Информационно-аналитическое издание

Приднестровские ориентиры Украины

Версия для печатиВерсия для печати

25-26 ноября в Киеве прошёл очередной раунд переговоров по приднестровскому урегулированию в формате «5+2», который Украина принимала в статусе председателя ОБСЕ. Саммит в Вильнюсе задаст тон обсуждению приднестровского вопроса на заседании глав МИД стран-участниц ОБСЕ 5-6 декабря, который также состоится в Киеве. А приправу обеспечит, по всей видимости, госсекретарь США Джон Керри в ходе визита на следующей неделе в Молдову. Как известно, его визит в Киев на 5-6 декабря был отменен из-за разочарования США решением Украины приостановить процесс подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС в Вильнюсе.

Но уже сейчас, не дожидаясь результатов всех этих встреч, можно констатировать, что 2013 год, как год председательства Украины в ОБСЕ, не стал периодом стабильности и прогресса в переговорном процессе между Тирасполем и Кишинёвом по «третьей корзине» (политические и статусные вопросы), скорее наоборот. Хотя по другим вопросам, по оценкам политического представителя Приднестровья Нины Штански, «украинское председательство в этом году удерживало переговорный процесс в условиях, когда достаточно длительное время Молдова находилась в состоянии внутриполитического кризиса и переговоры несколько раз были на волоске от срыва».

* * *

При первом приближении к приднестровской переговорной модели «5+2» создаётся впечатление, что Киев изо всех сил стремится наладить переговорный процесс между сторонами затяжного конфликта. Украинские представители регулярно встречаются с руководством Молдовы и Приднестровья, организовывают переговоры в формате «5+2», выступают с обнадёживающими заявлениями о разработке дорожной карты урегулирования. Но на практике наладить системный диалог между конфликтующими сторонами так и не удалось.

В защиту Украины можно сказать, что она не имеет за плечами опыта развязки подобных «проблемных узлов», ведь даже ведущие государства мира научились преимущественно «замораживать» такие конфликты с помощью комбинирования штыков и дипломатии. Но основной причиной отсутствия у Украины позитивных результатов в приднестровском урегулировании видится другое. Дело в том, что Украина рассматривает приднестровский конфликт скорее не как проблему, требующую решения, а как аргумент в отношениях с Россией и повод доказать свою преданность Евросоюзу. При этом соображения национальной безопасности и положение более 80 тысяч украинских граждан в непризнанной республике в расчёт, похоже, почти не принимаются.

Впрочем, учитывая нынешнее состояние дел внутри и вокруг Украины, порой представляется, что значительным вкладом Киева в сохранение мира и стабильности на Днестре было бы… бездействие, чем активное пособничество Кишинёву.

Не мешая России осуществлять транзит гуманитарных грузов и военной техники для миротворцев, Украина помогла бы сохранить в регионе статус-кво, который в последнее время подвергается серьёзным испытаниям на прочность со стороны молдавских прозападных властей, подстрекаемых Бухарестом и Брюсселем. А главное, Украина бы тем самым значительно обезопасила себя от румынской экспансии, для которой основным сдерживающим фактором является дислоцирование Оперативной группировки российских войск и миротворческого контингента на левом берегу Днестра.

В геополитическую схватку за Восточную Европу активно включился Брюссель, планомерно втягивая Украину с Молдовой в свои интеграционные объединения и программы партнёрства. Вот и на Днестре главным источником повышения градуса конфликтности за последний год стал предстоящий саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе, на котором Евросоюз рассчитывает парафировать соглашения с Молдовой и Грузией, а до недавнего времени планировалось и подписание Соглашения об ассоциации с Украиной.

Вхождение Молдавии (и Украины) в ЗСТ с ЕС таит в себе реальную опасность установления экономической блокады Приднестровья, ориентированного на Россию и евразийский интеграционный проект. Поэтому риск оказаться в тисках новоявленных ассоциантов не мог не волновать Тирасполь.

В ходе киевского раунда переговоров Нина Штански отметила, что рассмотрение вопросов формирования зоны свободной торговли (ЗСТ) Молдавии с Европейским союзом в рамках формата "5+2" неприемлемо. "Во-первых, процесс интеграции Республики Молдова с Европейским союзом – это исключительно суверенное дело Республики Молдова. Оно никоим образом не касается приднестровско-молдавских отношений и, более того, не является частью нашего переговорного пространства", - подчеркнула Штански.

* * *

В положении «осаждённой крепости» ПМР оказывалась неоднократно. К примеру, таможенная блокада Приднестровья Украиной осуществляется с 2006 г. по инициативе «оранжевого» президента Виктора Ющенко. Тогда на границу с Приднестровьем была введена миссия ЕС по оказанию приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM), специально созданная в ответ на совместное обращение президентов двух стран. Причём Виктор Янукович, сменивший Ющенко на президентском посту, не разблокировал границу, а миссия EUBAM продолжила свою работу. Но сейчас Киев решил пойти ещё дальше.

В свете приближения Вильнюсской встречи и, очевидно, с подачи Европейского союза Украина стала открыто помогать Молдове вести блокаду непокорного региона. Конечная цель этого вполне ясна: заставить Россию отказаться от миротворческой миссии и поддержки ПМР и вынудить самопровозглашённую республику вернуться в пределы Республики Молдова, а в перспективе стать частью «Великой Румынии».

В мае с.г. помощник министра обороны России генерал-полковник Валерий Евневич заявил, что Украина препятствует вещевому и продовольственному снабжению российского миротворческого контингента в ПМР через свою территорию, в результате чего миротворцы оказались в транспортной блокаде. Реагируя на обвинения, Киев тогда официально сослался на необходимость предварительного согласования транзита грузов с Кишинёвом, и тема ненадолго утихла. А в конце июля в СМИ появилась информация о намерении России перебросить в Приднестровье боевые вертолёты для патрулирования зоны безопасности конфликта. В свою очередь, Украина отказалась предоставить воздушный коридор для транспортировки вертолётов под прежним предлогом – отсутствия согласия Молдовы.

Между тем чинимые Киевом препятствия в снабжении российских миротворцев продовольствием и военной техникой являются контрпродуктивными с точки зрения самой национальной безопасности Украины, не говоря уже о безопасности её граждан в ПМР.

Стоит напомнить, что в конце июня парламент Республики Молдова ратифицировал новый договор о военном сотрудничестве с натовской Румынией, который, по мнению многих экспертов, закладывает правовую основу для бессрочного пребывания румынских войск на территории Молдовы. В частности, документ предусматривает создание сторонами «совместных военных инфраструктур», «организацию совместного командования на оперативном и территориальном уровнях и соответствующей работы генеральных штабов» и «использование воздушного пространства стран на время совместных учений».

На всё это Украина отвечает давлением на российские военно-миротворческие силы, которые остаются единственным реальным гарантом мира и безопасности в Приднестровье. Чем при этом руководствуются в Киеве, – стремлением ублажить Евросоюз или надавить на болевую точку России, – ответить трудно. Наверное, принимаются во внимание оба мотива, учитывая их взаимосвязь. Не исключено, что на решительность действий Украины повлиял и сигнал с Капитолийского холма. Как раз в середине июля конгресс США выступил в поддержку Декларации парламента Молдовы о текущем состоянии процесса урегулирования приднестровского конфликта, а заодно осудил «Закон о государственной границе ПМР» и призвал вывести российских миротворцев из Приднестровья.

* * *

Нагнетать напряжённость на границе начала Молдова. Во второй половине октября она в одностороннем порядке открыла 6 миграционных постов на административной границе с Приднестровьем, которые официально назывались территориальными офисами Бюро по миграции и убежищу РМ. Данный шаг стал частью выполнения Плана действий по либерализации визового режима между РМ и Евросоюзом, за что Кишинёв уже получил поощрительный «пряник» от Брюсселя. В частности, президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил о выполнении Молдовой требований для визовой либерализации с ЕС и пообещал в ближайшее время предложить Совету ЕС снять визовые требования для граждан этой страны.

Развёртывание пограничной инфраструктуры Молдовы в зоне безопасности конфликта вызвало большую тревогу на левом берегу Днестра, но она многократно усилилась после появления информации о грядущих переменах на украинских рубежах ПМР. Как стало известно, в декабре с.г. Украина и Молдова планируют подписать межправительственное соглашение о совместных пограничных «контактных пунктах» на молдавско-украинской границе. В частности, договорённость предусматривает установку пограничных столбов и этих самых контактных пунктов вдоль границы Украины с Приднестровьем до конца текущего года. Это фактически означает, что непризнанное государство будет полностью окольцовано пограничной системой Молдовы.

Лишь одни эти намерения повышают конфликтогенность в регионе и только запутывают клубок взаимных противоречий. Поэтому вряд ли участие Украины в таких манёврах укрепит её репутацию как страны-гаранта в приднестровском переговорном процессе. К тому же не будем забывать, что, подыгрывая Молдове и исполняя директивы Евросоюза в призрачной надежде на упрощение визового режима, Украина обрекает на трудности более 80 тысяч своих граждан на левом берегу Днестра.

Неудивительно, что процесс подозрительного развёртывания пограничной инфраструктуры вокруг Приднестровья финансируется Брюсселем в рамках вышеупомянутой миссии EUBAM. Маловероятно, что Евросоюз взволнован самим фактом сепаратизма на узкой полоске по левую сторону Днестра. Скорее, ему просто мешает Приднестровье как геополитический форпост России, укрепленный её миротворческим контингентом. Форпост, который всё ещё не даёт Молдове окончательно раствориться в объятиях Евросоюза, НАТО и «Великой Румынии».

* * *

На фоне роста напряжённости на приднестровском «фронте» информационный резонанс вызвало намерение Украины открыть консульство в Тирасполе, официально озвученное главой внешнеполитического ведомства страны Л. Кожарой. Можно только предполагать, что действительно подвигло Киев на такую инициативу – желание сбалансировать влияние России в регионе, оказать реальную поддержку своим гражданам или сымитировать оную. Тем не менее просьба Украины встретила решительный отказ Кишинёва, как и неоднократные запросы Российской Федерации об открытии генерального консульства в столице ПМР.

Некоторые фантазёры разглядели в заявке Киева на открытие консульства часть некоего грандиозного многоходового плана по присоединению Приднестровья к Украине.

* * *

Тактика «малых шагов» по приднестровскому вопросу на киевском раунде переговоров 25-26 ноября позволила решить ряд вопросов. В частности, были подписаны протокольные решения о достигнутых договоренностях по некоторым вопросам пенсионного и социального обеспечения, свободы передвижения населения, по реализации проекта реконструкции очистных сооружений в г. Дубоссары и коллекторной системы г. Криуляны. Была принята инициатива о проработке предложения по созданию особого торгового режима, приемлемого для обеих сторон.

После ратификации Молдовой Соглашения об ассоциации с ЕС в Вильнюсе решение именно этих вопросов с новой силой актуализирует как «третью корзину» приднестровского урегулирования, так и румынский проект «восстановления страны». 

Фото: Русский мир Запорожья

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru