Информационно-аналитическое издание

Приближая Победу: наша «Катюша» оказалась несравненной

Пусковая установка БМ-13 («Катюша»). Художник Валерий Петелин.
Версия для печатиВерсия для печати

Описание дантова ада будет послабее того, о чём рассказывал случайно выживший при обстреле станции Орша офицер вермахта, раненным взятый в плен. Умирая, он умолял: «Я никому не смогу передать ваших секретов. Но скажите мне перед смертью, что это? Что это страшное, наваливающееся на нас сверху как гнев Божий?»

Так произошла 16 июля 1941 года в 15 часов 15 минут «презентация» новейшего оружия Красной армии – реактивных миномётов БМ-13, залпом 112 снарядов из семи машин в считаные секунды уничтоживших скопившиеся на железнодорожном узле многочисленные эшелоны с техникой и живой силой противника. А двумя днями ранее, 14 июля, таким же огненным смерчем были испепелены немецкие войска с бронетехникой, собравшиеся на базарной площади городка Рудня Смоленской области. Днём позже была в щепки разнесена вместе с военной техникой и живой силой противника переправа через реку Оршица.

Залп гвардейских миномётов. Художник Александр Блинков. 1947 год.

Залп гвардейских миномётов. Художник Александр Блинков. 1947 год.

Солдатский устный телеграф германской армии мигом разнёс весть о неведомом секретном оружии русских, которое нарекли Stalinorgel («Сталинский орга́н») – из-за характерного звука, который издавали ракеты в полёте. Ужас, испытываемый от этого «концерта», многих гитлеровцев лишал разума. В протоколах допроса немецких военнопленных отмечалось, к примеру, что «взятые в плен два солдата в деревне Попково (это во время Московской битвы, в январе 1942-го. – Авт.) сошли с ума от огня реактивных установок», а пленный ефрейтор добавил, что подобных «случаев сумасшествия в деревне Попково было много».

Наш солдатский фольклор, напротив, радостно приветствовал появление нового грозного оружия и дружно закрепил за ним имя, данное экспромтом. Говорят, что во время самого первого, под Рудней, его применения, когда залп был дан с высокого крутого западного берега реки Малой Березины, один из бойцов-артиллеристов по фамилии Каширин запел в восторге популярную в те годы песню «Катюша». А сержант Андрей Сапронов, приданный батарее для связи с командованием, услышав её, так и доложил в штаб: «Катюша спела на отлично». Его поняли!

Затем по дивизиям, армиям и фронтам прокатилась волна сочинительства, дополняя новыми куплетами упомянутую песню поэта Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского:

«А за рощей, за лесной опушкой,
Где дороги ко врагу ведут.
Притаилась новенькая пушка,
Что бойцы "Катюшею" зовут.

И летят снаряды в тьму густую,
И огнем окрашен небосвод.
Пусть услышат „девушку простую“,
Пусть запомнят, как она поёт!...»

Был и такой вариант, пожёстче:

«Разлетались головы и туши,
Дрожь колотит немца за рекой.
Это наша русская "Катюша"
Немчуре поёт за упокой…»

Любопытно, что солдатское прозвище оружия перекочевало даже в официальные документы германского командования. В докладе в ставку Гитлера одного из немецких генералов разведки говорилось буквально следующее: «Залп батарей одного дивизиона этих „Катюш“, выпущенный за 15 секунд, – это огненный шквал. Он превращал в сплошное огненное месиво площади свыше 200 гектаров, находившиеся за 10 километров. Танки подбрасывает вверх, как мячи, с них срывало башни и гусеницы, и они отлетают на десятки метров… осколки, разогретые до 800°C поражают всю живую силу… даже в окопах и блиндажах».

Одна из первых, экспериментальных установок БМ-13. Архивное фото.

Одна из первых, экспериментальных установок БМ-13. Архивное фото.

Директивы из Берлина последовали незамедлительно: захватить, доставить в рейх для изучения…

Забегая вперёд, отметим: несмотря на то, что установки БМ-13, а позже и боеприпасы для них немцами были всё же захвачены, до самого конца войны немецким инженерам не удалось воссоздать их. Главное – химикам оказался «не по зубам» секрет русского ракетного пороха. Немецкие реактивные миномёты Nebelwerfer, прозванные у нас «скрипухами» или «ишаками»; подобные системы наших союзников английские Land Mattress или американские Calliope – все они были столь далеки от совершенства, что не выдерживали никакой конкуренции с советской реактивной артиллерией. Наша «Катюша» оказалась поистине несравненной!

* * *

Новое – хорошо забытое старое: ещё в первой половине XIX века были изобретены и успешно применены в боевых действиях русские ракеты Александра Засядко, Константина Константинова и Карла Шильдера, но успехи в развитии ствольной артиллерии полностью «убили» их.

Интерес к перспективному оружию вновь возник в начале ХХ века, но не в среде военных, а у видевших за ним большое будущее учёных. Ещё в 1894 году учёный-изобретатель Николай Тихомиров (Слетов) увлёкся идеей создания «самодвижущихся мин реактивного действия». В 1920-х годах это привело его к успешной разработке, пожалуй, главного – шашек из бездымного пироксилинового пороха на нелетучем растворителе – тротиле, отличающихся мощным и стабильным горением. В созданной Тихомировым Газодинамической лаборатории Б.С. Петропавловским, Г.Э. Лангемаком, И.Т. Клеймёновым и другими это топливо послужило основой для создания реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм – будущего оружия «Катюш». В 1938-1939 годах они стояли на вооружении самолётов различных типов истребительной, бомбардировочной и штурмовой авиации. Но «приземлить» их, использовать в качестве наземных огневых средств не удавалось никак. На военных совещаниях над ракетчиками просто глумились. Их спрашивали: «Как обстоит дело с кучностью стрельбы?» Те отвечали: «В несколько раз хуже, чем у пушек». В зале смешки. «А как с меткостью?» – «Тоже хуже, чем у пушек». Снова смех. «А с расходом пороха?» – «Его надо в несколько раз больше, чем у пушек». В зале стоял хохот.

Создатели «Катюши» И.Т. Клеймёнов, Б.С. Петропавловский, Г.Э. Лангемак (на фото слева направо).

Создатели «Катюши» И.Т. Клеймёнов, Б.С. Петропавловский, Г.Э. Лангемак (на фото слева направо). 

Только боевое применение посрамило скептиков: уже одна первая установка БМ-13 была способна бить на 8,5 километра, за считаные секунды обрушивая залп из 16 снарядов; перезарядиться за 3-5 минут и вновь пустить на противника шквал огня. Лишь 1-2 минуты требовалось для её перевода из походного в боевое положение, минимум времени – на свёртывание и уход с боевой позиции. Живучесть повышалась невероятно, артиллеристам о таком можно было только мечтать. 

Для того чтобы повторить такой огневой результат, ствольной артиллерии требовалось 16 орудий, общий вес которых в десять и более раз превосходил вес БМ-13, кратно возрастало количество артиллеристов, занятие позиции и уход с неё занимал тоже уйму времени. А ведь «Катюши» действовали не в одиночку, а побатарейно, чаще всего в составе дивизиона из 12 машин (в меньшем количестве их вообще запрещалось выводить на боевую позицию) или даже полков (36 установок). Сконцентрировать такое количество стволов полевой артиллерии было просто невозможно!

* * *

«Катюша» была принята на вооружение РККА всего за несколько часов до начала Великой Отечественной войны, 21 июня. На тот момент имелось всего лишь 8 экспериментальных машин, 7 из которых в Москве, одна на испытаниях в Севастополе. Из них была сформирована первая батарея, командование которой доверили одному из опытнейших артиллеристов, капитану И.А. Флёрову.

Командир первой батареи БМ-13 капитан Иван Андреевич Флёров. Фото РИА Новости

Командир первой батареи БМ-13 капитан Иван Андреевич Флёров. Фото РИА Новости

В начале июля 1941 года колонна из 46 машин, включая боевые установки и транспорты со снарядами, выдвинулась в направлении Смоленска. Не только заместитель командующего Западным фронтом генерал-лейтенант А.И. Ерёменко, в расположение которого она направлялась (получив телеграмму Верховного главнокомандующего с предписанием немедленно испытать батарею), недоумевал: что же это может означать? А спросить неудобно: подумают – генерал, а не знает. Но и сами артиллеристы понятия не имели, какие такие  «понтоны» (зачехление придавало БМ-13 характерный абрис инженерных машин) везут они в район самых активных на тот момент боевых действий. Вместе с экипажами и расчётами ехали сотрудники реактивного НИИ, разработчики нового оружия. На привалах и ночёвках они обучали солдат и офицеров владению им.

Заместитель командующего Западным фронтом генерал-лейтенант А.И. Ерёменко, который дал первое блестящее заключение о применении БМ-13 (слева) и заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал-майор Г.С. Кариофилли, отдавший приказ применить их.

Заместитель командующего Западным фронтом генерал-лейтенант А.И. Ерёменко, который дал первое блестящее заключение о применении БМ-13 (слева) и заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал-майор Г.С. Кариофилли, отдавший приказ применить их.

Приказ на самое первое применение БМ-13 отдал заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал-майор Г.С. Кариофилли. Результат, как мы знаем, превзошёл всё ожидания. А.И. Ерёменко дал поистине восторженный отзыв только что получившему боевое крещение новому виду оружия. Вскоре к нему присоединились отличные мнения генерала армии Г.К. Жукова, генерал-полковника артиллерии Н.Н. Воронова и других, от кого зависела судьба «Катюши».

Для организации массового её производства 26 ноября 1941 года был создан Народный комиссариат минометного вооружения СССР, который от первого дня создания до преобразования в 1946 году неизменно возглавлял П.И. Паршин, дослужившийся до звания генерал-полковника инженерно-технической службы. Задачей наркомата ставилось быстро и эффективно ликвидировать отставание Красной армии в миномётном вооружении путём увеличения выпуска миномётов крупных калибров, но явным приоритетом было конструирование, совершенствование, производство, принятие на вооружение пусковых установок реактивной артиллерии. Ввиду их большой эффективности полки РМ уже в момент формирования получали наименование гвардейских и состояли в резерве Ставки Верховного главнокомандования, то есть направлялись именно на те участки фронта, где их применение являлось особенно необходимым. Всего же за годы войны «Катюш» изготовили в количестве достаточном, чтобы вооружить ими 40 отдельных дивизионов, 105 полков, 40 бригад и 7 дивизий реактивной артиллерии – столько насчитывалось их к окончанию Великой Отечественной.

Нарком миномётного вооружения П. И. Паршин и «нормализованная» БМ-13 на базе «Студебекера».

Нарком миномётного вооружения П. И. Паршин и «нормализованная» БМ-13 на базе «Студебекера».

«Катюша» сражалась во всех родах войск: ракетные установки монтировались на самолётах, кораблях и катерах, железнодорожных платформах санях и даже подводах. К примеру, в кавалерийском корпусе генерал-майора Л.М. Доватора, совершившего рейд по немецким тылам, они находились именно на санях. В лесах Крыма, горных районах Сочи и Туапсе, в Карпатах применялись горно-вьючные модификации «Катюш».

Горная «Катюша» и «Катюша», установленная на боевом катере.

Горная «Катюша» и «Катюша», установленная на боевом катере.

В начальном этапе войны «Катюши», помимо «прародителей» - воронежского завода имени Коминтерна и московского НИИ-3 НКБ СССР, производились ещё на добром десятке предприятий. В 1943 году пошла в производство установка с индексом «Н» (нормализованная). Такие большей частью монтировались на шасси получаемых по ленд-лизу грузовиков «Студебекер ЮС6», имевших большую проходимость и лебёдки самовытаскивания.

В таком виде «Катюша» прошла от Сталинграда до Берлина, участвуя во всех без исключения битвах Великой Отечественной, в освобождении и взятии столиц государств Восточной и Центральной Европы. В уличных боях установки, бьющие по площадям, были малопригодны из-за способности совершать немыслимые разрушения. Но снаряды БМ-8, и даже большей мощности, успешно стартовали со станков одиночного заряжания, в доме, приспособленном противником в качестве узла сопротивления, они разом сносили 1-2 этажа, либо вовсе разрушали его до основания.

«Катюша» на Параде Победы на Красной площади Москвы 24 июня 1945 года. Кадр фотохроники.

«Катюша» на Параде Победы на Красной площади Москвы 24 июня 1945 года. Кадр фотохроники.

Особое место занимают гвардейские реактивные минометы, любовно прозванные в народе «Катюшами», среди легендарного оружия, ставшего символами Победы нашей страны в Великой Отечественной войне. В десятках городов бывшего СССР они до сих пор прочно стоят на пьедесталах как свидетельство стойкости, героизма и отваги советских воинов, как дань благодарной памяти их гениальным создателям.

Заглавное фото: Пусковая установка БМ-13 («Катюша»). Художник Валерий Петелин.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru