сегодня Бухаресту выгодно поддерживать украинский национализм (румыны делали это с начала 1900-х), чтобы не дать населению Украины ощутить культурное и политическое единство с русским народом и Россией. Иначе  прощай, Великая Румыния! Ведь в союзе с Москвой Украине не страшны никакие внешние враги, а наедине с Румынией Украина – лёгкая добыча. Бухарест продемонстрировал это в 2009 году, без труда выиграв у Киева территориальный спор в Международном суде ООН о принадлежности шельфа у острова Змеиный.

Геополитические интересы современной Румынии такие же, что и 100-200 лет назад: добиться регионального лидерства в Юго-Восточной Европе, от Балкан до Днестра, и превратить Чёрное море в «румынское озеро» (lac românesc), то есть достичь непререкаемого военно-политического и культурного влияния в Черноморском регионе.

Для того чтобы собраться с духом, румыны активно пропагандируют свою принадлежность к латинской цивилизации и истории Древнего Рима, пренебрегая фактами. Румыны – потомки даков, а даки были уничтожены римлянами. Так что римляне для румын, скорее, оккупанты. Идеологический сплав «дакизма» и «латнинизма», по замыслу Бухареста, должен укрепить национальную гордость румынского народа для грядущего осуществления идеи Великой Румынии.

Румыния – не первая, кто так поступает. В фашистской Италии тоже ссылались на древнеримское наследие, ввели обязательное изучение латыни в школах, а римское приветствие (вытянутая вперёд правая рука) сделали фашистским приветствием.

Увлечение приверженцев Великой Румынии Древним Римом неизбежно приводит к увлечению историей древнеримского господства с точки зрения геополитики. Желание сделать Чёрное море «румынским озером» скопировано с римского mare internum (внутреннее море) – так римляне называли Средиземное море. Второе название – mare nostrum (наше море).

Румынские авторы периодически используют эти словосочетания для обозначения планов Бухареста относительно Чёрного моря, повторяя, что Порт Эвксинский (древнегреческое название Чёрного моря) был некогда римским морем. А теперь им должны владеть румыны как наследники римлян.

Румынские аналитики подчёркивают стратегическое значение для сдерживания России балто-черноморского «помоста» (румыны называют его континентальным фасадом) – пространства от Балтики до Чёрного моря. Чтобы «помост» стал эффективным буфером между Россией и Европой, Бухаресту необходимо обеспечить предсказуемость политических процессов в условном четырёхугольнике Рим – Варшава – Одесса – Афины. Иногда эта конфигурация обозначается как Средиземноморье – Балтика – Чёрное море – Эгейское море. Добиться этого Бухарест надеется в союзе США, ЕС и НАТО.

Бессарабия и Буковина находятся как раз внутри этой фигуры. Контроль над ними усилит позиции Румынии в Черноморском и Карпатском регионе – двух важных опорах румынского геополитического присутствия в Юго-Восточной Европе. Любые шаги, направленные на ослабление связей Киева с Москвой, – это игра на пользу Румынии. Тесное военно-политическое и культурное сотрудничество Украины и России – самый страшный для Бухареста сценарий, который поставит крест на мечтах великорумынских шовинистов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru