Информационно-аналитическое издание

Приближая Победу: укрощение милитаристской Японии

Cоветские плакаты 1945 года, выпущенные по случаю победы над милитаристской Японией
Версия для печатиВерсия для печати

Японию, в отличие от прочих континентов и островов, миру довелось открывать дважды. Сначала в 1542 году это сделали португальцы, в 1580 году – испанцы. На дворе стояла тогда эпоха «Великих географических открытий», каковым термином стыдливо прикрывалась политика морских держав по захвату «ничейных» территорий. Раздел мира между ними был оформлен сначала Тордесильясским договором 1494 года, по которому моря и земли в этой части планеты отходили к королевству Португалии. По более позднему Сарагосскому договору 1529 года японские острова испанцам и португальцам уже предстояло делить.

Однако с делёжкой Японии у колонизаторов не сложилось. Они встретили здесь довольно развитую империю, хотя и перманентно сотрясаемую междоусобицами самурайских родов. Проникновение европейцев произошло в сравнительно благожелательный для них период сёгуната Муромати (сёгун – фактический правитель страны под эгидой императора). Тем не менее «окном в Европу» практически оставался один-единственный, самый южный порт Японии Нагасаки.

Насыпной остров Дэдзима в бухте города Нагасаки – место первого проникновения европейцев в Японию

Насыпной остров Дэдзима в бухте города Нагасаки – место первого проникновения европейцев в Японию

В это «окно», куда «цивилизованный мир» впоследствии швырнул одну из самых разрушительных в истории бомб, следом за португальцами и испанцами (католиками) пролезли также англичане и голландцы (протестанты). В раздор между ними внесли свою лепту иезуиты и протестантские миссионеры. В итоге из Нагасаки всех европейцев выдворили на насыпной остров Дэдзима. Далее принявший на себя всю полноту власти сёгунат Токугава во главе с принцем Минамото ввёл политику сако́ку (буквально «страна на цепи») – самоизоляции Японии. На два столетия - с 1641 по 1853 год страна закрылась от внешнего мира.

«Чёрные корабли» эскадры коммодора Мэттью Перри, под угрозой применения военной силы вторично «открывшие» Японию миру на беду.

Вторично Японию открыли (вернее, вскрыли, как банку) американцы, пославшие к островам эскадру под командованием коммодора Мэттью Перри. Консервным ножом послужили его куробуне – «чёрные» (т. е. пускавшие дым) корабли, палившие из новейших громадных орудий Пексана. Итогом применения этой «дипломатии канонерок» стало подписание в селе Йокогама, неподалёку от городка Канагава (территория современного Токио), т. н. договора 31 марта 1854 года «о мире и дружбе между Японией и США». Французы и англичане воспользовались прецедентом и заключили свои соглашения, аналогичные Канагавскому. Это и положило конец политической изоляции Японии.

Россия отнюдь не проспала «второго открытия Японии»: в городе Симода на острове Хонсю 26 января (по старому стилю) 1855 года между руководителем русской дипломатической миссии вице-адмиралом Е.В. Путятиным и представителем японских властей Тосиакирой Кавадзи был подписан Симодский трактат: «Японско-российский договор о дружбе», ставший итогом почти двухлетних переговоров. Главной его идеей было установление «постоянного мира и искренней дружбы между Россией и Японией».

Фрегат «Паллада», на котором русская дипломатическая миссия отправилась в Японию; вице-адмирал Е.В. Путятин на переговорах в Нагасаки. Японский рисунок 1853 года

Фрегат «Паллада», на котором русская дипломатическая миссия отправилась в Японию; вице-адмирал Е.В. Путятин на переговорах в Нагасаки. Японский рисунок 1853 года

В знак этой самой призрачной дружбы Россия уступала Японии острова Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи, а Сахалин был объявлен совместным, нераздельным владением двух стран. Взамен для русских кораблей открывались порты Симода, Хакодатэ, Нагасаки; устанавливался режим наибольшего благоприятствования в торговле и право открыть консульства в указанных портах.

Некая коллизия, связанная с двойственностью политики Японии, случилась тогда же: ведь уже третий год как шла пресловутая Крымская война и противники России – Великобритания и Франция, по договорам получившие доступ к японским портам, активно использовали их как плацдарм для вторжения на Курильские острова и Камчатку. Но, зла не помня, Россия по просьбе Японии в 1875 году передала ей уже все Курильские острова. При этом получив право на единоличное владение Сахалином.

Героическая оборона Петропавловска-Камчатского в августе 1854 года от действий англо-французской эскадры. Художник В.Ф. Дьяков

Героическая оборона Петропавловска-Камчатского в августе 1854 года от действий англо-французской эскадры. Художник В.Ф. Дьяков

Всё это было жестами доброй воли: если бы Российская империя была заинтересована в территориальной экспансии в этой части мира, она могла бы, напротив, предъявить свои права первооткрывателей не только на все Курилы, но и на Хоккайдо (Мацумая) – самый северный и второй по величине остров собственно Японии. Поскольку он был открыт русскими землепроходцами и внесён в «Пространное землеописание Российского государства…» 1787 года наряду с другими Курильскими островами, принадлежащими России. Никаких «японцев», кстати говоря, русские мореходы там близко не видели.

Западное влияние всегда было абсолютно дурным для Японии. Так, при «первом её открытии» в XVI веке, получив от португальцев фитильные аркебузы, японский правитель Тоётоми Хидэёси задался целью с их помощью покорить Китай и Корею. В Стране утренней свежести им была развязана семилетняя Имдинская война 1592-1598 годов. Последовало вторжение и в Китай. Однако тогда у самураев не задалось: проникнувшие в Поднебесную империю те же португальцы, испанцы и голландцы не только привезли образцы, но и наладили здесь производство огнестрельного оружия. Войска даймё (крупнейших военных феодалов), а также вако (японские пираты, ронины и контрабандисты, разорявшие берега Китая и Кореи) были разбиты и сброшены в море.

Кампаку Тоётоми Хидэёси, один из отцов японского милитаризма; справа – проникновение европейского оружия в Японию изменило характер азиатских войн. Старинные рисунки

Кампаку Тоётоми Хидэёси, один из отцов японского милитаризма; справа – проникновение европейского оружия в Японию изменило характер азиатских войн. Старинные рисунки

В новой исторической обстановке Япония вернулась к той же политике, которую она вела триста и более лет тому назад: перевооружившись благодаря «открывшим» её американцам, англичанам и французам, она

уже в 1876 году подмяла под себя Корею, навязав ей под военным давлением кабальный договор, а затем развязала войну 1894-1895 годов с империей Цин, закончившуюся для Китая унизительным Симоносекским договором. Согласно его статьям империя Цин уплачивала контрибуцию в 200 миллионов лян, отказывалась от своего влияния в Корее, передавала Японии «навечно» острова Тайвань, Пэнху и Ляодунский полуостров.

Против последнего пункта (аннексии Ляодунского полуострова), как наносящего ущерб их интересам, восстали Россия, Германия и Франция. Япония получила «компенсацию» в ещё 30 миллионов лян, а Россия – права его аренды на 25 лет.

Россией была образована здесь Квантунская область, восстановлен Порт-Артур и основан порт Дальний – конечная станция новопостроенной ею же Китайской восточной железной дороги. Япония, кстати, пользовалась им вовсю: из посетивших Дальний в 1901 году 379 коммерческих судов 292 пришли под японским флагом, 42 – под русским, 15 – под германским и 13 – под английским.

Квантунская область. Карта 1903 года

Квантунская область. Карта 1903 года

Но милитаристский зуд не оставлял самураев. Уступка Ляодунского полуострова, хотя и компенсированная контрибуцией, была резко негативно воспринята японцами. Она рассматривалась как национальное унижение. Насаждая национализм, идеи милитаризма и территориальной экспансии, правительство взвинчивало общество. Росли имперские амбиции и колониальные притязания. Что и вылилось в русско-японскую войну 1904-1905 годов, для нас весьма неуспешную.

В ней почти полностью погибли первая и вторая Тихоокеанские эскадры. После длительной, почти шестимесячной осады был сдан Порт-Артур.

Война была окончена Портсмутским мирным договором, о заключении которого через посредников запросила сама Япония. Она была крайне истощена этой «победоносной», как считали в Токио, войной. Инфляция в Стране восходящего солнца достигла 80 процентов, мобилизационный ресурс был полностью исчерпан. Россия же, как говорили в Москве, ещё и не начала воевать всерьёз: рубль обесценился лишь на 5 копеек, ресурс пополнения войск был огромен. Но в спину сражающейся армии был воткнут нож «первой русской революции»; император Николай II согласился на предложение президента США Теодора Рузвельта сесть за стол переговоров, ибо «внутреннее благосостояние важнее, чем победа».

Один из закопёрщиков русско-японской войны Теодор Рузвельт представлен американской пропагандой главным миротворцем. Слева от него русский царь Николай II, справа – император Японии Мэйдзи, внизу руководители русской и японской делегаций в Портсмуте

Один из закопёрщиков русско-японской войны Теодор Рузвельт представлен американской пропагандой главным миротворцем. Слева от него русский царь Николай II, справа – император Японии Мэйдзи, внизу руководители русской и японской делегаций в Портсмуте

Глава российской делегации С.Ю. Витте получил от царя напутствие: «ни копейки контрибуции, ни метра территории уступок». Японцам было отказано в большинстве их требований, которые простирались очень далеко. Тем не менее Портсмутский мирный договор прекратил действие

Союзного договора между Российской империей и Китаем, Русско-китайской конвенции 1898 года, дававшей России права аренды Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и Дальним, повлёк уступку половины Сахалина (к югу от 50 параллели).

Но и Япония брала по нему на себя обязательства: использование КВЖД предполагалось только для перевозки коммерческих грузов, из Манчжурии должен был осуществлён вывод японских войск, на Сахалине и Курильских островах запрещалось возводить укрепления. Но не было такого пункта упомянутого договора, который японцы бы не нарушили: войска выведены не были, на КВЖД устраивались одна за другой провокации, чуть выше 50-й параллели на Сахалине был построен мощный Котонский укрепрайон…

Пропагандистская литография времён оккупации Японией Дальнего Востока России 1918-1922 гг. Надпись гласит: «Наши войска будут атаковать с земли, воздуха и воды, и выбьют врага из Сибири»

Пропагандистская литография времён оккупации Японией Дальнего Востока России 1918-1922 гг. Надпись гласит: «Наши войска будут атаковать с земли, воздуха и воды, и выбьют врага из Сибири»

Революцию 1917 года японцы поняли, как освобождение от каких бы то ни было договорных обязательств по отношению к России. Уже в январе 1918 года японские крейсера «Ивами» и «Асахи» вошли во Владивостокский порт. В апреле произошла высадка на берег значительных контингентов японских войск. Интервенция Японии на Дальнем Востоке продолжалась до 25 октября 1922 года, дольше всех стран, в ней участвовавших. Стране Советов был причинён громадный ущерб. Часть золотого запаса России, переданная белогвардейцами японцам на хранение, бесследно исчезла.

Дипломатические и консульские отношения СССР с Японией были установлены только 20 января 1925 года. Принятой конвенцией предусматривалась эвакуация японских войск с Северного Сахалина, который был захвачен самураями под шумок Гражданской войны, подтверждены те статьи Портсмутского договора, «которые не потеряли своего значения». Советское правительство сделало при этом оговорку, что признание им Портсмутского договора не означает, что оно разделяет с царским правительством ответственность за его заключение.

Желая упрочить мир на Дальнем Востоке, правительство СССР в 1926, 1927, 1929 годах предлагало Японии заключить договор о ненападении; предложения неизменно отвергались. Мотивированный ответ был получен только в декабре 1932 года: японское правительство считало заключение такого договора «преждевременным».

Нагнетание милитаристской истерии. Японские плакаты времён Второй мировой войны

Нагнетание милитаристской истерии. Японские плакаты времён Второй мировой войны

Действительно, Япония жила в это время иным. Пришедший к власти 20 апреля 1927 года генерал барон Танака Гиити, премьер-министр и министр иностранных дел, представил вскоре документ «О программе действий в Китае», более известный как «меморандум Танака», согласно которому для достижения мирового господства Япония должна была завоевать вначале Маньчжурию и Монголию, а впоследствии и весь Китай. План этот предусматривал и войну с Советским Союзом. В меморандуме было заявлено: «В программу нашего национального развития входит необходимость вновь скрестить мечи с Россией на полях Южной Маньчжурии для овладения богатствами Северной Маньчжурии. Пока этот подводный риф (т. е. СССР) не будет взорван, мы не сможем пойти быстро вперёд по пути проникновения в Маньчжурию и Монголию».

Меморандум Танака нашёл свою реализацию в многочисленных вариантах «Плана „ОЦУ“» (захват советского Приморья, Владивостока и всего побережья, с задачей лишить Советский Союз выхода к Тихому океану), плана «Кантокуэн» (дальневосточного блицкрига, увязанного по срокам с планом «Барбаросса»), «Сибирского похода японской армии»…

Первому из них предстояло не состояться ввиду сосредоточения мощной группировки, известной под названием «Дальневосточный фронт», под командованием последовательно В.К. Блюхера, Г.М. Штерна, И.Р. Апанасенко, М.А. Пуркаева, удерживавшей японцев от совершения глупостей с 1 июля 1938 по август 1945 г. Второй развалился сам собою вслед за крахом его немецкого близнеца. Третий тоже остался на бумаге, ибо увязнувшей в войне на Тихом океане Японии было уже явно не до богатств Сибири.

Порт-Артур вновь стал нашим 22 августа 1945 года. Кадр фотохроники

Порт-Артур вновь стал нашим 22 августа 1945 года. Кадр фотохроники

Момент истины в советско-японских отношениях начал приближаться с началом советско-японской войны 8 августа 1945 года и наступил уже через 25 дней, 2 сентября, когда в 9:02 по местному времени на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе полномочным представителем советского командования генерал-лейтенантом К.Н. Деревянко был подписан, наравне с союзниками, Акт о капитуляции Японии. Он стал документальным подтверждением выполнения соглашений Ялтинской конференции 1945 года в части возвращения под суверенитет СССР Южного Сахалина и всех Курильских островов, а также района Порт-Артура в качестве совместной с Китаем военно-морской базы сроком на 30 лет.

Этот город воинской доблести был отдан братскому Китаю уже через 10 лет: в мае 1955-го последний советский солдат покинул эти дважды овеянные русской славой берега.

Заглавная иллюстрация: советские плакаты 1945 года, выпущенные по случаю победы над милитаристской Японией 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru