Информационно-аналитическое издание

По следу заказчиков Шеремета

Убийство Шеремета и Аваков
Версия для печатиВерсия для печати

Политики и СМИ как сговорились: «Полиция ничего не сказала о заказчике», «Без озвучки имени заказчика расследование "не звучит»… Скепсис – дело правильное. Фамилий нет. И даже намёка нет. Но на брифинге полиции достаточно ясно приоткрыта дверца к дорожке, пройдя по которой до конца, вполне точно можно выйти на круг лиц, среди которых и находится заказчик. Во всяком случае, увидеть «намёк» хотя бы на его тень.

Из всего массива опубликованной на брифинге информации наиболее интересен эпизод переговоров Юлии Кузьменко (Лисы) с некоей «гражданкой Т. Вася. По версии следствия, именно Юлия Кузьменко, действуя в паре с «арийцем» Андреем Антоненко, заминировала автомобиль, при взрыве которого 20 июля 2016 года погиб Павел Шеремет. Кузьменко – детский хирург, волонтёр организации «Евромайдан-SOS», ей сорок лет, родом из Горловки. За последние четыре года её благосостояние, как специально указала полиция, возросло: Кузьменко обзавелась домом и элитным авто.

Арест Юлии Кузьменко, подозреваемой следствием в убийстве Павла Шеремета

Арест Юлии Кузьменко, подозреваемой следствием в убийстве Павла Шеремета

Таким образом, Кузьменко – исполнитель заказа, киллер. Вася разговаривает с ней как заказчик или как представитель заказчика нового преступления, нацеленного на расшатывание кресла под Зеленским.

«Гражданка Т. Вася: «Нам нужно, во-первых, хорошего психиатра, во-вторых, хорошего режиссёра и, в-третьих, хорошего героя. Психиатр, чтобы понял (имеется в виду, чтобы психолог понял), как на них (толпу) влиять, режиссёр – чтобы мог создать такую картинку, от которой ах…-т весь телевизор, потому что такие люди живут телевизором. И в-третьих, нам нужен герой – жертва. А учитывая, что герои у нас были разные… Нам нужна героиня. Потому что попсовую «Слугу народа» можно переплюнуть или геем, или попом, или бабой…»

Переговорщицы обсуждают, что у волонтёрки Маруси Зверобой, которая недавно делилась своими соображениями по поводу убийства Зеленского с одной из депутаток, двое детей, что их можно «украсть».

«Гражданка Т. Вася: «Нам нужна жертва, которую должна спасти вся Украина. Нам нужно, чтобы какая-то баба стала поводом. Мужики уже не канают. Нам нужна Жанна Д'арк».

Юлия Кузьменко соглашается: «Маруся, конечно, максимально на эту тему подходит… Она умеет говорить. У неё хороший послужной список…»

«Гражданка Т. Вася: «Маруся оптимально, да… За неё встанут все воевавшие бабы, объективно».

Кузьменко: «Ну и бабы и, в принципе, и пацаны встанут, это не вопрос».

Из этого фрагмента ясно, что речь идёт об организации преступления тем кругом лиц, который выступает за продолжение войны до последнего украинца, а также за сокрытие майданных и военных преступлений. Таким образом, заказчики планируемого преступления, завязанного на волонтёрке Марусе, находятся в «партии войны», что и не удивительно. Здесь самыми заметными фигурами являются Порошенко, Парубий, Турчинов, Пашинский и Аваков.

Все они тесно связаны с «добровольцами» и «волонтёрами». Порошенко, например, в 2017 году расхваливал песню Антоненко «Тихо прийшов, тихо пішов». Он назвал её «гимном Сил спецопераций» – это песня о диверсантах–террористах, убивающих Донбасс. Примечательно, что в клипе, снятом на государственные деньги, на гитаре Антоненко виден череп, как водится у арийцев, – тот же «принт», что и на куртке исполнителя в ночь закладки бомбы под автомобиль Шеремета. У клипа сотни тысяч просмотров. Символику эту видели многие.  Но почему-то годами следствие на замечало странного соответствия. И вдруг заметило.

Подозреваемый в убийстве Павла Шеремета нацист Антоненко в зале суда

Подозреваемый в убийстве Павла Шеремета нацист Антоненко в зале суда

Наверняка, была известна ранее и медсестра Яна Дугарь, накануне взрыва фотографировавшая уличные камеры наблюдения и попавшая при этом на видео. Она, как выяснилось, известная личность в волонтёрской среде. Её могли опознать очень быстро, а при изучении круга знакомых быстро раскрыли бы и само убийство Шеремета. Но этого не произошло.

Очень похоже, что именно разговор Вася – Лиса стал толчком для задержания фигурантов дела Шеремета и срочного проведения брифинга 12 декабря. Генералы МВД обнародовали подробности убийства журналиста именно после того, как очередной майдан без шума рассосался, а «активисты-волонтёры» стали рассматривать принесение в жертву Марусю Зверобой для раскачивания нового протеста. Зеленскому доложили – и это произвело на него впечатление. Сразу после Парижского саммита. Кто-то скажет, что так совпало. Возможно. Но совпадение показательно.

Глава МВД решил не тянуть и приказал раскрыть часть информации по делу убийства Павла Шеремета, невзирая на то, что исполнители убийства – «герои и волонтёры», а в самом расследовании есть очевидные белые пятна. Во всяком случае, говорить о заказчиках полиция не стала, а огласила странную версию: это сам «ариец» придумал, организовал и осуществил убийство Павла Шеремета, желая дестабилизировать ситуацию в государстве. Дескать, Антоненко, «увлёкшись ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, разделение общества по принципу национальной принадлежности, стремясь сделать свои взгляды объектом внимания общественности», создал группу для убийства журналиста Павла Шеремета из лиц, которые имели «аналогичиные с ним взгляды и намерения». «Нацистская» версия хорошо звучит и должна понравиться за рубежом, даже если эти нацисты вчера назывались героями. Кроме того, она уводит внимание западной публики от нацистов «Азова», угнездившихся в структуре МВД.

…Павел Шеремет в известном смысле является наследником Георгия Гонгадзе: и в личной жизни, и в издании «Украинская правда». Тот, кто это знал, избирая Шеремета на роль жертвы, явно желал сходу запутать дело, отвлекая внимание на схожесть жизни и деятельности жертв. Сейчас всем понятно, что Гонгадзе был назначен на роль сакральной жертвы Западом для дестабилизации режима Кучмы. Убийство это стало первым пунктом на пути к «оранжевому майдану». Однако Запад, который был крайне заинтересован в дестабилизации Украины в 2000-м, к 2015 году получил уже всё, что было на тот момент возможно: войну на востоке и подконтрольный режим в Киеве. Для американских и европейских кураторов Украины очередной кровавый скандал в Киеве был нежелателен.

Общим у Шеремета с Гонгадзе было ещё и то, что оба не являлись этническими украинцами. Первые сакральные жертвы на Украине были именно из категории «революционеров, которых не жалко». В 2000 году – Гонгадзе, в январе 2014 – армянин Нигоян и белорус Жизневский. Факт «нетитульности» Павла мог быть важен для исполнителей – украинских националистов, что и было учтено заказчиком.

Общественность несколько лет очень мало знала, что происходит с делом Шеремета. В 2018 году близкие Шеремета даже обращались в суд из-за бездействия генпрокурора Юрия Луценко, пытаясь перевести дело из МВД в СБУ. Им казалось, что в МВД дело заморожено навеки.

Интересно, о чём же в те годы говорил Аваков?

В феврале 2017-го на брифинге по делу Павла Шеремета он отчитывался (так и хочется употребить глагол «втирал»): «В результате мониторинга телефонных соединений в районе места преступления в промежутке, близком ко времени его совершения, зафиксировано 1193 соединения с российскими абонентами». По его словам, тысячи людей (!) утром 20 июля 2016 года названивали с киевского перекрёстка в Россию. Аваков внушал, что заказ на Шеремета якобы поступил из Российской Федерации: «Соединения мобильных телефонов… зафиксированы вблизи места жительства и работы Павла Шеремета за несколько дней до преступления и утром 20 июля в районе взрыва». А потом, после взрыва, все соединения прекратились, соединения «были локализованы и сошли на нет». Но ведь Аваков откровенно врал. Зачем? Цель вранья – дезинформация. Поэтому в декабре 2019-го ни на брифинге, ни у Шустера он и не вспомнил про «1193 соединения с российскими абонентами» на месте преступления.

Недюжинные силы были тогда брошены на поиски «русского следа», на выявление «руки Кремля». Но одно дело пропаганда, другое – когда политики и профессионалы становятся жертвами пропаганды собственного режима. Следователи много времени потратили на изучение связей по теме «русского следа» в разных сферах. Например, они долго и упорно разрабатывали «17 канал», журналисты которого случайно оказались на месте взрыва в центре Киева, выполняя другое редакционное задание. Добивались признания, что «кураторы из РФ» заранее сообщили о месте и времени взрыва.

А исполняющий обязанности главы Национальной полиции Вадим Троян в тон шефу тогда же говорил, что Шеремета могли убить «фанатики, которые могли прийти и с оккупированных территорий, или откуда угодно». Он фантазировал: «Они, например, могли воспринимать Шеремета как предателя. Это может быть какая-то личная месть…» Примечательно, что Би-би-си в 2017 году вдруг выплеснуло: «Вскоре после убийства журналиста в некоторых украинских СМИ появилась информация о том, что якобы инициатором негласного наблюдения за Шереметом был именно Троян».

А ещё раньше, в 2016-м, глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе, назначенная на должность против воли главы МВД Арсена Авакова, сказала о своей личной заинтересованности в раскрытии убийства: «Для меня это будет делом чести…» Но это заявление оказалось пустым звуком – вскоре она неожиданно покинула пост. К удовольствию министра, поскольку была она совсем не «его человеком». Скрытый конфликт не был исчерпан и после увольнения Деканоидзе, когда её сменил «человек Авакова» – азовец Троян. Кстати, уходя, она упомянула о «традиции вмешательства в работу полиции политиков». Вполне вероятно, что это касалось и «дела чести» – дела убийства Шеремета, которое бывшей главе Нацполиции просто не дали расследовать. Вопрос: кто именно не дал?

В 2019-м, отвечая на вопрос об организаторах у Шустера, Аваков говорит: «У меня, так же как и у вас, так же как и у следствия, есть определенное ощущение, что есть люди, которые пока находятся за кадром вне схемы нашего обвинения, которые были инициаторами или соинициаторами этого преступления». Почему же в «подозрении» указана «нацистская версия», но ничего нет об «неустановленных лицах»? Тем более что Аваков уверяет, мол, «в разговоре наших подозреваемых есть несколько страниц разговоров, где они апеллируют к своему покровителю, который должен их вытащить и защитить». Несколько страниц! Ведь это сенсация. Значит, есть и заказчик, если есть покровитель? Или заказчик не равен покровителю убийц? Но министр не только не расшифровывает сказанного, но и не говорит прямо, что заказчик таки существует.

Зато не без ловкости он переводит стрелки на конкурирующую контору – на СБУ. Сообщает о пропаже видеозаписей с четырёх камер наблюдения: из записей с двухсот камер четыре загадочно исчезли во время следственных действий. Аваков негодует: «Кто, наконец, прикрывал этих людей в течение расследования, куда делись записи с четырёх камер наблюдения, к которым полиция не смогла получить доступ?» А далее намекает на СБУ, мол, мы именно с «коллегами» собирали видеозаписи, а потом «нам сказали, что "мы их вам отдали раньше, странно, что вы их не получили, наверное, там не было ничего на записи»».

О причастности к убийству Шеремета порошенковского СБУ пишет и юрист Андрей Портнов: «Сотрудники СБУ с июля 2015 по июнь 2019 года изъяли серверы видеокамер в районе взрыва журналиста Павла Шеремета и отформатировали их. Позже их вернули владельцам уже полностью стёртыми, а некоторые и вовсе заменили на новые. Кроме того, следствие располагает доказательствами о сотрудничестве и официальной агентурной работе в департаменте «Т» СБУ трёх задержанных подозреваемых в убийстве журналиста».

Заметьте, «российский след» забыт напрочь. Теперь ниточки уверенно тянутся к Службе безопасности Украины, которой руководили «люди Порошенко».

Сложно пока сказать, каковы цели министра Авакова. Играет ли он на опережение, отводя подозрения от своего ведомства и своих людей или же намерен рассчитаться с Петром Порошенко и его людьми за неоднократные попытки убрать его из власти, заставить покинуть должность министра, подставить подножку на пути к политическим вершинам (то, что у главы МВД есть огромные амбиции, отрицать нельзя)? Слабый президент Зеленский, не имеющий своих людей в МВД – удобный для Авакова трамплин, а выход на покровителей убийства Шеремета в лице людей Порошенко в СБУ или самого экс-президента решает для министра внутренних дел Украины многие важные вопросы. И мести, и чести мундира, и продвижения вверх, к заветному Олимпу.

Посмотрим, что будет дальше…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru