Информационно-аналитический портал
ссылка

Польская политика в Белоруссии показывает впечатляющие результаты

Увеличить шрифт
А
А
А

Желание Польши курировать культурные и общественно-политические процессы в соседних с ней странах не является секретом. На протяжении последних десятилетий Варшава делала всё возможное для того, чтобы закрепиться на сопредельных территориях, расширяя своё влияние. По сути, Украина и Белоруссия являются главными инструментами для превращения Польши в основного куратора Восточной Европы. Поэтому неслучайно, что интерес польской политики неразрывно связан с ситуацией в этих двух государствах. И если в отношении Украины польские интересы оказались во многом подчинены целям и задачам США, то белорусское направление остается пока полностью в распоряжении Варшавы. Как считают аналитики, политика «мягкой силы», используемая Польшей в Белоруссии, уже начала давать свои результаты. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты социологического опроса польского Центра восточных исследований имени Марека Карпа (Ośrodek Studiów Wschodnich im. Marka Karpia, OSW).

Необходимо напомнить, что в Белоруссии с 2012 года официально запрещено проведение исследований и опубликование результатов опросов общественного мнения на социально-политические темы без получения специальной аккредитации. Все попытки провести соцопросы в полевых условиях без разрешения всегда жёстко пресекались, что в конечном счёте полностью уничтожило независимую социологию в республике, оставив только официальную статистику по всем вопросам политического или идеологического характера. Такие исследования стали переходить в разряд опросов по телефону и на различных интернет-ресурсах, достоверность которых всегда была ниже, чем при работе «от двери к двери» или на улице.

Подобная ситуация привела к тому, что на свет стали появляться различного рода исследования, главной задачей которых была и продолжает оставаться манипуляция общественным сознанием. Особенно ярко это стало проявляться в последние годы, когда вокруг Белоруссии развернулась информационная война, в том числе и не без участия Польши. Именно после подобных опросов в телеграм-каналах и на интернет-площадках появился мем «Саша 3%», а белорусов стали убеждать, что большая часть общества имеет прозападную ориентацию.

Немаловажную роль в происходящем сыграли именно польские исследования и соцопросы, которые стали в эти годы главным зеркалом, как бы отражающим общественно-политические процессы в Белоруссии под необходимым Варшаве углом. При этом проводятся они и подаются белорусскому обществу именно в те моменты, когда это необходимо Польше. Например, год назад, когда между Минском и Москвой было серьёзное напряжение, появилось исследование варшавской «Белорусской аналитической мастерской» под руководством Андрея Вардомацкого. Согласно его итогам, количество сторонников союза с Россией в Белоруссии за 2019 год снизилось с 60,4% до 40,4%, а вот вступления в Евросоюз, наоборот, выросло с 24,4% до 32%. То есть из Польши белорусам навязывали мысль, что они не такие уж и братья россиянам.

Позже, в период острого политического кризиса в республике, связанного с президентскими выборами 9 августа и последовавшими за ними событиями, польские соцопросы вовсю демонстрировали готовность белорусского общества к переменам, косвенно провоцируя белорусов на расширение протестного движения. Параллельно создавалось впечатление, что Польша в случае эскалации конфликта придет на помощь белорусом. Так, в сентябре 2020 года польская студия Social Changes опубликовала результаты опроса среди поляков, по которым 40% респондентов высказалось в поддержку белорусской оппозиции и только 5% решили, что Варшаве следует поддержать действия Александра Лукашенко. Однако последнее исследование OSW, подобного которому, как заявляет польская сторона, не проводилось очень давно, стало самым показательным с точки зрения результатов польской политики «мягкой силы» в Белоруссии.

Несмотря на то, что ряд ответов якобы удивил польских исследователей, все они получили вполне понятное для обывателя объяснение, которое полностью укладывается в нынешнюю идеологическую программу Варшавы в отношении не только Белоруссии, но и России. В частности, отмечается, что подавляющее большинство белорусов продолжает положительно относиться к России и русским как народу – 86,7% и 96,2% соответственно (сравните эти цифры с итогами опроса «Белорусской аналитической мастерской» Вардомацкого!).

Но при этом в Польше объясняют это «не только уважением к России, которое исторически укоренилось в сознании белорусов, но и сильным влиянием российского телевидения, которое широко доступно в Белоруссии». Проще говоря, белорусскому и польскому обществу прямо говорят, что цифры могли бы быть иными, если бы не «российская пропаганда».

Помимо этого, указывая на высокую поддержку респондентов интеграции Белоруссии и России и большую популярность Союзного государства, чем Евросоюза и НАТО (к ним белорусы в подавляющем большинстве относятся негативно), в OSW подчеркнули, что 42,8% респондентов склонны видеть в России угрозу территориальной целостности республики, что является «беспрецедентно высоким результатом». По мнению польских исследователей, это связано с тем, что у белорусов есть страх «перед агрессивной политикой Кремля на постсоветском пространстве (особенно в контексте войны в Грузии в 2008 году и аннексии Крыма в 2014 году)», хоть они и не связывают это с личностью Владимира Путина, к которому положительно относятся 60,2% опрошенных. Одновременно подчеркивается, что только 20,7% белорусов считает, что угрозу территориальной целостности их стране представляет Польша (67,4% так не считают). Объяснение этому тоже показательно и базируется на том, что связано такое «умеренное» отношение к польским притязаниям с тем, что «обвинения в адрес польских властей в желании аннексировать Гродненскую область (или даже восстановить границу 1921-1939 годах) составляют главную ось антипольской пропаганды в последние годы, особенно усилившейся после начала политического кризиса в августе 2020 года».

Так польская социология навязывает белорусам ложную мысль, что их опасения по отношению к России более оправданны, чем в случае с Польшей.

Ряд иных вопросов и результатов данного социологического сследования и вовсе являются сплошной пропагандой, призванной доказать наметившийся рост любви простых белорусов к Польше и западному вектору развития. Так, оказалось, что к Польше положительно относится 74% респондентов, а к полякам – 83%, что является одним из самых высоких показателей среди народов Европы, хоть и уступает России и Украине. В то же время польские исследователи указали на то, что, несмотря на такое соотношение, именно Польша стала страной, в которой белорусы хотели бы работать больше, чем где-либо еще. Именно здесь желают трудоустроиться 40,6% граждан Белоруссии, в то время как в Западной Европе – 36,7%, а в России – 30,3%. Примечательно, что объясняется это экономическим кризисом в РФ и успешной работой польского правительства в области миграции. В первую очередь речь идет о так называемой карте поляка, по которой любой получивший её признается представителем польской нации. Именно этот инструмент стал одним из главных в работе Варшавы по расширению своего влияние в соседних странах, в первую очередь в Белоруссии. По последним данным, более 40% всех выданных карт пришлось на белорусских граждан, которые, без сомнения, готовы признавать себя этническими поляками взамен на возможность свободно посещать Польшу или жить в ней.

Однако, пожалуй, главным выводом исследования с точки зрения результатов польской «мягкой силы» в Белоруссии является изменение отношения белорусов к своему историческому наследию. В частности, вполне обоснованно указывается на то, что в белорусской официальной идеологии по сравнению с концом ХХ века произошли коренные перемены, и теперь власти республики «начали возвращаться к более ранним периодам, в том числе к средневековому Полоцкому княжеству и Великому княжеству Литовскому, которые стали восприниматься также как белорусское государство». Это уже привело к тому, что сегодня около 40% белорусов считают, что развитие республики должно опираться на традиции Великого княжества Литовского или Речи Посполитой (6,3%) и лишь 28% – на советский период. При этом небольшой процент симпатизирующих совместной истории белорусских и польских земель в составе Речи Посполитой не должно никого вводить в заблуждение. В своевременной историко-идеологической концепции Белоруссии упор делается на историю ВКЛ именно в период существования совместного с Польшей государства.

Таким образом, использование Варшавой принципов «мягкой силы» в Белоруссии очень эффективно работает в интересах Польши как в настоящее время, так и в долгосрочной перспективе. Вне зависимости от дальнейших событий в белорусско-польских отношениях на официальном уровне, Польша не откажется от политики расширения своего влияния на белорусское общество, что представляет для республики серьёзную опасность.

На фото. Акция в поддержку белорусской оппозиции в Польше, 7 февраля 2021 года

7
Поставить лайк: 585
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору