Информационно-аналитическое издание

Президентские выборы в США – чего ожидать от них Белоруссии

Президентские выборы в США – чего ожидать от них Белоруссии
Версия для печатиВерсия для печати

В ходе президентской гонки в США Дональд Трамп и Джо Байден устроили шоу мирового масштаба, заставив большинство государств планеты с особым вниманием следить за происходящими в Соединённых Штатах событиями, от завершения которых напрямую зависит будущее международных отношений.

Не стали исключениями Белоруссия и Украина, власти которых по-разному оценили результаты американского голосования. В отличие от Киева, который уже поспешил поздравить с победой Джо Байдена, в Минске итоги президентских выборов в США восприняли без особого энтузиазма, чему есть вполне простое объяснение.

За годы правления Дональда Трампа белорусско-американские отношения не только перестали ухудшаться, но и, наоборот, продемонстрировали небывалый за последние десятилетия рост. Многие аналитики связывали это с тем, что после событий на Украине 2014 года в Минске искали поддержку своей независимости на Западе, в том числе и у США. В свою очередь, Штаты, для которых главной целью в Восточной Европе является сдерживание российского влияния, были не против упрочить свои позиции в Белоруссии. Итогом постепенного потепления отношений стало увеличившееся число контактов между странами, а в Минск принялись прилетать американские чиновники самого высокого ранга и всевозможные аналитики (вернее,   прямо и косвенно связанные с Пентагоном и ЦРУ деятели под масками экспертов). А наиболее знаковым из визитов стал приезд зимой 2020 года главы Госдепа США Джона Болтона, который провел в белорусской столице встречу с Александром Лукашенко. Кроме того, американские власти всерьёз стали заявлять о своей поддержке официального Минска в его стремлении сохранить независимость от России как в политическом, так и экономическом плане. Одним из результатов этого явилась договорённость между Минском и Вашингтоном о поставках в Белоруссию американской нефти, первый танкер которой прибыл в летом в порт Клайпеды.

Однако настоящим прорывом работы администрации Дональда Трампа, с одной стороны, и МИД Белоруссии – с другой, стало заявление о возобновлении после 12-летнего перерыва деятельности посольств двух стран. Минск даже успел назначить своего представителя в США и ожидал до конца лета приезда в республику американки Джули Фишер. Однако президентские выборы в Белоруссии 9 августа разрушили все планы белорусского руководства. При этом, как считают аналитики, даже несмотря на то, что США, как и большинство западных стран, назвали президентские выборы в Белоруссии сфальсифицированными, официальный Минск продолжал рассчитывать на то, что в случае победы Дональда Трампа ситуация в скором времени снова войдёт в прежнее русло. Такая уверенность основывалась на всей предыдущей деятельности администрации нынешнего главы Белого дома в отношении белорусского режима.

В частности, известно, что при Дональде Трампе США не оказывали серьёзной поддержки белорусской оппозиции. Глава Белого дома изначально заявлял, что остановит финансирование всех незначительных проектов, одним из каковых считалась и помощь оппонентам Лукашенко. В последующем Соединённые Штаты много говорили о необходимости демократизации белорусского общества, американские чиновники встречались с местной оппозицией, но на деле Вашингтон практически прекратил финансирование противников президента Белоруссии, одновременно усилив контакты с официальным Минском.

Более того, даже после событий августа текущего года Вашингтон высказывался о белорусской ситуации довольно осторожно, а Трамп и вовсе «забыл» о Белоруссии. Кроме его слов о том, что ситуация в республике «ужасная» и что в США будут пристально следить за развитием событий, никаких иных заявлений от президента США не последовало.

Кроме того, в отличие от стран ЕС, Штаты не проявили особого интереса и к лидерам белорусской оппозиции, в том числе к экс-кандидату в президенты Светлане Тихановской. Встретившийся с ней заместитель госсекретаря Стивен Биган дал понять, что его целью является только выслушать и узнать, «что делает белорусский народ для достижения самоопределения». Призывы же властей США к руководству Белоруссии прекратить подавление протестов, освободить политзаключенных и провести новые выборы были крайне абстрактны. И даже заявление Госдепа о том, что «Соединённые Штаты не могут считать Лукашенко законно избранным лидером Белоруссии», не стало доказательством того, что Вашингтон реально готов поддержать белорусскую оппозицию. Всё это и позволяло надеяться официальному Минску на то, что в случае победы на выборах Трампа ситуация рано или поздно войдет в прежнее русло, а отношения межу двумя странами как минимум не станут ухудшаться.

О том, что белорусские власти все еще рассчитывают на лучшее, свидетельствует их реакция на одобренный 18 ноября палатой представителей Конгресса США законопроект «О суверенитете, правах человека и демократии в Белоруссии». Согласно нему, Белый дом получает возможность вводить дополнительные санкции в отношении любых представителей Союзного государства, увеличивает финансовую помощь белорусской оппозиции и признает созданный ею Координационный совет «законным институтом для участия в диалоге о мирной передаче власти», а также отказывается считать Лукашенко «законно избранным лидером Белоруссии». В ответ официальный Минск не высказал никакого официального протеста. Лишь председатель постоянной комиссии нижней палаты белорусского парламента по международным делам Андрей Савиных назвал произошедшее «нелепым» на фоне информации о ходе президентских выборов в самих США. По его словам, «решение конгресса показывает, что США продолжают действовать по инерции, шаблонно, используя привычные способы вмешательства во внутренние дела других стран, нарушая их суверенитет и принципы международного права».

Гораздо более серьёзную обеспокоенность в Минске вызывает возможность смены главы Белого дома на Джо Байдена. Если в Киеве приход к власти демократа рассматривают как определённую победу и для себя, особенно на фоне особого интереса Байдена к Украине и его негативного отношения к России, то в Минске смотрят на происходящее довольно пессимистично. Более того, вероятного нового главу Белого дома в Белоруссии многие считают политиком, ориентированным на активную внешнеполитическую деятельность, в том числе и в отношении республики. И никто в Минске не ожидает, что она будет носить дружественный характер.

Можно вспомнить, что говорил Байден в отношении Белоруссии и режима Лукашенко. Так, в отличие от Трампа, во время своей предвыборной кампании он неоднократно вспоминал о белорусском кризисе, выражая симпатии к противникам главы государства. Уже 11 августа он заявил, что президент Белоруссии, нападая на мирных протестующих и отключая доступ в интернет, ведёт себя не как человек, уверенный в справедливой победе на выборах. Позже Байден назвал инаугурацию Лукашенко нелегитимной, которую «не признали демократии во всем мире». Кроме того, в отличие от невнятных заявлений администрации Трампа, демократ напрямую назвал белорусского лидера «диктатором», задержанных оппозиционеров «политзаключёнными», а последние 26 лет жизни Белоруссии – периодом «систематических репрессий при режиме Лукашенко». Именно Байден в своем заявлении призвал международное сообщество расширить санкции против окружения белорусского руководителя, а также заморозить их счета. И, что самое важное с точки зрения и белорусских властей, и оппозиции, Байден пообещал в случае прихода к власти работать с Евросоюзом над планом экономической поддержки «подлинно суверенной» Белоруссии. Таким образом, демократ изначально обрисовал будущую политику своей администрации: расширение поддержки противников режима Лукашенко и непризнание нынешнего президента Белоруссии легитимным главой государства. То есть всё то, от чего уклонялся Трамп. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru