Информационно-аналитическое издание

Подвиги адмирала Завойко

Адмирал Василий Степанович Завойко. Со старинной гравюры.
Версия для печатиВерсия для печати

Первый свой орден – Святой Анны с бантом – наш герой получил за отличие в Наваринском сражении – решающей победе России, Греции, Великобритании и Франции над Османским флотом, где блестяще показали себя будущие российские флотоводцы, а тогда лейтенант Павел Нахимов, мичман Владимир Корнилов, гардемарин Владимир Истомин. Мичман (первый офицерский чин) Василий Завойко в том деле на борту фрегата «Александр Невский», ведшего бой сразу с тремя кораблями противника, командовал четырьмя пушками в нижнем деке и был Начальником первого капральства Первого абордажного отряда. Огнём с «Александра Невского» один турецкий фрегат был пущен ко дну, второй сдался. В пленении его экипажа принял участие и Завойко. Он заклепал пушки на захваченном корабле и пустил его под воду, прорубив борт.

Сражение при Наварине. Художник И.К. Айвазовский.

Сражение при Наварине. Художник И.К. Айвазовский.

Юному офицеру на тот момент едва исполнилось 18 лет. Но есть основания думать, что на самом деле – лишь 15; в различных документах год его рождения указан по-разному: 1809, 1810, 1812-й. Если согласиться с первой датой, то сегодня Василию Степановичу Завойко исполняется аккурат 210 лет. Если принять за основу самую позднюю, то обладателем первого боевого ордена он стал, не достигнув, даже по нынешним меркам, совершеннолетия. Помните, у Жюля Верна: «Пятнадцатилетний капитан». В нашем случае – пятнадцатилетний кавалер.

И вот что примечательно: строительство личного иконостаса наград Завойко было завершено спустя 63 года, в 1890-м, пожалованием ордена Святого Александра Невского – одноименного фрегату, на котором ему довелось начать свой славный боевой путь, одной из высших наград Российской империи. Это был итог, результат осмысления и высокая оценка его жизненного пути, побед и свершений на нём.

* * *

Наш герой родился в семье штаблекаря Степана Осиповича Завойко, в селе Прохоровка Полтавской губернии. Отец происходил из старинного рода казачьей старшины Переяславского полка. По линии матери он – внук малороссийского полковника Фесуна, лихого рубаки «времён очаковских и покоренья Крыма». Императрица Екатерина наделила полковника землёй в Прохоровке; 60 десятин и четверо крепостных – вот всё, чем владели родители будущего адмирала. Похоже, именно бедность толкнула их на то, чтобы отдать старшего в семье Ефима и среднего Василия в Черноморское штурманское училище в Николаеве. Младшего, Ивана, удалось пристроить на учёбу в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. При этом рослому Василию и годов дописали – иначе бы не приняли, согласно правил.

Морская служба начиналась трудно. Василий укачивался на волне. Вылечили от морской болезни быстро и радикально: по приказу командира брига «Мингрелия» капитан-лейтенанта М. Станюковича (отца будущего писателя К. Станюковича) гардемарина привязали в верхней части судовой мачты на марсовой площадке «пока не перестанет бояться качки», а когда он изнемог, отвязали, накормили, и закрепили в носовой части корабля, «где волны перекатываются через палубу». Жестокое испытание было выдержано, чин мичмана получен, зачисление в 14-й флотский экипаж Балтийского флота состоялось.

После знаменитой битвы в Наваринской бухте Ионического моря Василий Завойко пять лет прослужил под началом капитан-лейтенанта П С. Нахимова на корвете «Наварин», затем – на фрегате «Паллада». В 1834-1839 годах совершил два кругосветных плавания, произвёл обширные исследования на Дальнем Востоке, повлекшие создание Аянского порта и присоединение к империи Приамурского края. «За успехи на пользу Отечества» он был награждён орденом святого Владимира 4-й степени, святой Анны 2-й степени, чинами капитан-лейтенанта, а затем капитана 1-го ранга.

В этом чине и возрасте 40 лет Василий Завойко по представлению генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьёва был назначен первым в истории Камчатским военным губернатором и командиром создаваемого Петропавловского порта на Камчатке. Преобразования, осуществлённые им в этом прежде диком краю, огромны. Он построил и укрепил город и порт, завёл промышленность и сельское хозяйство, медицину и культуру, науку и образование. Это был действительно подвиг: достаточно сказать, что успешный военный администратор был отмечен орденами Святого Георгия 4-го класса и Святой Анны 2-й степени с императорской короной.

Тем временем приближался (о чём не ведал, естественно, никто) его поистине звёздный час: героическая оборона полуострова от нападения объединённого англо-французского флота с корпусом морской пехоты на борту в ходе Крымской (Восточной) войны 1853-1856 гг., что является одним из самых значимых её сражений, да и всей военной истории второй половины XIX века.

Звёздный час адмирала Завойко

Кампания, принесшая Василию Завойко поистине мировую славу, началась в полдень 17 августа 1854 года, когда был обнаружен подход вражеской армады. В её состав входили английские корабли: фрегаты «Президент» и «Пайк», пароход «Вираго» и французские - фрегат «Ла-Форт», корвет «Евридика», бриг «Облигадо». Соединение имело 216 орудий, личный состав насчитывал свыше 2600 человек. Противник рассчитывал на легкую победу, ведь гарнизон Петропавловска насчитывал лишь 920 человек (41 офицер, 825 солдат и матросов, 54 добровольца из числа местных жителей), располагал 61 орудием, из них 34 – на береговых батареях и 27 – на кораблях. Береговые батареи имели по 37 зарядов на пушку, фрегат «Аврора» – по 60 и транспорт «Двина» – по 30.

Оборона Петропавловска. Слева – вражеские суда, справа – фрегат «Аврора» и транспорт «Двина», загораживающие вход в Петропавловскую губу.

Два дня, 18 и 19 августа, эскадра вела массированный обстрел укреплений и города. Затем противник совершил при поддержке корабельной артиллерии высадку 600 десантников с 15 гребных судов. В атаку пошли отборные солдаты Гибралтарского полка королевской морской пехоты Англии. Однако залпы артиллеристов фрегата «Аврора» и транспорта «Двина», загораживающих вход в Авачинкую губу, и решительная штыковая контратака защитников порта пресекли попытку захватчиков закрепиться на берегу. Понеся потери, они второпях вернулись на корабли.

Схема организации Петропавловской обороны.

Столь же безуспешным оказался и второй штурм, предпринятый 5 сентября. Сражение шло более двух часов и закончилось новым поражением захватчиков. Потери составили: со стороны нападавших – около 400 человек убитыми, 150 ранеными, 4 пленными. С русской стороны погибли 34 бойца, 65 ранено. Знамя морской пехоты разгромленного противника, семь офицерских сабель и другие трофеи стали законной добычей победителей. Не снеся позора поражения покончил жизнь самоубийством командующий эскадрой контр-адмирал Дэвид Пауэлл Прайс.

Весной следующего, 1855 года объединённая англо-французская экспедиция из пяти французских и девяти английских вымпелов вернулась к Авачинской губе с намерением взять реванш за обидное поражение. Корабли произвели бомбардировку местности, не зная, что город на время был оставлен жителями и гарнизоном по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири. Русская флотилия в составе фрегата, корвета, трёх транспортов и бота, погрузив пушки, другое имущество и домашний скарб, успела покинуть порт раньше прихода эскадры союзников. По пути, отделавшись «огневым соприкосновением» с тремя французскими кораблями в заливе Де-Кастри, Василий Завойко благополучно привёл свой флот к устью Амура и поднялся вверх по течению реки до избушки пограничного поста, где в течение двух с половиной месяцев силами солдат, матросов, казаков, «охотников» (добровольцев) и эвакуированных жителей Петропавловска был построен новый город-порт Николаевск (Николаевск-на-Амуре).

Петропавловская оборона.

Василий Завойко был награждён за эти свершения в ноябре 1854 года орденом Святого Станислава 1-й степени, в декабре того же года – орденом Святого Георгия 3-го класса, а ещё через год - орденом Святого Владимира 2-й степени. Последним из орденов, полученным им на службе, стал орден Святой Анны I степени с мечами (1 мая 1864 г. - когда он, в чине вице-адмирала, служил генерал-аудитором Высшего военно-морского суда в Санкт-Петербурге). «Анной» началась служба, «Анной» и закончилась; так распорядилась сама жизнь.

Следующая запись из его «Послужного списка» (от 23 августа 1865 года) гласит: «С высочайшего разрешения уволен от занятий по генерал-аудиториату на 5 лет с сохранением получаемого содержания и правом жить в России, где пожелает». Жить он пожелал в селе Великая Мечетня на современной Николаевщине, реализуя право на аренду казенной земли в 5 тысяч десятин с уплатою за них в 37 лет, заложенные в указе о награждении его орденом Святого Владимира 2-й степени (декабрь 1855 г.); здесь прошли последних 33 года его жизни. За свои деньги возвёл в селе школу, больницу, мельницу. В добротном бывшем барском доме и сейчас находится здешний детский сад.

Кабинет адмирала В.С. Завойко в с.Великая Мечетня. Фото начала ХХ века.

Возвращение адмирала

Память о великом флотоводце ярко засияла после его смерти, последовавшей 28 февраля 1898 года. Его именем были названы бухта, мыс, остров и полуостров на Камчатке, гора на острове Сахалин, посёлки на реке Авача (ныне город Елизово) и в окрестностях Петропавловска-Камчатского (с середины 1980-х годов – один из районов города), улицы в городах Петропавловск-Камчатский, Елизово и Владивосток, паровая яхта «Адмирал Завойко», спущенная на воду в 1910 году и переименованная в СССР в «Красный вымпел». На средства жителей Владивостока был воздвигнут величественный памятник (открыт 18 мая 1908 года). Четырехметровая скульптура B.C. Завойко была снята с постамента в 1930 году, позже на этом же постаменте установлен памятник Сергею Лазо.

Памятник адмиралу В.С. Завойко во Владивостоке. Открытка начала ХХ века.

В новейшее время, в феврале 1985 года могилу адмирала Завойко в Великой Мечетне на давно заброшенном кладбище нашла вместе со своими учениками учительница русского языка и литературы Валентина Ивановна Миронова. На площади в селе 2 сентября 1989 года состоялось перезахоронение праха героя Петропавловской обороны. Был установлен памятник с надписью: «Сыну Днепра – Герою Камчатки и Амура от кривоозерцев и камчатцев». Вот яркий пример того, как судьбы героев незримыми нитями прочно связывают Украину и Россию. Адмирал действительно возвращается: год 200-летия со дня его рождения, считая таковым 2010-й, Всеукраинская ассоциация ветеранов-подводников инициировала проведение в стране праздничных мероприятий, посвященных этой дате. На Камчатке как бы параллельно 2010 год был объявлен годом Завойко. В год 160-летия героической обороны Петропавловска от англо-французских захватчиков (2014) в краевой столице был установлен монумент ему как первому военному губернатору Камчатки. Осенью 2018 года памятная доска адмиралу появилась на стене дома, где он жил, в Санкт-Петербурге.

Памятники адмиралу В.С. Завойко в с.Великая Мечетня (справа) и в Петропавловске-Камчатском.

Умственное помешательство киевских властей, будем надеяться, когда-нибудь пройдёт, и адмирал Василий Степанович Завойко вновь будет глубоко почитаем на всём пространстве от Днепра до Тихого океана, где он родился и где прошла плодотворная его деятельность как высокий пример служения Отечеству.

Заглавное фото: адмирал Василий Степанович Завойко. Со старинной гравюры.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru