Информационно-аналитическое издание

Про хату не с краю: простые герои Одессы

Максим Тихончук, Катя Ной, Юлия Никитина
Версия для печатиВерсия для печати

Практически одновременно стало известно о награждении орденом Мужества 11-летнего Алексея Мартыненко, погибшего при спасении девочек при пожаре, случившемся 23 июля в детском палаточном лагере на турбазе «Холдоми» в Хабаровском крае и о заселении первой после пожара смены в одесском лагере «Виктория». Когда происходят пожары в детских лагерях, призванных быть оздоровительными, разум отказывается принимать жуткую реальность происходящего. Особенно когда в результате небрежности, элементарного разгильдяйства и откровенной бессовестности взрослых гибнут дети.

Пожар в лагере «Виктория»

Пожар, унесший жизни трёх девочек из танцевального коллектива «Адель», произошёл в лагере «Виктория» в сентябре 2017 года. Пока взрослые метались в панике, а пожарные искали воду, из пылающих деревянных корпусов полусонных детей спасали одесские подростки. Юная танцовщица, 16-летняя Екатерина Ной вывела и вынесла из огня восемь маленьких девочек. При этом сама она получила ожоги ног и дыхательных путей, в результате оказалась в реанимации. 13-летний Максим Тихончук спас 15 детей, если не больше – считать было некогда. Парень находился в соседнем корпусе и быстроте его реакции следует поучиться многим взрослым. Конечно, этих детей – настоящих героев – наградили. Но не украинскими аналогами ордена Мужества, а скромными медалями «За спасение жизни». Тихо, без особой огласки и вдали от журналистских камер. Да и о самом их подвиге на Украине практически неизвестно.

Максим Тихончук с мамой

Катя Ной

В том пожаре погибли 8-летняя София Мазур, 9-летняя Настя Кулинич и 12-летняя Снежана Арпентий. Все они – участницы танцевального коллектива «Адель», и отдых в лагере «Виктория», к слову, самом лучшем в Одессе, был наградой за победу в очередном конкурсе. Трудно даже себе представить, что пришлось пережить их родителям. Сначала девочек признали пропавшими, их искали несколько дней в окрестностях лагеря. То и дело СМИ сообщали, что где-то видели каких-то девочек, испуганных и испачканных сажей. Но надежда оказалась ложной, когда на пожарище нашли их обугленные останки. Для того чтобы определить где кто, понадобилась генетическая экспертиза. Хоронили детей в закрытых гробах. Потом эксперты заявили о том, что могли перепутать останки. Провели эксгумацию. По украинским законам для этого не требуется согласие родственников. Оказалось, что ничего не перепутали – все на своем месте. Детей вновь похоронили. Потом пожарные эксперты заявили об обнаружении ещё каких-то останков…

Это не бесчеловечная фантасмагория, а украинские реалии. И не только странная работа экспертов в этой истории вызывает подозрение. Пожар в лагере «Виктория» случился ночью, а утром хорошо организованные и заранее привезённые в Одессу националисты уже штурмовали мэрию. В связи с этим по городу поползли слухи, что это они и подожгли детский лагерь. На ужасающей трагедии поспешили заработать баллы украинские партии и общественные движения. Например, сторонники Саакашвили тут же прибыли с палатками под мэрию, собираясь организовать нечто вроде «майдана», но одесситы прогнали их с позором.

В чём была причина пожара, неизвестно до сих пор. Виновных тоже нет. Под арестом в СИЗО продолжает находиться директор лагеря, но ему инкриминируют только экономические преступления. Похоже, следствие увязло в политическом шуме, поднятом «патриотическими» политиканами сразу же после трагедии. Они цинично использовали пожар в лагере «Виктория» и детские смерти для очередной попытки сместить градоначальника Одессы Труханова. Скажем сразу, им это не удалось.

Конечно же, в лагере были вожатые, воспитатели, среди них – даже ответственная за пожарную безопасность. Её тоже попытались судить. Но «патриоты» буквально отбили девушку, объявив ее «стрелочницей». Не привлечены к ответственности ни сотрудники службы чрезвычайных ситуаций, ни чиновники городского отдела по образованию. Все они отделались лёгким испугом, только некоторые лишились должностей. И то без особого ущерба.

Напомним, что лагерь «Виктория» – самый лучший в Одессе, он на особом счету у городских властей, расположен в элитном микрорайоне Дача Ковалевского, у самого моря. Здесь действительно были очень хорошие условия. Но и проблемы с пожарной безопасностью. Её никто не проверял. Вот и оказался пустым пожарный резервуар, а сигнализация неисправной – срабатывала по нескольку раз на день, поэтому её и вовсе отключили…

Для того чтобы вновь открыть лагерь, городские власти использовали… военное положение, введённое в регионе Порошенко на излёте его президентского срока. Каменные корпуса открыли для резервистов. Ну и спустя полгода в них же заселили первую детскую смену. Конечно же, на новое открытие скандального лагеря нагрянули журналисты. Их интересовала пожарная безопасность. И оказалось, что сотрудники вновь не имеют о ней никакого понятия. Зато хорошо подготовились дети. Шестнадцатилетний Саша Стоянов, например, так ответил корреспонденту одного из городских изданий на вопрос, что надо делать, если произойдет пожар: «Быстро взять из тех комнат, которые еще не горят, простыни, некоторые из них связать, чтобы до земли могли достать, а остальные просто потом растянуть, чтобы дети на них из окон прыгнули». Может, в нынешней смене дети пожарных? Однако, похоже, вся «взрослая» надежда на противогазы, которые теперь есть в каждой комнате. Но вездесущие журналисты по маркировке определили, что от угарного газа они не спасут. Да и надевать их детей никто не обучил.

Детский танцевальный коллектив «Адель» не пережил трагедию – он распался, руководитель отправилась на заработки за границу. И её следы теряются на просторах Евросоюза. Родители же продолжают свое сражение за правду. За два года судебных заседаний их пытались перессорить, обвинить в каких-то махинациях, были и до боли знакомые аргументы типа «сами себя сожгли». Якобы они настаивали на размещении детей именно в деревянных корпусах – вот теперь сами и виноваты в пожаре…

Нет, в этих корпусах теперь никого не селят. И вряд ли вообще поселят когда-либо. Скорее всего, их снесут, когда закончатся следственные мероприятия. Да, они продолжаются, несмотря на то что лагерь уже открыт. Злополучные домики огорожены, их охраняют. Только следователей и экспертов здесь давно никто не видел.

Конечно же, после пожара в детском лагере «Виктория» прошли повальные проверки не только детских учреждений. Ведь если в самом-самом лучшем учреждении стала возможной подобная жуткая трагедия, то что говорить об обычных школах, поликлиниках, домах престарелых…

Пожар в одесской психиатрической больнице №1

Но прошло время, и украинские реалии, а вместе с ними вопиющие безалаберность и безответственность вернулись на свои места. 16 апреля 2019 года в первый раз горела одесская психиатрическая больница №1, расположенная на Слободке. Сегодня она гордо именуется «Центром психического здоровья», но изменилось только название. Следующий пожар, случившийся 10 июня, унес жизни шести человек, среди которых медсестра Юлия Никитина. Эта простая женщина ценой собственной жизни вытащила из огня на простынях и одеялах 52 пациента. По данным следствия, причина обоих пожаров – поджог.

Юлия Никитина

В ночь на 17 августа пожар унес девять жизней постояльцев одесского отеля «Токио Стар». Нет, к Японии и ее звездам это заведение не имеет никакого отношения. Отель был дешёвым. Даже очень дешёвым. И располагался в бывшем помещении … трамвайного депо. Кто до такого додумался – известно. Владелец и несостоявшийся политик местного уровня Вадим Чёрный задержан и дает показания. Но как удалось получить разрешение на подобную «экзотику», ещё предстоит разобраться следствию. Надеемся, на этот раз виновные будут всё же наказаны.

Пожар в отеле «Токио Стар»

И вновь мы становимся свидетелями героического поведения простого одессита. Пока чиновники определялись, что делать с уцелевшими постояльцами, 45-летний Виталий Донкоглов просто взял и повёл их к себе домой – живет рядом. Кормил, поил чаем, укладывал спать. Сколько именно человек побывало в его квартире, он не считал. Журналисты говорят, что 20. Причем Виталий даже не пронимает, почему к нему такое внимание – шёл домой, увидел пожар, женщины, дети на улице, перепуганные все, взял и повёл к себе, что тут такого, недоумевает он…

Когда знаешь про таких светлых людей, как Леша Мартыненко, Юлия Никитина, Катя Ной, Максим Тихончук или Виталий Донголов на фоне ужасающих украинских реалий, возникает стойкая уверенность в том, что для нас не всё еще потеряно, потому что не все нормальные люди выехали из страны. И да, вспоминается о том, что в жизни всегда есть место подвигу. Следовательно, можно быть уверенными, что рано или поздно, но жизнь войдет в нормальное русло, покинув берега свидомости с их парадигмой «моя хата с краю, ничего не знаю»… 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru