Информационно-аналитическое издание

Польше надоела дружба с Украиной любой ценой

Версия для печатиВерсия для печати

В Польше растёт разочарование в Украине и идеологических формах её самостийности.

Украину всё больше воспринимают как олигархическую корпорацию, где правят аполитичные кланы, использующие сложившуюся геополитическую конъюнктуру для самообогащения путём эксплуатации своих союзников. И Польши в том числе, что обеспечивает этим кланам политическую выживаемость.

Русофобия – вот товар, который киевские власти в избытке поставляют на внешний рынок. Покупателями этого товара являются США, Польша и другие западные страны, готовые взамен ссужать Киев деньгами и снабжать оружием.

Но есть ли выход из этого положения?

Если Украина хочет получать кредиты МВФ и финансовую помощь из США или ЕС, она должна производить всё новые и новые порции русофобии. На пятом году правления нынешнего киевского режима всем понятно, что такая помощь не поднимет экономику и не наполнит рынок Украины качественными и доступными товарами. Если бы было наоборот, экономика бы уже поднялась, а рынки наполнились.

Производство русофобии приносит народу Украины только потери, что тоже очевидно на пятом году властвования евромайдана. Она тормозит развитие отношений с самым перспективным торговым партнёром Украины – Россией. Отсюда прогноз: чем дольше украинские власти будут надеяться на торговлю русофобией, тем глубже страна будет соскальзывать в экономическую яму, откуда выбраться будет сложно.

Для Польши поддержка русофобской идеологии украинского национализма обернулась ростом полонофобских настроений. Национализм – оружие обоюдоострое. Ему всегда и по всем азимутам нужны враги, иначе отпадёт надобность в самом существовании национализма.

Вы представьте, если вдруг Украина помирится со всеми своими соседями, что делать Тягнибоку, Мосийчуку и прочим националистам? Покинуть Верховную раду, вещать о дружбе народов? Они этого не хотят и не умеют. Если в государстве правит бал национализм, у такого государства враги обязательно появятся. Националисты их сами выдумают, чтобы оправдать своё сиденье в депутатах.

Так вспоенный Польшей украинский национализм рикошетом ударил по Польше. Рукотворный мутант вышел из-под контроля и хочет жить своей жизнью. В Польше всё чаще звучат призывы пересмотреть парадигму внешней политики, перейти в отношениях с Киевом на более трезвый уровень, отказавшись от прежнего подхода – доктрины Гедройца.

Доктрина Гедройца остаётся главным теоретико-геополитическим инструментарием польской восточной политики с конца 1980-х. Впервые она была сформулирована в 1960-х гг. в среде польской антисоветской эмиграции во Франции во главе с издателем и политическим публицистом Ежи Гедройцем.

Гедройц первым выдвинул революционную на тот момент для польского патриотического сознания мысль: раз Варшава не в состоянии вернуть себе Украину и Белоруссию, она должна поддержать их независимость и отделение от СССР, чтобы в их лице соорудить буфер между Польшей и Советским Союзом.

До Гедройца все польские политические авторы прямолинейно призывали к восстановлению Речи Посполитой от моря до моря, с Украиной и Белоруссией в её составе. Гедройц поступил хитрее, выдвинув идею одновременного отказа и Польши, и СССР от своего имперского прошлого в пользу молодых демократий.

Хитрость заключалась в том, что отказ от Украины и Белоруссии для поляков был отказом от чужого, не своего. Для СССР отказ от Украины и Белоруссии означал закрепление раскола общерусского политико-цивилизационного пространства в угоду украинскому и белорусскому национализму. Национализм же с демократией имеет мало общего, о чём Гедройц предпочитал умалчивать.

«Места для доктрины Гедройца больше нет… Она не выдержала испытания временем, как и многие другие искусственно насаждаемые идеи… Ещё сохранилась [политическая] каста, которая держится за подобные взгляды по привычке или ради сохранения источника дохода, но это дорога в никуда», - заявил руководитель Центра «Украиникум» Люблинского католического университета проф. Влодзимеж Осадчий.

Варшаву и Киев объединяет только противодействие Москве, но сама необходимость такого противодействия – не более чем лозунг для мобилизации усилий в условиях конкуренции геополитических центров силы, указывает польский профессор.

Такими центрами являются США, ЕС и Россия. Украина занимает периферийное положение между ЕС и Евразийским союзом (ЕАЭС). При такой географии Украина могла бы играть роль экономического моста между Европой и Россией.

Маршруты транзита энергоресурсов, экспорта/импорта товаров из Евросоюза в ЕАЭС и обратно проходили бы по территории Украины. Через Россию лежит доступ украинских товаров на рынки Киргизии, Казахстана и Армении (членов ЕАЭС), далее – в Таджикистан, Туркмению, Монголию и Иран (кандидаты на вступление). Это более 276 млн. потенциальных потребителей.

Польше и остальному Западу Украина-мост не нужна. Им нужна Украина-буфер, функция которой не развивать сотрудничество с ЕАЭС, а блокировать его. Роль буфера – это приговор на бедность, дестабилизацию и бесконечные потрясения в обществе. Государство-буфер, оставаясь вне интеграционных проектов, лишено перспектив развития.

Чтобы выйти из замкнутого круга, Украине необходима смена идеологии, отказ от националистической агрессии, переход на цивилизованный язык общения с соседями. В отличие от них, Украина обладает меньшим запасом прочности, и её сохранность, как государства, зависит от неё самой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору