Информационно-аналитическое издание

Производство оранжевой политики - дело убыточное

Версия для печатиВерсия для печати

Очень долго энергетические отношения между Россией и Украиной выглядели идиллически. Цена на газ для Украины была в три раза ниже европейской, даже с учетом поправки на транспортировку. Долгое время в России сквозь пальцы смотрели на то, что Украина осуществляет несанкционированный отбор транзитного газа из своих трубопроводов и хранилищ и накапливает задолженность по оплате газа.

Политизация газовой тематики – стараниями Киева – началась как раз тогда, когда в Москве заявили о намерении убрать политическую составляющую из энергетического сотрудничества с Украиной и перейти на чисто рыночные отношения.
 
Что такое рынок, когда речь идет о газе? В отличие от нефти газ не является биржевым товаром, и цена на него определяется специальными соглашениями между продавцами и покупателями. На практике цена на газ находится в прямой зависимости от цены на нефть, но четкой формулы этой зависимости не существует, особенно, когда цены на нефть меняются чуть ли не каждый день.
 
Поэтому в данном случае речь шла о повышении цены для Украины до европейского уровня. К этому решению пришли не сразу. Было решено, что «Газпром» должен действовать как обычный хозяйствующий субъект и в первую очередь стремиться к максимизации прибыли и увеличению своей стоимости для акционеров. Всем потребителям российского газа было объявлено о переходе на европейскую цену. Эта информация была доведена и до сведения оранжевого руководства Украины. С той поры, а именно с 2005 года, и берут свой отсчет российско-украинские газовые войны,  очередная из которых разворачивается на наших глазах.
 
У Украины в этих войнах есть свои козыри. В 90-е гг. для российского газа вообще не было другого пути в Европу, кроме как через украинскую территорию. В 1999 г. в обход Украины был проложен газопровод Ямал - Европа, но его пропускная способность не позволила переключить туда все российские экспортные потоки, и транзитная зависимость от Украины хоть и ослабла, но сохранилась. Поэтому на каждое российское повышение цен на газ украинская сторона отвечает повышением ставки транзита. В идеале украинскому руководству, конечно, хотелось бы полностью компенсировать стоимость газа для себя стоимостью транзита в Европу, но так как это нереально и только толкает Россию на строительство альтернативных маршрутов, то целью ставится хотя бы максимальное уменьшение разницы между той суммой, которую Украина платит России, и той, которая «наоборот».
 
Рассчитываться за газ по-серьёзному Украина начала как раз после запуска Россией в эксплуатацию газопровода через Белоруссию, во время премьерства Виктора Ющенко. Тогда Вооруженным Силам РФ были переданы остававшиеся на Украине стратегические бомбардировщики Ту-160 и крылатые ракеты Х-55. За это Украине было списано $285 млн. долга. Однако проблема несанкционированного отъёма газа продолжала существовать, ибо в этом отъёме были заинтересованы слишком уважаемые люди, умеющие постоять за свои интересы на любом уровне. Поэтому европейцы нередко недополучали законтрактованные объемы российского газа, это вызывало в Европе шум и возмущение, но предъявить серьёзные претензии Украине было затруднительно: могли истолковать как потакание российским имперским амбициям.
 
Однако решать проблему как-то было надо. Так родилась идея создания международного консорциума по управлению и развитию украинской газотранспортной системы. Идея была предложена В. Путиным Л. Кучме в июне 2002 г., и по замыслу российской стороны, в число учредителей должны были войти Украина и Россия. Взамен допуска России к управлению украинской трубой цена на газ для Украины должна была, естественно, снизиться. Обсуждались и варианты привлечения в консорциум европейских стран, прежде всего Германии.
 
Совместное управление украинскими трубопроводами было призвано гармонизировать интересы всех участников энергетического сотрудничества, которые при этом брали на себя обязательства инвестировать в расширение газотранспортных мощностей на Украине, например, построить трубопровод Богородчаны – Ужгород. В январе 2003 г. консорциум был зарегистрирован как юридическое лицо, в котором России и Украине принадлежало по 50% акций. Однако переговоры по передаче в собственность консорциума украинской газотранспортной системы затянулись, а после победы оранжевых и вовсе сошли на нет.
 
Это было как раз то время, когда разгорался грандиозный скандал с пропажей 7,6 млрд. м3 российского газа, закачанного в украинские газохранилища в период с октября 2004 по март 2005гг. То есть пока вся страна была на Майдане, кто-то под шумок самым натуральным образом этот газ спёр. И тут даже непонятно, кого винить – Ющенко или Кучму. К тому же эксперты «Нафтогаза» сказали, что пропавший газ использовался для поддержания в рабочем состоянии украинских хранилищ, да и вышел весь. Так что извиняйте, хлопцы. Извинили. А куда деваться? Часть зачли, часть списали, но на будущее выводы сделали.
 
Позиция Украины по консорциуму и воровство газа постепенно подтолкнули Москву к мысли, что надо полностью переходить на рыночные рельсы. А если у кого и были на этот счет сомнения, то требование Украины повысить ставку транзита на 2006 год развеяло их окончательно и бесповоротно.
 
Началась первая газовая война. Новый год участники переговоров встречали в офисе «Газпрома», а 1 января на глазах у тележурналистов на границе с Украиной были торжественно закручены газовые вентили, и Украина перестала получать российский газ. Опять началось воровство из транзитных потоков, и в результате новый договор всё-таки был подписан. По этому договору в газовой торговле между Россией и Украиной появился посредник, компания «РосУкрЭнерго», 50% которой принадлежит «Газпромбанку», а еще 50% - австрийской компании Raiffeisen Investment AG, за которой прослеживаются интересы украинских газовых баронов.
 
Согласно договору, «Газпром» должен был поставлять «РосУкрЭнерго» газ по $230 за 1.000 м3, «РосУкрЭнерго» смешивал его с дешёвым туркменским, узбекским и казахским газом и продавал получившийся коктейль Украине по $95. Ставка транзита при этом была поднята с $1,09 до $1,6 за 1.000 м3на 100 км. Верховная Рада посчитала условия договора грабительскими для Украины, и это привело к падению правительства Ю.Еханурова. Не последнюю роль в тогдашних событиях сыграл Блок Юлии Тимошенко, которую когда-то называли «газовой принцессой» и которую «РосУкрЭнерго» просто выбросило из газового бизнеса. А соратник Юлии Тимошенко по партии Александр Турчинов, бывший директор СБУ, выступил тогда с заявлением о том, что в числе бенефициаров «РосУкрЭнерго» фигурирует криминальный авторитет Семён Могилевич.
 
С тех пор налет скандальности уже не покидал тему энергетической политики Украины. При этом противоречия между Россией и Украиной зачастую вытесняются на задний план склоками в самой украинской верхушке. Сейчас газ для Украины стоит $179,5, и ведутся разговоры о дальнейшем повышении этой цены. Все, даже президент Ющенко, согласны с тем, что рыночная цена – это справедливо, и разговор идет лишь о длительности переходного периода, который необходим Украине для адаптации к новым реалиям. Но от признания чего-то на словах до выполнения этого же на деле иногда бывает очень далеко.
 
20 ноября Д. Медведев на встрече с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером поинтересовался, как идёт процесс выплаты Украиной долга за поставленный газ в размере $2-2,4 млрд., и рекомендовал ему использовать для решения вопроса все рычаги, в том числе принудительные. 4 декабря В. Путин во время своей прямой линии с народом по-украински спросил у соседских руководителей, не зъехали ли они с глузду. Украина всё валит на «РосУкрЭнерго», Ющенко на Тимошенко, а свирепеющий финансовый кризис оставляет всё меньше надежд на погашение или рефинансирование задолженности. Украине реально светит государственный дефолт. Кто будет оплачивать отопительный сезон  этой зимой?
 
Любая власть, желающая сохранить какую-то народную поддержку, должна обеспечить народу хотя бы минимальные возможности для выживания. Тепло в доме и является таким минимумом - без него зимой можно элементарно замерзнуть. Сама украинская власть, как выясняется, обеспечить это тепло не в состоянии. И среди внешних сил, заинтересованных в оранжевой политике, пока не видно таких, кто бы выразил желание заплатить за газ для Украины из своего кармана. А если те, кто заинтересован в чём-то, не готовы платить за это «что-то» рыночную цену, то производство этого «чего-то» является убыточным.
 
В данном случае убыточным является производство оранжевой политики.
 
Готова ли Россия и дальше покрывать убытки Ющенко?
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору