Информационно-аналитическое издание

Посольство Украины в Китае зашлось в милитаристском угаре

Версия для печатиВерсия для печати

Посольство Украины в Китае в новогоднем поздравлении украинской диаспоре зашлось в милитаристском угаре, пророча победу в существующей в воображении Киева войне России против Украины. А угар достаточно удушливый, судите сами: «Пусть подлый враг не пытается сломать наш дух, забрать нашу веру, посеять среди нас страх и панику. Мы убеждены, что выстоим и победим! Наша цветущая Украина была, есть и будет – свободной и счастливой!» 

У посольства Украины в Китае задачи не только дипломатические. На фоне вялых экономических отношений с ЕС Киев ищет сотрудничества с Китаем, а украинское посольство старается придать этому процессу нужное идеологическое оформление. Поскольку Китай стратегический партнёр России, а взгляды Пекина и Москвы на ситуацию на Украине совпадают или близки (это указано на официальной странице МИД РФ), то Киев считает необходимым вести в Китае антироссийскую пропаганду, чтобы очернить имидж России в этой стране.

Объектом идеологической обработки служит прежде всего украинская диаспора Китая, хотя она ещё не структурированна. «Украинская диаспора на территории Китая как организованная структура отсутствует. С целью формирования украинской диаспоры в Китае инициирована системная работа с украинскими студентами [в Китае] и деловыми кругами, проводятся совместные мероприятия…в посольстве и Украинском доме», - сообщает посольство Украины. 

Генконсул Украины в Шанхае (2009-2014) Сергей Бурдиляк даже накатал соответствующую статью, в которой вынужденно констатировал отсутствие чётких этнополитических границ у украинской диаспоры в Китае, но постарался представить её отношения с русской диаспорой по комичной формуле пана Серка из кинокомедии «За двумя зайцами»: «Мы, Секлета Филипповна, шо-то одно, а вы – шо-то другое».

О более или менее массовом присутствии выходцев с Российской      империи, а затем и Украины в Китае можно говорить только с начала ХХ в., в период эксплуатации КВЖД. Разумеется, ни о каком массовом разделении на русских и украинцев не было и речи. Хотя «шо-то другое» в Китае тоже присутствовало, но из-за своей малочисленности никак не влияло на убеждения большинства эмигрантов.

В 1932 г. в Шанхае появляется общественная организация с националистическим уклоном «Українська громада», позже переименованная в Украинскую национальную колонию (УНК). Руководители УНК заявляли, что их миссия – «стоять на страже принципов освободительной борьбы украинского народа и следить за развитием национального самосознания своих членов», потому как украинцы легко сближались с русскими.

На тот момент в Шанхае действовал Российский эмигрантский комитет, наделённый юридическими полномочиями выдавать удостоверения бывшим гражданам Российской империи, не принявшим советскую власть. В недрах УНК появилась зеркальная структура – Украинский эмигрантский комитет, призывавший эмигрантов с Украины дистанцироваться от остальной российской эмиграции: «В данный момент, когда решается судьба европейских наций, в т. ч. украинской, все украинцы-эмигранты… должны прежде всего осознать, что они украинцы». 

Об отношении основной массы украинцев к деятельности УНК говорит тот факт, что при численности украинской диаспоры в 5 тыс. человек количество членов УНК не достигало и 500 человек. Многие члены УНК одновременно состояли в Российском эмиграционном комитете. 

Радикалы в украинской диаспоре долго оставались малозаметным меньшинством вплоть до нападения милитаристской Японии на Китай в 1937 г. Будучи союзницей Гитлера, Япония хотела использовать украинских националистов для дестабилизации советского Дальнего Востока, где был высок процент украинцев в населении края. УНК сразу пошёл на сотрудничество с японскими захватчиками.

В Токио прибыли эмиссары ОУН из состава группы Михаила Колодзинского. Последний известен тем, что был связан с итальянскими фашистами и знаком с хорватским нацистским преступником Анте Павеличем. В 1942 г. японские оккупационные власти наладили выпуск в китайском Харбине официального печатного органа ОУН на Дальнем Востоке газеты «Сурма», организовали поселенческий лагерь для украинцев-сторонников ОУН и УНК. Здесь под контролем японцев заранее была сформирована администрация будущей марионеточной Дальневосточной Украины, которую Токио планировал создать на Дальнем Востоке в местах компактного проживания украинского населения. 

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне и китайского народа в освободительной борьбе против японских милитаристов заставили украинских националистов бежать из Китая. При содействии ЦРУ через Объединённый американо-украинский комитет вспомоществования (United American-Ukrainian Relief Committee) они были вывезены в США, Австралию, Аргентину. Связным между УНК и Объединённым комитетом выступал Мыкола Лебедь, участник Волынской резни и бывший агент германских спецслужб. 

* * *

Сегодняшняя украинская диаспора в Китае состоит из тех, кто попал в эту страну уже из самостийной Украины. Чем дальше от телевизора своей страны, тем трезвее граждане Украины оценивают происходящее в своей стране. Вдали от родины любой русскоговорящий воспринимается ими как земляк, агрессия по отношению к россиянам не проявляется. 

Нелепые усилия УНК и подобных организаций посеять семена раздора между мигрантами из России и Украины в Китае окончились полным фиаско. На то же обречены попытки посольства Украины, которое всё ещё пытается вдолбить в головы жителей Китая мифы про российскую агрессию с помощью официальных комментариев, тематических выставок…

Посольство предусмотрительно прячет от китайского слушателя информацию о сотрудничестве ОУН с японскими оккупантами и о признании Киевом боевиков этой преступной организации борцами за Украину. Китайцы до сих пор испытывают антипатию к японцам, помня творимые ими зверства – Нанкинская резня, химические опыты над пленным мирным населением, бомбардировки Чунцина, Ухани.

 
 

 

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору