Информационно-аналитическое издание

Повлияет ли политический кризис в Белоруссии на торговлю с ЕС и Украиной

Повлияет ли политический кризис в Белоруссии на торговлю с ЕС и Украиной
Версия для печатиВерсия для печати

Политические проблемы в Белоруссии в самое ближайшее время могут перерасти в серьёзный социально-экономический кризис в стране. Власти республики, оказавшись в международной изоляции, уже прямо заявили о том, что готовы пойти на самые крайние меры в отношении своих западных партнёров, чтобы продемонстрировать им свою независимость. По словам Александра Лукашенко, прозвучавшим ещё в конце августа, Литва и Польша «зажрались и забыли, что такое Белоруссия», а значит пора показать им, «что такое санкции».

«Если они ещё в Китай и Россию через нас барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику, или через Чёрное море торговать с Россией»,

– сказал он, добавив, что «по санкционной продукции – пусть даже не мечтают». После этого белорусский лидер поручил правительству республики внести предложение о переориентации всех торговых потоков из портов прибалтийских республик на морские гавани России.

С точки зрения РФ подобная риторика официального Минска вполне понята и не может не вызывать интереса. По словам министра энергетики России Александра Новака, Белоруссия вполне сможет переваливать через российские морские гавани 4-6 млн тонн нефтепродуктов в год. И сегодня осталось лишь решить вопрос так, чтобы экономическая эффективность белорусско-российской логистики была как минимум не ниже той, которая сейчас есть у Белоруссии с Литвой или Латвией. Однако, как считают аналитики, в настоящее время проблема сотрудничества Минска со странами вне Евразийского экономического союза (ЕАЭС) гораздо шире, чем просто использование прибалтийских портов и в том или ином виде затрагивает интересы Украины.

Стоит напомнить, что страны Евросоюза, к которым и относятся Польша, Литва, Латвия и Эстония, являются вторыми после России торговыми партнёрами Белоруссии. Например, по итогам 2019 года товарооборот республики с ЕС составил $15,5 млрд, из которых почти $8,4 млрд – экспорт. Кроме того, именно Евросоюз, как и США, сегодня являются основными членами Всемирной торговой организации, с которыми Минск ведёт последние переговоры по вступлению в данную организацию. Поэтому неудивительно, что любые негативные моменты в двухсторонних отношениях Брюсселя и Минска могут отразиться и на экономическом сотрудничестве сторон.

Сегодня в белорусской столице считают, что главными спонсорами политических протестов в республике являются страны прибалтийского региона, а также в какой-то степени и Украина. Именно в отношении них Минск сегодня и разразился крайне негативной риторикой, обещая ввести некие ответные меры, которые должны будут заставить оппонентов изменить их отношение к белорусской ситуации. Однако на самом деле санкционная война, если она и случится, серьёзным образом ударит по всем её участникам. В том числе и по Белоруссии.

Так, известно, что в денежном выражении товаропоток Белоруссии через порты прибалтийских республик в 2019 году составил около $10 млрд. Та же гавань в Клайпеде за прошлый год обслужила 14,1 млн тонн белорусских грузов, что является 30,5% от всех погрузок порта. Кроме того, «Беларуськалий» обеспечивает около 20% от общего объёма грузоперевозок по литовской железной дороге. Всё это и позволяет белорусским властям считать, что Вильнюс не пойдёт на резкое ухудшение отношений, рискуя потерять своего главного партнёра в регионе. Однако и потери Белоруссии в случае отказа от сотрудничества с Литвой или Латвией также будут существенны.

На сегодня именно эти две прибалтийские республики являются одними из основных перевалочных пунктов для белорусской нефтехимической продукции, а также калийных удобрений. Литва и Латвия предоставляют самые выгодные для Белоруссии условия, а сама по себе логистика куда более удобна, чем, например, через российские порты, что и позволяет Белоруссии торговать с прибалтийскими странами себе в плюс. Например, по итогам первого полугодия из общего товарооборота с Литвой в $640 млн, белорусский экспорт составил около $440. При этом стоит учитывать, что положительное сальдо у Белоруссии выше только в торговле с Украиной (плюс около $595 млн), Казахстаном (приблизительно $300 млн) и Бразилией (примерно $255 млн).

Кроме того, «Беларуськалий» в Литве создал собственную инфраструктуру, ещё в 2013 году купив в Клайпеде 30% Biriu kroviniu terminalas и реализовав там серьёзную инвестиционную программу на сумму более $100 млн. Таким образом, в случае принятия политического решения перенаправить грузопотоки из Литвы на морские гавани России Белоруссия рискует получить не только дополнительные финансовые издержки, но и потерять свои вложения. Схожая ситуация наблюдается и в отношении Латвии и порта в Риге.

Не менее спорно выглядит вопрос белорусско-польского торгово-экономического сотрудничества. Эта страна одна из немногих, с которыми товарооборот Белоруссии превышает $1 млрд: по итогам 2019 года он перешагнул планку в $3 млрд, а за первое полугодие текущего года составил свыше $1,1 млрд. При этом Польша является одним из важнейших рынков сбыта для белорусской лесной продукции и занимает второе место в Европе по потреблению белорусских калийных удобрений. Кроме того, польский бизнес долгие годы остаётся одним из основных инвесторов в белорусскую экономику, вкладывая в неё $200-300 млн ежегодно.

Помимо этого, именно Польша стала одной из стран, которая предложила Минску свою помощь в снижении энергетической зависимости от России. Белорусские власти ещё совсем недавно всерьёз обсуждали возможность переключения нефтепровода «Дружба» в реверсный режим с целью поставок нефти с польской территории. И сегодня, несмотря на жёсткие заявления Лукашенко, официального заявления о прекращении подобных переговоров из Минска пока не прозвучало. Как считают аналитики, единственное, чем могла бы навредить Белоруссия Польше – снижением поставок на её рынок нефтепродуктов, а также остановкой так называемого «серого» экспорта польской сельхозпродукции, идущей транзитом в Россию. Однако и в этом случае Минск может получить куда большие убытки, чем нанести их своему западному соседу. Поэтому большинство аналитиков всё ещё не рассматривают всерьёз политические заявления Лукашенко, считая, что они вряд ли в ближайшем будущем перерастут в экономические санкции.

Схожая ситуация, по всей видимости, будет и в белорусско-украинских отношениях. Известно, что для Украины Белоруссия является вторым по объёму товарооборота рынком на постсоветском пространстве и входит в пятёрку крупнейших экономических партнёров наряду с Германией. В свою очередь, для Белоруссии Украина тоже второй после России торгово-экономический партнёр. Обе страны до последнего времени демонстрировали довольно конструктивные экономические отношения, в основе которых лежал прагматизм. Не случайно в прошлом году товарооборот между странами составил $5,8 млрд, оказавшись в серьёзном плюсе для Минска: поставки белорусских товаров на украинский рынок составили около $3,7 млрд. При этом известно, что именно Белоруссия является одним из основных поставщиков на Украину автомобильного топлива, нефтепродуктов и, что также немаловажно, угля, который республика реэкспортирует из России и Донбасса. Кроме того, Белоруссия уже давно превратилась в своеобразный финансовый и транспортный хаб между Украиной и Россией, что несёт ободную выгоду и Минску, и Киеву.

Нельзя забывать и о том, что Одесса рассматривается белорусскими властями как один из портов для перевалки нефти, альтернативной российской. Для портовой и нефтепроводной инфраструктуры Украины, которая последние несколько лет пребывает в кризисе, контракты на использование украинской гавани и нефтепровода «Одесса - Броды», крайне выгодны. С другой стороны, украинское направление, как и прибалтийское, позволяет официальному Минску чувствовать себя более уверенно в переговорах с Россией о поставках углеводородов на свои НПЗ. Поэтому сегодня абсолютно неудивительно, что, делая довольно резкие заявления в сторону украинских властей, официальный Минск не предпринимает никаких реальных шагов, которые бы могли негативно сказаться на двухсторонних экономических отношениях. Как, впрочем, пока никто в Белоруссии не сделал ничего подобного и в отношении прибалтийских республик, Польши или иных стран ЕС.

Таким образом, все нынешние разговоры о возможных ответных санкциях в отношении европейских партнёров со стороны Белоруссии выглядят не более чем угрозы, реализовать которые в Минске вряд ли решатся. Белорусские власти, даже имея за спиной поддержку России, не могут пойти на эскалацию конфликта ни с Польшей, ни с Литвой и Латвией, ни даже с Украиной. От сотрудничества с этими странами экономика республики получает серьёзную выгоду, потерять которую на пороге кризиса страна попросту не может. При этом прекрасно осознают всю пагубность ухудшения торгово-экономических связей с Минском и его партнёры. Поэтому сегодня можно утверждать, что политический кризис в Белоруссии вряд ли в краткосрочной перспективе серьёзным образом повлияет на торговлю республики с ЕС и Украиной. Однако в дальнейшем, в случае продолжения негативной риторики из Вильнюса, Риги, Варшавы или Киева, Минск вполне может пойти на эскалацию конфликта даже в ущерб своим экономическим интересам. Правда, произойдёт это только если белорусские власти будут поддержаны, в том числе и финансово, со стороны России. В ином случае стороны будут обмениваться обоюдными обвинениями, перестанут сотрудничать в сфере политики, но пойти на разрыв экономических связей так и не решатся.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru