Информационно-аналитическое издание

Переговоры в Минске – не окончательный прорыв

Версия для печатиВерсия для печати

Переговоры в Минске завершились подписанием документа трёхсторонней контактной группы и декларацией президентов России, Франции, Украины и канцлера ФРГ. Стороны, севшие за стол переговоров вечером 11 февраля, сумели прийти к промежуточным соглашениям лишь к 11 часам 12 февраля. На протяжении этого периода появлялось немало разных сообщений, однако первые результаты встречи огласил президент России В.Путин. Он же расставил и первые акценты. В своем заявлении для прессы он отметил, что сложность переговоров была обусловлена тем, что Киев продолжает отрицать реальность и отказывается вести переговоры с ДНР и ЛНР напрямую, что существенно усложнило ситуацию и достижение компромисса.

А результаты переговоров – явный компромисс, который, как и всякий компромисс, не устраивает обе стороны, но при этом все понимают, что альтернатива еще хуже.

Из того, о чем удалось договориться, самое важное на этом этапе – прекращение огня и перемирие. Оно должно наступить уже в ночь на воскресенье. Остается надеяться, что это принесет спокойствие мирным жителям, которые больше не будут гибнуть под ракетными и артиллерийскими ударами вооруженных сил Киева. Заявлено о буферной зоне, из которой будут отведены как минимум все тяжелые вооружения (в зависимости от вида – на разное расстояние). К важным элементам этих договоренностей следует отнести освобождение заложников и незаконно удерживаемых лиц по принципу «всех на всех», а также помилование и амнистию.

На этом конкретные и более или менее чёткие договорённости заканчиваются. Далее следует блок вопросов, посвящённых долгосрочному политическому урегулированию, которые обставлены множеством условий и взаимоувязаны между собой, что отражает недоверие между Киевом и руководством ДНР и ЛНР.

Украина обязуется прекратить экономическую блокаду региона, восстановить социально-экономическое обеспечение и, самое главное, обязуется закрепить спецстатус ДНР и ЛНР в конституции, что фактически будет означать федерализацию. В то же время возникает вопрос о муниципальных выборах, которые прописаны в этом документе. Согласно документу, львиная доля действий Киева увязана с проведением местных выборов на основании украинского законодательства. Однако эти выборы должны пройти уже после проведения конституционной реформы (до конца 2015 года). Получается, стороны прекращают вооруженную часть конфликта, но при этом до конца 2015 года ДНР и ЛНР продолжают оставаться «зоной АТО»? И что прикажете делать республикам? Ждать снисхождения от Киева?

Остался явно не решенным вопрос по ситуации в Дебальцево. Силы армии ДНР настаивают, что «котел» закрыт и там осталось около 8 тыс. украинских военнослужащих. Киев же это отрицает и не видит там никакого окружения.

Несмотря на самое активное участие президента Франции и канцлера ФРГ в этом многочасовом марафоне, их первые реакции были весьма сдержанными. Может, не пришли в себя, ведь они явно ожидали срыва переговоров. В частности, глава МИД Германии Ф.-В. Штайнмайер накануне переговоров предупреждал обе стороны от попыток организовать провокацию, которая может привести к срыву переговорного процесса.

По результатам же переговоров он заявил, что «сегодняшнее соглашение – это не комплексное решение и, конечно, не прорыв. Но Минск-2 может быть шагом, который может привести нас от спирали военной эскалации в сторону политического импульса после недель насилия».

Ангела Меркель была еще более осторожной, отметив, что не питает иллюзий в связи с итогами переговоров в Минске, предупредила, что для достижения мира на Украине остается много препятствий. Франсуа Олланд был более оптимистичен, хотя и не особо многословен: «Достигнутые в Минске договоренности стали облегчением для Европы и надеждой для Украины».  

Однако явно не был достигнут тот результат, на который рассчитывала Европа. Об этом говорит и тот факт, что по результатам встречи участники переговоров, кроме Владимира Путина, покинули Дворец независимости без официальных заявлений.

Судя по всему (и это видно из текста подписанного документа), Порошенко продолжает стоять на тех же позициях, на которых стоят и США. Для «морального укрепления» своего ставленника США даже вынудили МВФ срочно сделать заявление о том, что Киев получит от фонда около 17,5 млрд. долл. помощи, а Конгресс США готовится голосовать за закон, по которому Киеву будет предоставлена помощь в объеме 1 млрд. долларов на закупку вооружения. И это не считая скорого (в марте) прибытия на Украину американских инструкторов для подготовки украинских военных, о чём сообщал  командующий ВС США в Европе Б.Ходжес и бывший посол США на Украине Дж.Гербст. Вооружение Украины и превращение ее в большой военный лагерь, в место для противодействия законным геополитическим интересам России – часть плана США по сдерживанию России. И слова американских официальных лиц это ещё раз подтвердили.

Для полноценного решения украинского кризиса необходимо, чтобы менялась сама Украина и её госустройство, чтобы её правящая верхушка воспринимала культурно-языковое разнообразие как ценность и достояние, а не помеху на пути к сильному государству, чтобы Россия не воспринималась как «государство-агрессор».

Но история с Украиной на минувшей минской встрече со всей очевидностью показала для Европы самое главное: Россия возвращается на международную арену как геополитическая сверхдержава, которая не собирается подчиняться ультимативным требованиям международных структур и отдельных стран  и действовать во вред своим национальным интересам. Ее приоритет – формирование справедливых правил международной жизни в пользу всех участников, а не только группки стран, считающих себя вправе устанавливать правила для других.

«Соглашение остается бумагой, пока оно не реализовано», – сказала Джен Псаки в день завершения минской встречи. И она не была бы Псаки и представителем Госдепа, если бы не заявила, что США считают ответственными за реализацию соглашения преимущественно Россию и ДНР с ЛНР.

Переговоры в Минске – не окончательный прорыв. Задача остановить активные боевые действия вроде бы должна быть выполнена. Самое сложное начнется на этапе выполнения политических договоренностей. Можно не сомневаться, что Киев (при зримой и незримой) поддержке Вашингтона будет делать все возможное, чтобы не допустить реального инклюзивного диалога. В этом вопросе много будет зависеть от Германии и Франции, от их готовности требовать от Киева признавать существующий порядок вещей, а не находиться в мире собственных иллюзий. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору