Информационно-аналитическое издание

Память Красного поля

Версия для печатиВерсия для печати

Битва, произошедшая 70 лет назад на Красном поле - равнине, лежащей на правом берегу реки Тиса вблизи города Хуст, неразрывно связана с трагической историей независимого государства, провозглашённого 15 марта 1939 года и просуществовавшего всего несколько часов. Этим государством была Подкарпатская Русь (Карпатская Украина) - одна из пяти земель, входивших в состав первого чехословацкого государства в 1920 - 1938 годах.

 
Трагедией Подкарпатской Руси было то, что своей независимости она добилась в крайне сложных условиях немецко-фашистской экспансии в Европе. Чехо-Словакия, в состав которой входила Подкарпатская Русь по Сен-Жерменскому мирному соглашению 1919 года, предусматривавшему её автономный статус, не спешила давать автономию древней земле русинов.
 
Лишь после мюнхенской сделки между Великобританией, Францией, Германией и Италией, состоявшейся 29 - 30 сентября 1938 года, когда Чехо-Словакия сама перестала быть субъектом европейской политики и лишилась Судетской области, отошедшей к нацистской Германии, правительство деморализованного и значительно урезанного чешского государства всё же предоставило автономию Подкарпатской Руси.
 
8 октября 1938 г. в Ужгороде была создана Национальная Рада Подкарпатской Руси, провозгласившая себя «единственным законным представителем всех русинских земель (в том числе и Пряшевщины), население которых обеспечивается самоопределением и самоуправлением».
 
Однако с образованием русинской автономии началась череда политических угроз и открытых провокационных акций в её адрес со стороны Венгрии. Хортистская Венгрия откровенно стремилась аннексировать эти земли. Гитлер и Муссолини всячески поддержали агрессивные устремления своих венгерских союзников.
 
6 марта 1939 года Гитлер принял решение окончательно ликвидировать Чехо-Словацкую республику как суверенное государство, а 12 марта дал согласие своему союзнику регенту Венгрии М. Хорти на военное вторжение в Подкарпатскую Русь и аннексию её земель. На телеграмму премьер-министра автономного правительства Карпатской Украины А. Волошина в Берлин с просьбой о защите от венгерской агрессии, немецкий консул в Хусте от имени нацистского МИДа посоветовал «не оказывать сопротивления венгерскому вторжению».
 
В крайне тяжёлых военно-политических условиях (венгерские войска уже 14 марта вторглись на территорию Подкарпатской Руси) сойм Карпатской Украины 15 марта 1939 года провозгласил государственную независимость и избрал президентом А. Волошина. И здесь особо следует отметить, что само провозглашение государственности Подкарпатской Руси напрямую связано с битвой на Красном поле, что, безусловно, требует более подробного освещения.
 
Несмотря на то, что Подкарпатская Русь формально имела свои вооружённые силы (ещё 9 ноября 1938 года была создана Организация народной обороны - Карпатская Сечь), они фактически не могли противостоять венгерской агрессии, поддержанной Гитлером.
 
Трагизм ситуации заключался также и в том, что чешская армия практически не оказала сопротивления венгерским агрессорам, вторгшимся на территорию Подкарпатской Руси. В определённой мере это можно объяснить тем, что Чехо-Словакия как суверенное государство уже перестала существовать, и войска несуществующей страны на протяжении 15-18 марта 1939 года без боя покидали территорию края, оставив безоружных сечевиков один на один с агрессором.
 
Далёкие от политических интриг, но переполненные благородным чувством патриотизма, в крайне тяжёлых международных условиях граждане Подкарпатской Руси выступили на защиту роднины. В её столицу - город Хуст стали прибывать массы людей, у которых не было ни военной формы, ни оружия, порой не было даже еды. Сформированные сотни сечевиков без оружия, в гражданском платье уходили к южной границе защищать от венгерских агрессоров свою землю. Среди сечевиков, а правильнее было бы говорить – ополченцев, было немало людей вообще не державших до этого трагического дня оружия в руках - крестьян, учащихся школ, студентов…
 
Они уходили в свой первый и последний бой с мыслью о свободе своего народа, своей родины, но вовсе не за украинский «интегральный национализм» и уж тем более не за ОУН.
 
Самая крупная битва произошла 15 марта на Красном поле. Венгерским регулярным частям здесь противостояло около 2 тыс. сечевиков и столько же солдат чехословацких частей, пожелавших разделить свою судьбу с судьбой народа Подкарпатской Руси. Венгерские части имели не только численное, но и тактическое преимущество, наступая с гор, были хорошо вооружены, обучены. Сечевики защищались на равнине, используя железнодорожное полотно, не имея достаточного количества оружия и боеприпасов, испытывая острую нехватку в живой силе. Целый день продолжался неравный, но ожесточенный бой. Защитники Подкарпатской Руси отчаянно защищались, дав возможность провести заседание сойма.
 
Венгерские агрессоры потеряли 160 человек убитыми и около 400 ранеными. Но силы были неравными. 230 сечевиков и чешских солдат погибли, 450 человек попали в плен, многие были ранены.
 
Однако сопротивление продолжалось. В течение ночи шли уличные бои в Хусте, а 16 - 18 марта возобновились в районах Вишневого, Буштины, Солотвино, Севлюша, Белок, Довгого, Верхних Верецких, Чинадиевого, Свалявы. Всего в боях с венгерскими оккупантами погибло более 5 тысяч защитников Подкарпатской Руси.
 
К вечеру 18 марта венгерские войска оккупировали всё Закарпатье и вышли к польской границе.
 
Кровавым закатом озарился первый и последний день государства Подкарпатской Руси - Карпатской Украины.
 
Погибавшие на Красном поле его защитники не делились по национальному признаку. В одной цепи сражались с врагом русины, чехи, украинцы. Поэтому тяжко слышать сегодня заявления официального Киева о том, что за свободу Подкарпатской Руси отдали свои жизни «лучшие представители украинской нации» - члены ОУН. А где же представители русинского, чешского народов, не входившие в эту организацию? На подобные утверждения не отважились даже члены Объединения бывших воинов-украинцев в Америке, братства бывших воинов 1-й украинской дивизии УНА, более известной как дивизия СС «Галичина». На страницах издания этих «бывших» - «Вести комбатанта» в статье Августина Штефана от 3 марта 2009 года «Украинское войско в Закарпатье» чёрным по белому написано: «Зарегистрированных сечевиков было около 15.000, среди них около 300 человек галицкой, надднепрянской и буковинской молодежи». То есть «героев ОУН» было всего 300 человек. Получается, остальных 14.700 сечевиков нынешнее политическое руководство Украины не считает героическими защитниками Подкарпатской Руси? Бог им судья.
 
Мы же в эти памятные дни воздадим должное героям Красного поля, Хуста, Свалявы, фактически первыми в Европе давшими бой фашизму. А также вспомним о том, что единственным государством, которое заявило протест против оккупации Подкарпатской Руси венгерскими фашистами, – был Союз Советских Социалистических Республик.
 
Великие европейские государства и США только в 1940 году признали недействительными все решения международных конференций, которые осенью 1938 года делили Чехо-Словакию и фактически предопределили в дальнейшем трагедию Подкарпатской Руси, трагедию Красного поля.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru