Информационно-аналитическое издание

Пакт 1939-го: 80 лет геополитической бомбе Европы

Пакт Молотова – Риббентропа
Версия для печатиВерсия для печати

Ранним утром 23 августа 1939 года случайно обстрелянный под Великими Луками советскими средствами ПВО «Фокке-Вульф-200» с немецким министром иностранных дел Иоахимом фон Риббентропом приземлился в Москве. Повод был неожиданным, но чрезвычайно серьёзным – СССР подписывал договор с гитлеровской Германией.

Интерес к этому документу до сих пор держит в тонусе не только политиков, но и целые государства, хотя подобные документы заключались тогда налево и направо.. Не зря в этом году Историко-документальным департаментом МИД России были наконец опубликованы советские оригиналы Договора о ненападении между СССР и Германией и секретного протокола.

Россия еще раз признала, что тем документом Сталин очертил зону интересов СССР, что он лично вносил правки в документ и что после подписания произнёс тост за здоровье Гитлера. С учётом опыта современной внешней политики все эти действия не должны шокировать, ибо имеют определённую логику, так как они предпринимались исключительно в государственных и геополитических интересах СССР.

О пакте и секретном к нему приложении написано столько, что лишний раз повторяться не хочется, хотя стоит напомнить, что пакт подписывался, что называется «с ходу». В итоге оказалось, что в МИД СССР 23 августа не оказалось для протокола государственного флага Третьего рейха и его срочно пришлось разыскивать в реквизите «Мосфильма». В Москве действительно спешили, пытаясь хоть как-то отодвинуть неизбежную войну.

Критики пакта (особенно из числа украинских «историков» и блогеров) обычно опускают важнейшую деталь, разбирая подписания пакта. Это позиция Парижа и Лондона в отношении предложения Кремля создать антигитлеровскую коалицию.

По факту корни советско-германского пакта 1939 года надо искать в Мюнхенском сговоре, подарившем Гитлеру Чехословакию, которой Сталин был готов помочь военным путем на основе существующих соглашений. Но Прага и её союзники молчали. Предательство цинично объяснили необходимостью сохранения мира. И Москва сделала выводы.

Логика противостояния Гитлеру толкала СССР, Британию и Францию к формированию военно-политического союза. 16 мая 1939 года в меморандуме начальников штабов вооруженных сил Британии отмечалось, что тройственный союз Англии, Франции и СССР «будет представлять собой солидный фронт внушительной силы против агрессии». Глава советского Генштаба Б. Шапошников подготовил «Соображения советской стороны по переговорам с военными миссиями Великобритании и Франции». Не прекращалось зондирование по линии МИД. Отчаянные попытки ускорить этот процесс успеха не имели. Министры иностранных дел Англии и Франции игнорировали приглашение прибыть в Москву, активно упиралось правительство Польши, не желавшее предоставлять коридор для прохода РККА в случае агрессии Германии.

Тем не менее 12 августа переговоры начались, хотя адмирал П. Дракс и генерал Ж. Думенк имели задачу имитировать процесс и затягивать решение проблемы. К 20 августа переговоры были практически свернуты. И тогда пришло время посла Германии Шуленбурга с его альтернативными предложениями.

Позиция Лондона и Парижа, естественное взаимное недоверие и осознание необходимости временного урегулирования отношений с Германией склонили чашу весов в пользу последней. Просто отмолчаться перед Берлином Москва не могла – в воздухе пахло войной.

Уже 21 августа было заключено торгово-кредитное соглашение между СССР и Германией, а 23 августа Риббентроп и Молотов поставили свои подписи под новым договором. В итоге Гитлер решил, что обманул Сталина, Сталин – что обманул Гитлера.

После нападения Гитлера во время своей речи 3 июля 1941 года Сталин говорил: «Могут спросить, как так могло случиться, что Советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского Правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское Правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом».

Как всем хорошо известно, главным документом был не сам пакт, а секретный протокол «о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе». Советская сфера интересов – страны Прибалтики, Бессарабия и Восточная Польша, значительной частью которой являлись Галиция, Лемковщина, Западная Волынь, которые в сентябре 1939 года вошли в состав УССР. То, что подарил полякам Петлюра в 1920 году без пафосных «актов злуки», возвращал Сталин.

Польский Лемберг опять стал Львовом, украинцам вернули их название, язык. Да, воссоединение имело и неожиданные новшества коммунистических экспериментов, да были репрессии, но на 80 лет был решен геополитический вопрос украинской государственности, очерчены границы, практически совпадающие с современными.

Сегодняшние оценки секретного протокола на Украине самые разнообразные. Здесь играют роль не столько общие знания о договоре, историческая подготовка и понимание тогдашней ситуации, сколько политические взгляды экспертов.

Потому свидомиты видят в пакте лишь негативные последствия «советской оккупации», опуская польский прессинг, политику «пацификации» и этнические зачистки. А ведь если гипотетически представить, что Лондон уговорил бы Варшаву пойти на советские условия и антигитлеровская коалиция состоялась в 1939 году, то Галиция так и оставалась бы польской.

С другой стороны, обнародование Россией договора и секретного протокола уже привело к широкой дискуссии в странах Прибалтики и Польше о возможностях пересмотра геополитических результатов этих документов. Собственно, в Польше никогда не забывали о Кресах и о Лемберге. Достаточно послушать что говорят польские гиды по Львову польским же туристам.

Призывы вернуть «отнятое СССР», пусть даже компенсированное тем же Сталиным за счёт передачи Польше в 1945-м немецких Силезии, Данцига, Штеттина, Бреслау, наверняка будут звучать всё громче и всё официальнее.

Хельсинская система евроустройства приказала долго жить, ещё когда рвали на части Югославию, потому нельзя гарантировать стихание притязаний поляков к украинцам и литовцам, литовцам – к полякам, румын – к украинцам. С венграми, например, всё яснее и яснее становится.

Секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа – это геополитическая бомба замедленного действия, и уж кому не стоит её касаться, так это украинцам. Она в любой момент может взорваться, и потери территорий будут катастрофическими для Украины.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru