Информационно-аналитическое издание

Приближая Победу: подвиг доктора Синякова

Георгий Фёдорович Синяков
Версия для печатиВерсия для печати

Сотрудники медсанчасти Челябинского тракторного завода 15 лет не подозревали, что рядом с ними работает настоящий герой. Заведующий хирургическим отделением Георгий Фёдорович Синяков не только перенёс ужасы нацистского концлагеря, но и спас в нём тысячи жизней.

Известно о его подвиге стало после того, как в 1961 году «Литературная газета» опубликовала статью «Егорушка», о лётчице Анне Егоровой, в которой она поведала о докторе, спасшей её и многих других советских военнопленных в концлагере Кюстрин неподалёку от Берлина. «Я многим обязана чудесному русскому доктору Георгию Федоровичу Синякову. Это он спас меня от смерти в концлагере Кюстрин», – рассказывала Анна Александровна. Журналисты стали разыскивать родственников Синякова и вдруг выяснили, что он сам жив и работает хирургом в Челябинске. После этой статьи в медсанчасть на имя Синякова  посыпались письма с благодарностями от сотен выживших советских военнопленных.

Георгий Фёдорович ушёл добровольцем на фронт уже 23 июня 1941 года. Врач с 13-летним стажем практической деятельности работал ведущим хирургом в медсанбате 171-й стрелковой дивизии. В октябре 1941 года часть, где служил Синяков, вместе с полевым госпиталем была окружена под Киевом. Хирург вместе с раненымипопал в плен. Первоначально его направили в пересыльные лагеря Борисполя и Дарницы, а оттуда повезли в Германию в концлагерь Кюстрин. Здесь он пробыл до момента освобождения лагеря советскими войсками в 1945 году.

В Кюстрине был создан лазарет для военнопленных, куда требовался врач. Немцы устроили Синякову настоящий экзамен, собрав целую комиссию под руководством главного лагерного врача Кошеля. Голодный и измождённый военврач провёл показательную операцию резекции желудка, после чего получил должность в лазарете.

Бараки лазарета насчитывали около полутора тысяч раненых и больных узников. Трудиться Георгию Фёдоровичу приходилось день и ночь, делая десятки перевязок, проводя операции, в том числе сложные удаления злокачественных опухолей. Авторитет «русского доктора» среди заключённых рос с каждым месяцем, а после того как он спас ребёнка одного из немецких сотрудников лагеря, он поднялся и среди немцев. Мальчик подавился костью и начал задыхаться, Синякову удалось извлечь её, и мать встала перед ним на колени, целуя ему руки. После этого случая доктор Синяков получил возможность свободно передвигаться по всей территории лагеря, немцы назначили ему усиленный паёк, сало из которого он менял на хлеб и картошку, которыми тут же делился с ранеными и самыми ослабленными военнопленными.

Получив возможность свободно посещать все бараки, Синяков создал и возглавил подпольную организацию, которая распространяла антифашистские листовки, готовила побеги военнопленных. Синяков разработал состав мази, от которой раны хорошо заживали, но внешне выглядели свежими. Так ему удавалось спасти от тяжёлых работ сотни людей. В лазарете он заменял нашивки с номерами на робах пленных на номера тех, кто скончался. Таким образом ему удавалось скрывать от фашистов евреев и командиров. Один из военнопленных евреев – Илья Зельмановичч Эренбург – вспоминал: «К ноябрю 1944 года я был доведён в концлагере до полного изнеможения и должен был погибнуть. Меня спасли русский военнопленный доктор Синяков Георгий Федорович и немец-переводчик капрал Гельмут Чахер. Благодаря им меня поместили в отдельный бокс для больных туберкулёзом, куда немецкий персонал старался не заходить». Позднее Синяков заменил ему номер и документы на имя погибшего красноармейца Белоусова и помог организовать побег.

Подпольщики сушили для готовящихся к побегу военнопленных сухари, разрабатывали маршрут их бегства. Георгий Фёдорович придумал, как обмануть немецкую охрану, чтобы заключённые попали за пределы лагеря. Он обучал их имитировать агонию и смерть, после чего оформлял свидетельство о смерти и живых заключённых, вместе с телами погибших, выносили за пределы концлагеря и сбрасывали в ров. Дождавшись ночи, «мертвецы» оживали и бежали навстречу наступающей Красной армии. Георгий Синяков спас от верной смерти и десять советских лётчиков, среди которых была и Анна Егорова.

Вначале войны «Егорушка» воевала в составе эскадрильи связи на самолёте По-2. Выполняла сложные полёты, в том числе в тыл врага. За выполнение боевых заданий была награждена двумя орденами Красного Знамени. В 1942 году она добилась перевода в штурмовую авиацию и вместе с бортстрелком Евдокией Назаркиной составила единственный женский штурмовой экипаж Ил-2. Всего Анна Егорова совершила 277 боевых вылетов. В 1944 году её самолёт был сбит в воздушном бою над Вислой. Назаркина погибла, а раненая и обгоревшая Егорова выбросилась с парашютом и попала в плен к немцам. В эшелоне с военнопленными, который вёз лётчицу в концлагерь, за ней ухаживала пленная санитарка Юлия Кращенко. Это спасло жизнь лётчицы в самый тяжёлый период.

Герой Советского Союза Анна Егорова

Герой Советского Союза Анна Егорова

Впоследствии Анна Александровна вспоминала о своём прибытии в Кюстрин: «Всех пленных согнали в колонну. Окружённая озверелыми немецкими конвоирами и овчарками, эта колонна потянулась к Кюстринскому лагерю. Меня несли на носилках, как носят покойников на кладбище товарищи по беде. И вдруг слышу голос одного из несущих носилки: «Держись, сестрёнка! Русский доктор Синяков воскрешает из мёртвых!»

Георгий Синяков и профессор Белградского университета Павле Трпинац добились от немцев разрешения лечить лётчицу. Французы, американцы и англичане передали для неё медикаменты, которые получали от Красного Креста, а немецкий коммунист Гельмут Чахер спрятал её ордена и партийный билет. Врачам удалось сохранить жизнь Анне. Фашисты поместили её в карцер, и там она дождалась прихода Красной армии. После освобождения её несколько дней допрашивали в Смерше, не понимая, как израненной и обгоревшей лётчице удалось не только выжить, но и сохранить партбилет с боевыми наградами. После выяснения всех обстоятельств ей даже предложили остаться служить в Смерше, но девушка отказалась. Анна Александровна получила инвалидность, вернулась в Москву и работала в Метрострое, вышла замуж и воспитала двух сыновей. В 1965 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в годы Великой Отечественной войны она была удостоена звания Героя Советского Союза.

Синяков спас жизнь и лётчику Николаю Майорову – собрал его раздробленную челюсть и сохранил поражённую газовой гангреной руку. И таких спасённых жизней у Георгия Фёдоровича – без счёта. Кого-то он вылечил, кого-то спас от голодной смерти, кому-то помог бежать.

* * *

…5-я ударная танковая армия генерала Берзарина приближалась к Кюстрину. Гитлеровцы погрузили на эшелоны здоровых военнопленных и отправили их вглубь Германии, а около трёх тысяч самых ослабленных и больных собрались расстрелять на месте в концлагере. Синяков вместе с переводчиком Чахером отправились к охране лагеря. О чём они говорили, неизвестно, но результатом их переговоров стало то, что эсэсовцы не стали расстреливать пленных, а бежали.

В конце января 1945 г. в Кюстрин вошли бойцы майора Ильина. Сразу же после освобождения Синяков принялся спасать раненых танкистов, провёл 70 операций. Вместе с ними он дошёл до Берлина и расписался на Рейхстаге. Танкисты и спасённые им в концлагере военнопленные начали добиваться, чтобы Георгия Синякова за проявленное им мужество наградили званием Героя Советского Союза, но времена были такие, что для находившихся в плену это было невозможно. Сам Георгий Фёдорович потом говорил: «Плен – это беда, несчастье. А разве за несчастье награждают? Моя награда – жизнь, возвращение домой, к семье, к работе, эти письма от людей, которым я помог в час тяжкого горя». Службу в армии хирургом Синяков продолжал до 1946 года.

Доктор Синяков (четвертый слева) и спасённые им лётчики у Вечного огня в Челябинске

Доктор Синяков (четвертый слева) и спасённые им лётчики у Вечного огня в Челябинске

После войны Георгий Фёдорович вернулся в Челябинск. О прошлом он вспоминать не любил. О его деятельности в концлагере знали только самые близкие. Коллеги узнали о его подвиге лишь после того, как в город стали приходить письма благодарности со всех концов Советского Союза с адресом «Челябинск. Доктору Георгию Синякову». До 1972 года Георгий Фёдорович работал заведующим хирургическим отделением медсанчасти Челябинского тракторного завода, а затем защитил кандидатскую диссертацию и преподавал хирургию в Челябинском мединституте. Синяков опубликовал несколько научных работ, получил звание «Заслуженный врач РСФСР», был награждён орденом «Знак почёта», многими медалями.

Георгий Фёдорович Синяков, 70-е годы

Георгий Фёдорович Синяков, 70-е годы

Ушёл из жизни «русский доктор» в 1978 году. На похороны Синякова пришли тысячи людей, многие спасённые им военнопленные прилетели из других городов, чтобы проводить его в последний путь. В медицинском музее Челябинска ему посвящена экспозиция, а на медсанчасти, где он работал долгие годы, установлена мемориальная доска в его память.

Заглавное фото. Георгий Фёдорович Синяков

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru