Информационно-аналитическое издание

Польский прометеизм: кровь и ненависть для Украины

Картина немецкого художника Генриха Фюгера «Прометей несёт огонь людям»
Версия для печатиВерсия для печати

Прометеизм (prometeizm) как идеологическое обоснование попыток Польши расколоть Российскую империю, а затем Советский Союз вдоль национальных «швов» окончательно выкристаллизовался в 1920-1930-е годы в период нахождения у власти диктатора Юзефа Пилсудского. Второе дыхание эта идеология получила с переходом Польши в западный лагерь в 1989 году и является составной частью польской восточной политики.

Польские пропагандисты постарались придать данной идеологии привлекательные романтические черты. Польша изображается в образе древнегреческого героя Прометея, несущего огонь свободы народам евразийского пространства, будто бы порабощённого Россией. Эти народы, по замыслу прометеистов, должны отколоться от России и под покровительством Польши вести против неё борьбу (экономическую, политическую, дипломатическую или вооружённую).

Единственный народ, которому не светит членство в прометейском движении – русские. Этот народ геополитически организует евразийский континент от Сахалина до Калининграда и от Средней Азии до Северного Ледовитого океана, служит становым хребтом евразийской (российской) государственности и потому заранее приговорён польскими прометеистами к затравленному существованию в слабом, раздираемом внутренними конфликтами государстве, в каковое прометеисты мечтают превратить Россию, мешающую самим фактом своего существования стать Польше лидером Центрально-Восточной Европы.

Невооружённым глазом видно, что прометеизм направлен на ослабление не только русского, но и остальных народов Евразии. Ведь для того чтобы жить по польской методичке, то есть всегда и во всём конфликтовать с русскими, они должны быть подконтрольны Варшаве. Прометеизм – это курс на провоцирование националистической вражды и межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР.

Руководимым Варшавой народам предписано ненавидеть не только русских, но и тех, кто откажется от вражды с русскими. Так врагами Польши сделались абхазы, осетины, гагаузы, армяне, а друзьями – националисты Грузии, Молдавии и власти Азербайджана, поскольку противостоят первым. Многонациональная семья, коих предостаточно в республиках бывшего СССР, тоже должна пасть жертвой прометеизма, потому что все её члены должны разом ополчиться на русских и стать их непримиримыми идеологическими оппонентами.

За романтическим флёром прометеизма и его показной бескорыстностью Варшава скрывает собственные геополитические интересы. Иногда об этом говорится прямо.

«Прометеизм был призван поддерживать движение за независимость и центробежные тенденции на геополитическом пространстве доминации Москвы…Это не какое-то бескорыстное посвящение Польши ради Украины, Грузии, Беларуси или какой-либо другой страны. Наш непосредственный польский интерес тесно и обязательно связан с будущим этих стран. Либо они будут независимыми государствами, либо вернутся под полный геополитический и геоэкономический контроль Москвы»,

откровенничает влюблённый в прометеизм профессор истории из Ягеллонского университета Анджей Новак.

А как же прометейский лозунг «За нашу и вашу свободу», провозглашаемый польскими политиками и их ставленниками и на киевских майданах в 2004 и 2014 годах, и сегодня – в Белоруссии, призванный подчеркнуть будто бы бескорыстную помощь Варшавы украинскому и белорусскому народу?

Важным условием для успеха прометейского проекта Новак называет построение дружественных отношений с Украиной. Но с какой Украиной у Польши могут быть дружественные отношения? С Украиной Януковича таких отношений не было, оттого Варшава и поддержала его свержение в 2014 году. Янукович провинился перед поляками тем, что осмелился заговорить об участии Киева в евразийской интеграции. Для свержения такого президента и закрепления достигнутых результатов Варшава считает допустимым вооружённое насилие и гражданскую войну в Донбассе как гарантию того, что Киев надолго отстранён от сближения с Москвой.

Варшава считает дружественной только националистическую русофобскую Украину, а такая Украина живёт всегда в атмосфере межнациональной вражды, неизбежно заканчивающейся кровопролитием. Это относится ко всем другим постсоветским республикам, к которым польские прометеисты питали симпатию – националистические режимы Мирчи Снегура (Молдавия), Михаила Саакашвили (Грузия), Петра Порошенко и Владимира Зеленского (Украина). Все они запомнились развязыванием войн в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и на Донбассе.

Истинный облик польского прометеизма жесток и вовсе не романтичен. В этом году исполнилось 16 лет террористическому акту в школе Беслана, унёсшему жизни 333 человек, из них 186 детей. В 2004 году, когда случилась эта трагедия, верные заветами прометеизма польские СМИ поддержали террористов, а не семьи погибших. Теракт в Беслане – идеальная иллюстрация прометейского проекта в действии. Чеченцы, ингуши, осетины, русские (в том числе украинцы), греки, армяне, грузины (представители этих народов погибли в Беслане) убивают друг друга ради торжества, как выразился проф. Новак, «непосредственного польского интереса».

Заметным участником прометейского движения был Влодзимеж Бончковский (Wlodzimierz Bączkowski). В статье «Мы не украинофилы» он признавал: «Мы не украинофилы. Не нравится нам настоящее положение дел в украинском обществе, мы не умиляемся украинской историей, не млеем от вида степи, хутора или вишнёвого садочка и не подставляем грудь в защиту абстрактной справедливости…Скорее, наоборот…Мы «любим» Украину… до «глубины собственного кармана», и никто не упрекнёт нас в недостатке искренной заботы о её пользе».

Под пользой Бончковский понимал курс на украинскую самостийность, которая обеспечит лидерство Польши в Восточной Европе при одновременном ослаблении самой Украины, которая в союзе с Россией была частью мощного государственного организма, а без России превратилась в хлопающую подкову, у которой недостаёт гвоздя.

Выступая 7 сентября на конференции представителей финансовых бирж стран Троеморья в Кракове, президент Польши Анджей Дуда сказал, что такой крепкой, как сегодня, Польша стала впервые с XVII века и намерена использовать этот шанс). Троеморье – это польско-американский проект инфраструктурно-экономической консолидации стран, расположенных между Балтийским, Чёрным и Адриатическим морями, на антироссийской основе. С польской перспективы прометеизм служит идеологическим сопровождением проекта Троеморья.

Польский прометеизм надеется законсервировать на максимально долгий срок ту печальную ситуацию, какую наблюдаем на Украине сегодня – с преследованиями инакомыслящих, убийствами неугодных (депутат Олег Калашников, писатель Олесь Бузина, сожжение людей в одесском Доме профсоюзов), пропагандой расовой и этнической ненависти. Во что превратится жизнь граждан Украины, прометеистам всё равно. Ведь они вовсе не украинфилы и руководствуются «непосредственным польским интересом».

Иллюстрация: картина немецкого художника Генриха Фюгера «Прометей несёт огонь людям»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru