Информационно-аналитическое издание

Приближая Победу: «Отец солдата» и его боевой побратим

Конструкторы-оружейники Г.С. Шпагин (слева) и А.И. Судаев.
Версия для печатиВерсия для печати

«Как прицелюсь с ППШа,
Так из фрица – вон душа!»

Солдатский фольклор Великой Отечественной войны

Гром грянул уже дважды: в местах боёв сначала Гражданской войны в Испании (17 июля 1936 – 1 апреля 1939 г.), а затем советско-финляндской (30 ноября 1939 – 13 марта 1940 годов) заявило о себе прежде невиданное оружие – «автоматы», чаще именуемые «пистолетами-пулемётами». В горах и долинах Пиренейского полуострова всё увереннее звучали изделия немецких оружейников Эмиля Бергмана  – MP 35 и Генриха Фольмера – MP 36, переработанные Хуго Шмайссером впоследствии в знаменитый MP 41. В глухих заснеженных лесах Финляндии выстукивали свою смертельную дробь пистолеты-пулемёты Suomi KP системы Аймо Лахти.

СССР поставил республиканской Испании немало вооружений: танков, самолётов, одних ручных пулемётов – 20 486 единиц, винтовок – 497 813. Но в номенклатуре поставок оружия для правительства испанского Народного фронта не значатся пистолеты-пулемёты. Практически отсутствовали они и в частях Красной армии, штурмовавших линию Маннергейма. Не потому, что такого вида оружия не существовало: на вооружении РККА давно формально состоял ППД (Дегтярёва) образца 1934 года, он непрерывно совершенствовался и принимался в войска под индексами «образца 34/38 года», позже – «1940 года». Таких пистолетов-пулемётов было выпущено до завершения советско-финляндского конфликта свыше 5000 экземпляров – больше, чем финнами Suomi. Но пресловутая боязнь «напрасной» траты солдатами патронов не позволяла допустить это эффективное оружие до уровня рядового бойца. 

Были ещё две причины, преграждавшие путь новому оружию в линейные части: сложность его использования неподготовленным воином. И дороговизна, связанная со сложностями производства: много применялось в нём токарных и фрезерных работ, использовалась высоколегированная сталь. Тем не менее в 1940 году было выпущено 81 118 ППД, что сделало его модификацию этого года наиболее массовой. Но эти автоматы преимущественно лежали на складах. Вот почему на довоенных фотографиях, да и первых двух лет войны, мы видим солдата – «человека с ружьём», но никак не с автоматом.

Однако раскаты грядущей войны уже раздавались с Запада. И они были услышаны. Наркомат вооружения Союза в 1940 году выдал техническое задание оружейникам на создание «пистолета-пулемёта, близкого или превосходящего по тактико-техническим характеристикам пистолет-пулемёт ППД-34/40, но более технологичного и адаптированного к массовому производству». Ответ последовал незамедлительно. В самом скором времени на рассмотрение комиссии НКВ СССР поступили несколько образцов, из которых выделялись два: конструкции Г.С. Шпагина и Б Г. Шпитального. Конструкция Шпагина поражала: на изготовление 87 его деталей требовалось 5,6 станко-часа; чтобы сделать 95 деталей ПП Шпитального – 25,3 станко-часа. То есть пока будет изготовлен один ПП Шпитального, с конвейера сойдут аж пять ПП Шпагина!

Кроме того: ППШ (Шпагина) могли делаться на любом непрофильном заводе, обладавшем маломощным прессовым оборудованием и минимальным парком токарных станков. Сверх того, для выпуска автоматов не требовались специальные оружейные стали. И в качестве бонуса: ППШ разбирался всего на пять частей, что делало его обслуживание и применение доступным и рабочему, и крестьянину, дотоле оружия в руках не державшему.  

Но отнюдь не дешевизна и даже не необыкновенная, дотоле невиданная и неслыханная в мире технологичность позволила ПП Шпагина одержать победу в конкурсе (тем же путём шли, к примеру, и англичане, доведшие идею до абсурда: себестоимость их автомата STEN, появившегося в том же 1941 году, не превышала 2,5 фунта, но и пули посылал он куда попало, из-за чего и снискал прозвища «дырокол» и «мечта водопроводчика»). ПП Шпагина во второй половине ноября 1940-го соревновался на равных с ПП Дегтярёва и ПП Шпитального – и победил по ряду характеристик: живучести (более 70 тысяч выстрелов без отказов), максимально возможному числу выстрелов без чистки, преимуществу перед остальными в отношении разборки и сборки. Поэтому именно его и выбрали для постановки на массовое производство.

Генерал-полковник П.А. Белов и его кавалеристы в 1941 году; вооружение – винтовки, автоматов нет.

Генерал-полковник П.А. Белов и его кавалеристы в 1941 году; вооружение – винтовки, автоматов нет.

Увы, до конца 1941 года было изготовлено ПП Шпагина лишь чуть больше 55 тысяч штук, автоматов всех систем – 98 тысяч штук: капля в море для 5,5-милионной армии и флота (на начало 1942 года). В Московский битве (30 сентября 1941 – 20 апреля 1942 года) автоматы ППШ для частей и соединений распределял лично Сталин.

История сохранила разговор Верховного главнокомандующего с генерал-майором П.А. Беловым, посланным во главе 2-го кавалерийского корпуса на отражение попытки гитлеровцев обойти столицу в районе Каширы. На вопрос, чем Ставка может ему помочь, Павел Алексеевич ответил: «Пришлите хотя бы несколько десятков ППШ».

Как известно, это подразделение одержало блестящую победу в тех оборонительных боях под Москвой и Тулой. За отличия в сражениях корпус получил название 1-го гвардейского, а его командир – звание генерал-лейтенанта и два ордена Ленина – в ноябре 1941-го и 2 января 1942 года. Его просьба Сталину – знак того, что ППШ сразу же при появлении в войсках полюбили, ласково именуя по созвучию «папашей».

Несть числа стихам, сложенным в его честь. «Я на фронте нашел себе друга, его просто зовут – ППШа. Я хожу с ним в метели и вьюги, и привольно живет с ним душа…» – писал неизвестный автор времён Великой Отечественной. А уже современный поэт Александр Тепин ввёл в своё стихотворение «Шпагинский дом» слова из подлинных писем фронтовиков конструктору: «Товарищ Шпагин, вы спасли наш взвод», «Товарищ Шпагин, вы – кузнец Победы»…

Автоматчики на привале. Фронтовое колорированное фото.

Автоматчики на привале. Фронтовое колорированное фото.

«Я хотел, я добивался, чтобы боец полюбил мое оружие, чтобы он уверовал в него. Это было моей мечтой…» – признавался в разговорах конструктор «папаши» Г.С. Шпагин. Мечта сбылась: выпуск ППШ год от года нарастал и составил на конец войны свыше 6 миллионов экземпляров. Острая потребность армии в этом оружии была удовлетворена уже в 1942 году. Ими обеспечивались целые роты и батальоны автоматчиков, появившиеся тогда в РККА. До конца войны ППШ было вооружено около 55 процентов бойцов Красной армии, автомат стал неотъемлемой частью образа советского солдата времён Великой Отечественной.

Первым масштабный выпуск автоматов ППШ начал в июле 1941-го Загорский завод Наркомата вооружений СССР в Московской области. С связи наступлением немцев на Москву он был эвакуирован в городок Вятские Поляны Кировской области, сюда же был передислоцирован из подмосковной Лопасни завод по производству дисковых (барабанных) магазинов. Только вятскополянский завод выпустил более двух миллионов автоматов ППШ-41, но его выпускали также в Ворошиловграде, Златоусте, Коврове, Тбилиси. Делали в Москве: на автозаводе имени Сталина (ЗИСе), инструментальном заводе имени Калмыкова, заводе «Красный штамповщик», заводе деревообрабатывающих станков и даже на фабрике спортивного инвентаря. Он производился и на тегеранском пулемётном заводе в Иране, который получил от СССР техдокументацию, лицензию, необходимый парк станков и оборудования. Иранские автоматы отличались клеймом в виде короны.

Производство ППШ-41 во время войны.

Производство ППШ-41 во время войны.

Но был у ППШ и боевой побратим – ППС. Эта не менее уникальна боевая машина родилась в процессе войны в осаждённом Ленинграде. Казалось бы, по простоте и технологичности ППШ не превзойти. Однако оружейнику А.  И. Судаеву это удалось: его пистолет-пулемёт, сохраняя все достоинства ППШ по части технологичности производства и эксплуатации, боевых качеств, получился на 1,7 - 1,8 килограмма легче – стало быть, требовал на изготовление в 2 раза меньше металла и ещё меньше трудозатрат. Его выпуск был развёрнут на Сестрорецком оружейном заводе, а изготовление отдельных комплектующих – на очень многих предприятиях города, вплоть до производственных артелей. В этом автомате отсутствовало громоздкое ложе-приклад (оно было откидным). Компактное оружие сразу же полюбилось танкистам, которым было гораздо удобнее пользоваться им в тесном пространстве боевых машин; разведчикам, которым сподручнее было ходить с ним в тыл врага; десантникам – из-за малого веса и меньших габаритов.

Бойцы РККА с автоматами ППС (Судаева)

Бойцы РККА с автоматами ППС (Судаева)

Испытывая нужду во всём: от продуктов питания до материалов и энергии, осаждённый Ленинград произвёл до снятия блокады в январе 1944 года 46 572 штуки автоматов ППС, обеспечив ими Ленинградский фронт и отправляя малыми партиями на «Большую землю». После ликвидации окружения производство ППС было развёрнуто и на заводах внутри страны. За годы войны пистолетов-пулемётов Судаева было выпущено (всего) более полумиллиона экземпляров.

Флаг Победы над Рейхстагом. Боец-разведчик, водружающий знамя, вооружён автоматом ППС.

Флаг Победы над Рейхстагом. Боец-разведчик, водружающий знамя, вооружён автоматом ППС.

ППШ принял участие во всех без исключения сражениях Великой Отечественной, начиная от битвы за Москву осенью 1941-го, с ним освобождали Украину, Белоруссию, страны Восточной Европы, он дошёл до Берлина. Начиная с 1942 года рядом с ним всё увереннее прошёл теми же дорогами войны и его боевой побратим – ППС. «При поддержке автоматчиков роты И. А. Сьянова [лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и рядовой Григорий Булатов] водрузили над рейхстагом штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии, ставший впоследствии Знаменем Победы», – написано в книге Героя Советского Союза И. Ф. Клочкова «Мы штурмовали рейхстаг». Установили на колонне, чуть позже разведчики той же дивизии Алексей Берест, Михаил Егоров и Мелитон Кантария перенесли его на купол здания. На фотографиях водружения флага Победы мы видим этих людей с автоматами ППС, обычными для фронтовых разведчиков.

Памятные монеты Банка России с изображением автоматов ППШ-41 и ППС-43, оружия Победы.

Памятные монеты Банка России с изображением автоматов ППШ-41 и ППС-43, оружия Победы.

За свои изобретения (конструкторская деятельность Георгия Семёновича Шпагина не ограничилась созданием ППШ: это и крупнокалиберный пулемёт ДШК, и сигнальный пистолет СПШ, и многое иное) выдающийся оружейник был награждён Сталинской премией, званием Героя Социалистического Труда, тремя орденами Ленина, орденами Суворова II степени и орденом Красной Звезды. Его коллега, Алексей Иванович Судаев – Сталинской премией, орденами Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны I степени и медалями.

Автомат ППШ на памятнике «Стоять насмерть» (Мамаев курган, Волгоград) и памятнике Неизвестному Солдату в Трептов-парке (Берлин), крайних точках противостояния в Великой Отечественной войне.

Автомат ППШ на памятнике «Стоять насмерть» (Мамаев курган, Волгоград) и памятнике Неизвестному Солдату в Трептов-парке (Берлин), крайних точках противостояния в Великой Отечественной войне.

Автомат ППШ был снят с производства в СССР в 1947 году, но ещё долго выпускался в Румынии, Венгрии, Китае, Северной Корее, Югославии и Хорватии. Автоматов ППС только в СССР после войны было выпущено втрое больше, чем во время её: полтора миллиона экземпляров. По лицензиям, а также пиратски копируя, их делали в Финляндии, ФРГ, Испании, Польше, Китае, КНДР, Грузии. Оба они приняли участие во всех почти войнах и конфликтах ХХ столетия. В некоторых странах они состоят на вооружении армии и/или полиции до сих пор.

На заглавном фото: конструкторы-оружейники Г.С. Шпагин (слева) и А.И. Судаев.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru