Информационно-аналитическое издание

Полтавский бунт – осмысленный, но беспощадный

01.10.2013
Версия для печатиВерсия для печати

Областной центр, живущий своими провинциальными проблемами, привлекает к себе настоящий интерес лишь раз в сто лет – на юбилей Полтавской битвы. Однако «пятницкий мятеж» и свалка в местном горсовете, по-европейски именуемом «мэрия», обратили на себя внимание не только украинских, но и российских и иных СМИ.

Откровенно говоря, событие вызывает смешанные чувства. С точки зрения мобилизационных возможностей толпы и показательного высшего градуса народного терпения, бунт против беспредела ценовой политики в области коммунальных тарифов вызывал даже симпатии.

* * *

Но два факта эти симпатии нивелируют. Первый факт касается заводил «полтавского восстания». Это прежде всего местный депутат Сергей Каплин, прошедший в парламент от партии «Удар», и местные активы «кличконутых» и «свободовцев». Сегодня практически все СМИ убеждают себя и нас в том, что все случилось стихийно и «жаждущий крови» народ просто зажгли пылкие речи оратора Каплина. Это не совсем так.

Дело в том, что городские власти действительно перешли все дозволенные нормы, и возможность бунта была еще в конце августа, когда решением горсовета была ликвидирована одна из школа на окраине города как раз перед началом нового учебного года. Тогда возмущенных повели за собой националисты во главе с полтавским депутатом от ВО «Свобода» Юрком Бубликом.

Теперь инициативу перехватили «ударовцы». Вся «мятежность Полтавы» обусловлена активностью двух нардепов.

Один из которых – Каплин. За период своей «политпубличности» он зарекомендовал себя как субъект, по крайней мере, странный, хотя полтавчане иногда просто крутят пальцем у виска.

Мятежный Каплин (слева)

Каплин организовал передвижную депутатскую приемную, названную в народе «каплинобус», подражая Чипу и Дейлу, создавал бродячий «антикоррупционный патруль», в период предвыборных баталий пошел пешком в Киев, после «сблатовал» за собой в пеший поход по палящему солнцу несколько жителей мятежной Врадиевки. Он то грозит пересажать депутатов, то возмущается, что его не пускают на заседание Кабмина, то перекрывает дороги. Словом – товарищ акцентуированный и гиперактивный. Именно революционный зуд Каплина вывел в первые ряды политического паноптикума области партию «Удар», обойдя даже традиционно возбужденных местных националистов.

Отработав возможность «новой игры» в защиту социальной справедливости, Каплин и «кличканутые» начали подготовку к акции, спроецировав акцент на требованиях ликвидации решения горсовета об установлении новых тарифов от 1 августа 2013 года. На такого живца собрать злющих пенсионеров было делом нескольких часов. Толпу усилили «удар-активом», подтянулись националисты, «городские сумасшедшие» и перманентные бунтари, вроде известного национал-патриота Василия Ковальчука. Всего было до трех сотен человек.

* * *

При этом прибывшие граждане не знали, что прокуратура и Антимонопольный комитет уже опротестовали повышение тарифов в суде.

Настрой на прессинг и силовое решение ощущался изначально. Даже тогда, когда по предложению Каплина перекрыли движение транспорта, причем делали это абсолютно легально и в «удобном месте» – на перекрестке безразрывно двигалась по кругу толпа людей по «зебре». Серьезная городская артерия была блокирована.

Потом последовали требования прямой встречи с городским головой Александром Мамаем. Тот предложил «мятежникам» пообщаться со своим секретарем Оксаной Деркач, и это стало искорой. «Трус! Бабу замисть себя пидставляе!» - заорали бунтовщики, а Каплин, пользуясь своей неприкосновенностью, вызвался вести народ внутрь здания, дабы «лично поговорить с мэром в его кабинете». Звучали призывы и пожестче, и порадикальнее. Пара десятков милиционеров с ужасом наблюдали за ростом агрессивности толпы, вяло пытаясь не пропускать стремящихся внутрь.

Отсутствие спецназа еще с начала бунта крайне удивляла, и это привело к тому, что народ ворвался на первый этаж, наполняя его воплями «Ганьба!» и русским матом.

Городской голова не нашел ничего лучшего, как закрыться в кабинете, имитируя свое отсутствие, но «неприкосновенные» взломали дверь. Потом, по слухам, Мамай сбежал, а толпа начала выяснять отношения с прибывшим ОМОН.

*   *

Информация о «восстании» дошла до премьер-министра Украины Николая Азарова. Он был удивлен, что его поручение губернатору А.В. Удовиченко «предпринять все необходимые меры для приведения в чувства господина Мамая, мэра г. Полтавы, и выполнения решения правительства о тарифах»  не было доведено ни до мэра, ни до бунтовщиков, хотя оно было сформулировано за несколько дней до мятежа.

Председатель ОГА А.В. Удовиченко потребовал от Мамая начать вести переговоры, и на следующий день решение о повышении тарифов было аннулировано.

Мамай оправдывается…

Сокрытие организаторами бунта от людей решений и инициатив вполне понятно: новости могли сбить пыл и жажду мести, но отчего местные власти позволяют доводить дела до самого края, за которым вполне может пролиться кровь. Это – второй факт, который нивелирует симпатии к бунту.

* * *

Стоит ли говорить, в каком восторге находится ныне оппозиционный лагерь, и не только в Полтаве. Каплина сравнивают с Лениным и Емелькой Пугачевым, а один местный обозреватель, захлебываясь слюной собственного восторга, указывает: «Сейчас Каплин, нет, не на коне. Это для него слишком мелко. Сергей Каплин на слоне!»

Восторги восторгами, но пока оппозиция потирает руки, националисты готовятся к новым боям «уличной демократии», а довольные полтавчане подсчитывают, сколько они сэкономят на старых тарифах, можно сделать некоторые выводы.

Первое. Несмотря на «образцовые» отчеты МВД, совершенно очевидно, что милиция реально потеряла навыки и статус силового органа (события во Врадиевке, Киеве, Фастове и Полтаве, избиение милиционеров в Сумах). Безынициативная и оглядывающаяся назад служба (и без объективно существующих язв) становится предметом насмешек. Милиция и спецназ жуют сопли и растят животики, когда в летних лагерях молодёжь готовят к свержению власти. Что-то подобное можно сказать и о спецслужбах, заигравшихся в схемы контроля. Правоохранительные структуры не боятся (в хорошем смысле) даже пенсионеры с костылями, не говоря о боевиках, марширующих с факелами и фашиствующих на стадионах. Даже ФИФА возмутилась украинской фашизацией, а МВД и СБУ все сидят в засадах…

Второе. Украинская власть очередной раз подтвердила свою неспособность в мгновенном реагировании на кризисные вопросы, а тем временем вопросы превращаются в огромный ком, который может раздавить, не оставив мокрого места.

Третье. Полтава продемонстрировала слабость местных органов власти, которые по логике существующей политической практики Украины должны будут проявить себя в ходе предстоящих президентских выборах. Правящая партия может демонстрировать картонное единство, поддерживая даже на уровне сельских администраций подписание Соглашения об ассоциации с ЕС или изгоняя из своих рядов «промосковского еретика» Маркова, но реально контролировать ситуацию, похоже, не в силах. Полтава стала еще одним звоночком в двери…

Фото Андрея Богданова, интернет-портал «Полтавщина»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru