Информационно-аналитическое издание

Почему Кравчук для националистов из героя превратился в антигероя

Леонид Кравчук
Версия для печатиВерсия для печати

Приближение местных выборов на Украине заставляет активизироваться политические силы и искать пути к своему избирателю.

Для партий с более-менее очерченной идеологией нет особых проблем с направлением движения. Вполне очевидно, что «Оппозиционная платформа — За жизнь» будет и дальше бороться за прекращение войны, отстаивать права русскоязычных граждан и выступать за сближение с Россией. Нет проблем в этом плане и у националистических партий – они будут и дальше проповедовать ксенофобию и вытеснять русский язык.

Совсем иные проблемы у партии президента Владимира Зеленского «Слуга народа». Эта политическая сила с самого начала выступала с неопределённой идеологией – «За всё хорошее, против всего плохого». И до поры до времени такая тактика работала. Но пришло время определяться.

Одной из попыток приблизиться к своему избирателю для «слуг народа» является перемирие на Донбассе. Разумеется, и здесь нынешняя власть идёт извилистой тропой с многочисленными отступлениями в сторону националистов. Избрана такая тактика, что со стороны не совсем понятно – это дорога к миру или после выборов вся мирная риторика будет отброшена и начнётся новое обострение конфликта истории.

Одним из знаковых шагов шестого президента Владимира Зеленского стала замена второго президента Леонида Кучмы на первого Леонида Кравчука в качестве главы делегации в Трёхсторонний контактной группе по мирному урегулированию ситуации на Донбассе.

Смысл такой замены понять нетрудно. Во-первых, чтобы не снижать статус главы делегации, надо было назначить кого-то из бывших президентов. По понятным причинам ни Ющенко, ни Янукович, ни Порошенко не подходили – оставался Кравчук. Во-вторых, и самое главное, нужен был человек, которому националисты так или иначе доверяют. Ведь процесс перемирия подразумевает взаимные уступки обеих сторон. И когда хотя бы намёк на уступки со стороны Украины озвучивал Кучма (а такое было в период его руководства делегацией), националисты грозили президенту Зеленскому новым майданом.

В 1994 году Кучма шёл на президентские выборы против Кравчука как условно пророссийский кандидат. Став президентом, Леонид Данилович не стал выполнять обещаний, данных избирателям востока и юга Украины, которые и сделали его главой государства. Но националисты не забыли Кучме его пророссийскую риторику в 1994 г.. Имея такой бэкграунд, Леонид Данилович не мог себе позволить выступать «голубем мира» в ТКГ.

Совсем другое дело Леонид Макарович. Хотя и он, когда шёл в 1991-м на выборы, воспринимался как советский пapтaппapaтчик в противовес диссиденту Вячеславу Черноволу. Но тем не менее незадолго до этого Кравчук запретил Компартию (КПУ в первый раз была запрещена именно при Кравчуке, если не считать периода фашистской оккупации), а после победы на выборах начал выполнять программу националистов. В многочисленных интервью он позволял себе жёсткие высказывания, как по отношению к Советскому Союзу, так и по отношению к Российской Федерации.

Поэтому с тактической точки зрения замена была грамотной. Казалось, что слова о необходимости уступок из уст Кравчука будут восприняты гораздо лучше, чем из уст Кучмы. Но украинские националисты в большинстве своём являются настолько деструктивными людьми, что записали своего бывшего кумира в «зрадники» (то бишь в предатели), лишь только он заявил о возможности каких-то компромиссов.

Надо сказать, что Леонид Макарович, выражаясь фигурально, на каждое слово о необходимости поиска компромисса говорил пять о своей непримиримой по отношении к РФ и ополченцам Донбасса позиции. Но некоторые его фразы повергли националистов в шок.

Особенно агрессивно они отреагировали на то, что первый президент констатировал стремление к миру со стороны России:

«Я внимательно слушаю всех россиян, – заявил Кравчук, – президента, министра иностранных дел, Козака, Грызлова. Я чувствую, что они хотят, чтобы на Донбассе был мир. Я чувствую это…»

Ещё большее негодование со стороны украинских националистов вызвали слова Кравчука о возможности использования русского языка на Донбассе:

«Я не думаю, что языком (в данном случае идёт речь о насаждении украинского. – С.Б.) можно вернуть Донбасс, при всём уважении. Я знаю, что без языка нет народа, нет нации. Сегодня на Донбассе никто не запретил украинский язык, и не запрещает, и не запретит. Если на Донбассе, в тех регионах (имеются в виду ДНР и ЛНР. – С.Б.) возникнет вопрос согласно общеевропейским законам о языках, мы, ссылаясь на эти законы, можем внести не вопрос государственности русского языка, а вопрос его применения», – заявил первый президент. По сути, он допустил использование русского языка в рамках Европейской хартии региональных языков. А ведь именно на этой хартии базировался отменённый националистами после евромайдана закон Украины «Об основах государственной языковой политики» (закон Кивалова-Колесниченко). Понятно, почему радикалы восприняли слова Кравчука в штыки.

Негодование националистов вызвали также слова Леонида Макаровича о представителе России в контактной группе по урегулированию ситуации в восточной части Украины Борисе Грызлове:

«Вчера он был очень деликатным, корректным. Выступал в плане той позиции, которую занимает президент и МИД России. У него нет какой-то отдельной позиции, как, скажем, и у Кравчука нет своей позиции – это наша государственная позиция. И мы должны найти точки соприкосновения, скорректировать, действовать сообща. Но не за счёт Украины».

Крайне болезненную реакцию вызвали и рассуждения первого президента Украины о том, что Верховная Рада должна изменить постановление о местных выборах 2020 года. Хотя он не призывал к этому прямо, но мысль о возможности такого решения выразил:

«Якобы будто бы в украинском законе отступили от Минских соглашений, от "формулы Штайнмайера". Эта была главная причина. Я вам скажу больше. Какой бы вопрос они ни обсуждали – и это было в рабочих группах, и уже вчера на общей дискуссии в ТКГ, – любой вопрос они завершали так: мы можем согласиться, но обязательно, чтобы было записано, что этот документ, который мы согласовываем, вступит в силу только после того, когда Верховная Рада примет решение, и закон или содержание закона будет соответствовать Минским соглашениям и существовавшим договорённостям».

По мнению большинства экспертов, маловероятно, чтобы в преддверии выборов в украинском парламенте хватило голосов для принятия данного постановления. Но, так или иначе, Кравчук озвучил предложение тех, с кем он ведёт переговоры, чем вызвал новую волну возмущения украинских националистов. Ведь речь идёт ни много ни мало о проведении местных выборов в ДНР и ЛНР одновременно с украинскими — фактически о легитимации части руководства республик Донбасса. Понятно, что в случае таких признанных международными наблюдателями выборов, руководителями городов, посёлков и сёл Донбасса, депутатами местных советов станут в большинстве своём ставленники нынешнего руководства ДНР и ЛНР. А это означает, что реальные руководители республик получат людей, которые смогут их представлять на международном уровне как законные представители населения неподконтрольной Украине части Донбасса.

Хотя, наверное, самое большое возмущение националистов вызвало то, что первый президент независимой Украины Леонид Кравчук предложил назначить своим заместителем в контактной группе первого премьер-министра независимой Украины Витольда Фокина.

Дело в том, что Витольд Павлович Фокин долгое время работал на угольных предприятиях Донбасса и сохранил симпатии к жителям Донецкой и Луганской областей, что неоднократно проявлялось в его интервью, вплоть до того, что он говорил правду о гражданской войне. Например:

«Против своего народа выступили Вооруженные силы Украины»;

«Я двадцать лет жил и работал на шахтах Луганщины, ежедневно встречаясь с отцами и дедами тех, кто сегодня, в соответствии со ст. 27 Конституции Украины, защищает свой дом, свою семью, их здоровье и жизнь от противоправных посягательств, и я никогда, ни разу не сталкивался с проявлениями сепаратизма и украинофобии»;

«ЕС и США поддерживают Украину, только пока она воюет с Российской Федерацией, – оказывают финансовую, материально-техническую помощь, моральную поддержку. Если только наступит мир – интерес к Украине пропадёт»;

«Блокада Донбасса причиняет ущерб только Украине, а Россия эту мелочевку даже не замечает».

Если бы не статус первого премьера, Фокин за такие слова, которые он говорил и при правлении Порошенко, мог бы получить уголовное преследование как «пособник террористов и сепаратистов». Но президент Зеленский согласился с предложением Кравчука и назначил Витольда Павловича первым заместителем Леонида Макаровича в Трёхсторонней контактной группе.

(Окончание следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru