Информационно-аналитическое издание

Правосудие по-киевски: репрессии для Крыма и Донбасса

Жители Донбасса останавливают украинскую бронетехнику, отправленную Киевом в рамках так называемой АТО в шахтёрский край
Версия для печатиВерсия для печати

После начала частичного разведения сил в Донбассе в Киеве заговорили на тему «Что делать с народом Донбасса и Крыма в случае его возвращения под контроль Украины?».

Сама постановка вопроса – политтехнологический ход команды президента Зеленского, чтобы внушить населению Украины чувство ощутимости скорого мира и восстановления территориальной целостности государства. Дескать, пусть не сегодня-завтра, так послезавтра мятежные регионы вернуться на Украину. Благодаря команде действующего президента, разумеется.

Но обсуждаемые нюансы такого «возвращения» порождают стойкую убеждённость, что в составе Украины Донбасс и Крым не ожидает ничего, кроме репрессий, внесудебных казней и тюрем. Ведь больше всего копий в украинском публичном информационном пространстве ломаются на тему «Кого и как судить?».

Созданная Зеленским в Комиссии по вопросам правовой реформы во главе с представителем президента Украины в Крыму Антоном Кориневичем рабочая группа по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий готовит рамочный законопроект о так называемом переходном правосудии в исполнении Киева.

Переходное правосудие – это переходный период от войны к миру путём преодоления последствий и предотвращения повторения конфликта, объясняют в Украинской Хельсинкской группе по правам человека. Странно слышать о правах человека от власти, возвеличивающую карателей дивизии СС «Галичина» и ОУН-УПА и идеологию украинского национализма, которая и послужила той самой причиной вооружённого конфликта.

Для Киева бороться с причинами конфликта означает бороться против себя самих, и так делать никто не будет. Вместо этого происходит подмена понятий: те, кто отказался признавать власть хунты, захватившей бразды правления в стране в результате кровавого госпереворота 2014 года, объявлены нарушителями закона.

Процесс осуществления переходного правосудия включает четыре составляющих: криминальное судопроизводство, документирование фактов нарушения прав человека, возмещение ущерба невинно пострадавшим от войны и реформа правоохранительной, судебной системы и системы безопасности территорий.

И тут власти попадают в водоворот неоднозначных проблем. Каковы допустимые границы компромисса в деле участников процесса самоопределения ДЛНР и крымского референдума? Кого судить, а кого амнистировать? Кому разрешить занимать государственные должности, а кому запретить? Признавать ли документы, выданные официальными органами Республики Крым, Донецкой и Луганской народными республиками? Если да, то какие?

По последнему вопросу в Киеве решили так: признаем только свидетельства о рождении, браке и смерти. Всё остальное (водительские удостоверения, дипломы, аттестаты, пенсионные документы, паспорта) – нет. Более 100 тысяч жителей республик Донбасса уже либо получили российские паспорта, либо стоят в очереди на их получение. Многие имеют паспорта ЛНР и ДНР (и здесь тоже очереди на месяцы вперёд, поскольку следующий за этим шаг – российское гражданство). В случае с Крымом счёт российских граждан идёт на миллионы, и подавляющее большинство этих людей и в страшном сне себе не представляют никакого украинского «переходного правосудия» применительно к себе, как не представляют они Крыма под украинским флагом.  А готова ли правоохранительная система Украины к вынесению приговоров такой массе условно наказуемых граждан?

Всех служивших в ополчении, оказывавших содействие ополченцам либо работавших в органах государственной власти Крыма и ДЛНР, а это многие тысяч человек, будут карать в уголовном порядке. Выдержит ли пенитенциарная система Украины такого наплыва заключённых? Не говоря уже о том, согласятся ли все эти люди становиться заключёнными в обмен на сомнительное счастье возвращения в украинские «объятия».

Вопрос возмещения убытков пострадавшим от войны настолько масштабен, что Украине не под силу его разрешить, и не только по финансовым соображениям. Этот вопрос включает в себя определения статуса пострадавшего и статуса имущества. Семьи ополченцев, чьи дома разбомбила украинская артиллерия, будут признаны Киевом как потерпевшие с дальнейшей выплатой компенсации? Признает ли Киев статус имущества, приобретённого жителем Донбасса или Крыма в условиях так называемой российской оккупации, если этот житель – сторонник ДНР, ЛНР или крымского референдума? Если он получил паспорт республики или документ о российском гражданстве?

Кориневич признаётся журналистам: «Пока вопрос относительно определения конкретных категорий [людей] не проработан. У нас нет каталога, где я бы сказал: вот список А – лица, которые будут привлекаться к ответственности, и список Б – лица, которые не будут привлекаться».

Как собираются поступать, например, с судьями, военнослужащими ведомств по чрезвычайным ситуациям, сотрудниками госавтоинспекции? С одной стороны, они принимают присягу, с другой – осуществляют деятельность во благо простого человека: судят уголовников, тушат пожары, разбирают ДТП. Судить их или не судить?

Украинские власти понимают, что вся их концепция переходного правосудия – замаскированный план по уничтожению инакомыслия и расправ над теми, кто посмел не покориться прозападным путчистам в 2014 году, от которых команда нынешнего президента ведёт свою политическую и идеологическую преемственность.

Для придания законопроекту о переходном правосудии сходства с отсутствующим у него человеческим лицом его разработчики утверждают: проверка лояльности жителей ДЛНР и Крыма (люстрация) будет проводиться индивидуально, 99% населения не попадут под люстрацию.

Слабо верится, ведь известна практика внесудебных казней на Украине. Одесская Хатынь с 48 жертвами в 2014 году, убийства писателя Олеся Бузины, депутата Олега Калашникова в 2015-м и бывшего ополченца Романа Джумаева в 2019-м, находившегося под домашним арестом в Мариуполе на время проведения против него следствия, целый ряд убийств менее известных лиц… Виновные в этих смертях спокойно разгуливают по улицам, сажать их в тюрьму украинское правосудие не собирается.

Что касается крымчан, им вообще дико слышать о том, что Киев строит на них планы: собирается определять какую-то вину, выносить приговоры или миловать. Жители полуострова давно закрыли для себя украинскую страницу истории, тем более, что они сразу после развала СССР не были согласны с тем, что их «отписали» Украине.

Что до луганчан и дончан, последний опрос, проведённый «Зеркалом недели», несмотря на его тенденциозность, чётко показывает настроения жителей шахтёрского края – под сине-жёлтый прапор они в большинстве не желают. И закон о переходном правосудии имеет все шансы это большинство расширить.

Вполне вероятно, что законопроект о переходном правосудии нужен властям не столько для наказания «сепаратистов» (все понимают, что у Киева руки коротки пересажать по тюрьмам Донбасс и Крым), сколько для того, чтобы спрятаться от ответственности за совершённые преступления против мирных граждан.

Формально украинских вояк, участвующих в АТО-ООС в Донбассе можно обвинить в преднамеренном убийстве согласно ст. 115 УК Украины, потому что уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Украины утверждено в мирное время и не содержит указаний на военное время. Об этом говорят сами же составители законопроекта.

Агрессия Киева против собственных граждан в Донбассе с применением армии – нарушение украинских же законов. Приказ идти убивать отдавали этой армии украинские политики, и они боятся, что рано или поздно им придётся за это ответить. А когда виновные в конфликте будут определены и осуждены, тогда появится шанс по-настоящему закончить войну. Конечно, «вернуть Крым» уже не выйдет. А вернуть Донбасс сможет лишь та Украина, власти которой сумеют назвать истинные причины конфликта с Донбассом. Причём, как показал опрос, жителям ДНР и ЛНР эти причины хорошо известны, как и известно, кто развязал против них войну. Здесь безусловный «победитель» в номинации «поджигатель конфликта» – украинская власть после майдана, именно так ответили дончане и луганчане (порядка 90%). Наверняка людям, с которыми ведут войну, лучше знать, кто именно её ведёт.

И «переходное правосудие» вряд ли является шагом к миру. Скорее, от него.

Фото: Жители Донбасса останавливают украинскую бронетехнику, отправленную Киевом в рамках так называемой АТО в шахтёрский край

 
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru