Информационно-аналитическое издание

Порошенко о возрождении великой космической державы

Версия для печатиВерсия для печати

Обычно представителей истеблишмента делят на две категории: на политиков и государственных деятелей. Первые действуют в интересах своей политической силы, нередко в ущерб общегосударственным интересам, вторые – в общегосударственных интересах, подчас в ущерб своей политической силе. Есть, правда, и третья категория, наиболее свойственная странам, переживающим политические, экономические и социальные потрясения. Это – политические авантюристы, либо из-за непонимания реального положения дел, а чаще ради приобретения дешёвой популярности пытающиеся втянуть свою страну в дорогостоящие, но абсолютно не имеющие практического смысла авантюры.

Типичным примером такой авантюры является попытка китайского руководства времён «культурной революции» обогнать ведущие мировые державы по производству чугуна. Нужно сказать, эта цель была достигнута! Правда, металл, выплавленный в построенных едва ли не на каждом крестьянском дворе кустарных печах, никуда не годился по качеству и его просто некуда было использовать…

* * *

21 октября во время своего визита в Днепропетровск Пётр Порошенко на встрече с работниками машиностроительного завода «Южмаш» заявил, что Украина должна выработать стратегию, которая вернёт ей статус великой космической державы и выведет на уровень одного из лидеров космической отрасли в мире. И требуется для этого самая малость: политическая воля и поддержка всего мира.

Политическая воля – понятие, относящееся не столько к области техники, технологии экономики или науки, сколько к психологии. И, как показывает практика, очень часто вступает в противоречие с объективными данными перечисленных областей знаний. Собственно, и производство китайского чугуна было обусловлено исключительно результатом политической воли. Точнее, её крайнего проявления – волюнтаризма.

Что это за слово, которое часто называют ругательным? Волюнтаризм – это субъективистские решения, игнорирующие объективно существующие условия и закономерности развития чего-либо. В случае с китайским чугуном – отсутствие спроса на низкокачественный кустарный металл и отсутствие производственной базы для его производства. В ситуации с «возрождением великой космической державы» – катастрофическое положение украинской экономики, упадок машиностроения, отсутствие денег в казне и полный разрыв кооперационных связей.

Начнём с того, что днепропетровское КБ «Южное» и «Южмаш» уже пять лет не получали ни копейки из бюджета на производство ракет и технические разработки. Что признал и сам Порошенко. Упадок предприятий начался с распада СССР, когда независимая Украина свернула производство межконтинентальных баллистических ракет, шедших на вооружение российской армии. Уникальное производство, изготавливавшее самые мощные в мире МБР и ракеты для железнодорожного ракетного комплекса, перепрофилировалось, например, для производства троллейбусов и сборки чешских трамваев. Соответственно, под сокращение попали специалисты высочайшей квалификации, на смену которым никто не пришёл ввиду ликвидации на Украине системы специального технического образования: стране в неограниченных количествах нужны были маркетологи, мерчандайзеры и визажисты, но никак не инженеры, токари, слесари и наладчики бортовой аппаратуры.

Разумеется, некоторые остатки былой «роскоши» мощнейшего ракетного объединения удалось сохранить, подключив днепропетровцев к международным программам «Морской старт» и сотрудничеству с Бразилией в программе коммерческих запусков спутников с космодрома «Алькантара». Но при этом ракета «Циклон-4», использование которой планируется в Бразилии, является отнюдь не новейшей разработкой, а всего лишь модификацией принятой на вооружение ещё в 1968 году баллистической ракеты Р-36. Ракета «Зенит» и её модификации, макетом которой так воодушевлённо размахивал Порошенко, объявляя о своём решении возродить великую космическую державу, начала разрабатываться в 1976 году, а впервые взлетела в 1985. Причём 70% её комплектующих поступают от смежников из России, а программа «Морской старт», в которой используются «Зениты», закрыта из-за некачественной сборки украинских ракет, приведшей к утрате дорогостоящих спутников.

* * *

Понятие «великая космическая держава» словарями и энциклопедиями не определено. Но обычно применяется к государствам, минимум обладающим собственными космодромами и осуществляющим собственными силами пилотируемые космические полёты. Если до недавнего времени к таким можно было отнести лишь СССР и США, то сейчас к Соединённым Штатам и России добавился Китай. Остальные, даже очень мощные страны вроде Великобритании, Германии, Франции, Индии, к великим космическим державам не относятся. Ни Япония, давно и успешно реализующая собственную космическую программу, ни Бразилия, с космодрома которой Украина собирается запускать «Циклоны-4», ни даже Казахстан, на территории которого находится самый старый и самый большой в мире космодром Байконур. Даже Северная Корея, располагающая несколькими космодромами и давно опередившая Украину в развитии собственной ракетной техники. Это всё космические, но не великие космические державы.

Кстати, по поводу космодромов. Это отнюдь не два-три сооружения, а огромные дорогостоящие комплексы для каждого типа запускаемых ракет, оснащённые современнейшей аппаратурой на многие сотни миллионов долларов. Постройка космодрома занимает несколько лет, что подтверждает опыт России, строящей собственный космодром «Восточный». Данная космическая пристань, заложенная в 2012 году, к 2015 году будет иметь две, а к 2018 году три стартовых площадки. Стоимость первой очереди обойдётся примерно в 9 миллиардов долларов. При этом территория, зарезервированная под космодром, составляет почти 13% площади Черновицкой области Украины. Но это вовсе не самое важное. Не зря космодромы располагаются либо на побережье, либо в горных, лесных или пустынных местностях, где практически нет населения. Это предопределено требованиями безопасности при падении ракетных ступеней и аварийных пусках. На густонаселённой Украине просто нет таких местностей, где подобное требование могло бы быть выполнено, поскольку обломки некоторых ступеней ракет падают за сотни километров от точки пуска. Особенно если учитывать, что украинские «Циклоны» используют в качестве топлива чрезвычайно токсичный гептил.

Да и вообще слова Порошенко о возрождении великой космической державы имели бы смысл, если бы Украина раньше была таковой. Но это не так. Да, отдельные украинские предприятия участвовали в разработке и изготовлении комплектующих для пилотируемых космических полётов и собственно ракет-носителей украинской разработки. Но исключительно в рамках промышленной кооперации с советскими и российскими смежниками. Даже сегодня украинская программа изготовления ракеты-носителя «Зенит» оказалась под угрозой срыва из-за того, что российские смежники, наученные горьким опытом неплатежей за поставленную на Украину продукцию, отказываются поставлять двигатели для них без предоплаты.

* * *

Таким образом, мы плавно перешли к проблеме финансовой невозможности осуществления авантюры с названием «возрождение великой космической державы».

По расчётам самих ракетостроителей, стоимость одной ракеты «Зенит» оценивается в 1,2-1,4 млрд. долл., не считая стоимости пусковых услуг. По статистике, 16% пусков данной ракеты относятся к аварийным либо частично успешным, что также повышает стоимость программы производства ракет.

Ракета-носитель «Циклон-4», разрабатываемая с 2003 года, так до сих пор ни разу не взлетела. Её первый пуск планировался на 30 ноября 2006, но был перенесён вначале на 2007 г., потом на 2009 г., а затем переносы стали ежегодными. Ныне первый пуск якобы назначен на декабрь 2014-го. При этом, как известно, мало какие ракеты ни разу не терпели аварий во время испытаний. Учитывая, что стоимость «Циклона-4» в апреле 2010 г. оценивалась в 488 млн. долл., только испытания данной ракеты обойдутся Украине в пару миллиардов долларов.

Ни КБ «Южное», ни «Южмаш» подобных сумм просто не имеют. По словам менеджеров «Южмаша», на предприятии уже несколько месяцев нечем платить зарплату, а если её и дают, то лишь небольшими частями ещё за летний период, по 10% от общей суммы задолженности. Ежедневно с предприятия увольняется по 40 человек. Общие потери персонала за последние пару месяцев составили 700 человек, или почти 10% численности сотрудников. Завод находится на грани остановки, поскольку его нынешней загрузки недостаточно не только для содержания штата, но и для самого существования завода.

Громкие слова Петра Порошенко абсолютно не соответствуют реальному положению дел: на всю программу развития аэрокосмической отрасли в этом году выделено 10 миллионов гривен (около 800 тысяч долларов), которых хватит разве что на зарплату аппарата Государственного космического агентства Украины. И что-либо выкроить дополнительно из пустого украинского бюджета просто невозможно: раздираемая гражданской войной страна не может найти деньги даже на оплату топлива, без которого зимой просто замёрзнут тысячи граждан. Видимо, отсюда и слова про то, что «возрождение великой космической державы» потребует помощи всего мира.

Увы, не только весь мир, но даже Евросоюз, напрямую зависящий от Украины в вопросах бесперебойного транзита газа из России, не в состоянии найти деньги, чтобы заплатить вместо Киева газовые долги. Стоит ли говорить о помощи в реализации космического (во всех смыслах) полёта фантазии Порошенко? Без денег можно было 50 лет назад низкопробный чугун в огородах плавить, а гироскопы и электронные блоки системы управления на сельском подворье или в полуразрушенных боксах МТС выстругать просто невозможно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору