Информационно-аналитическое издание

«От любви до кохання». Капля спасительной любви в море ненависти и злобы (I)

Версия для печатиВерсия для печати

Включив однажды телевизор, попал на неизвестный мне художественный фильм начала 90-х, привлекший внимание качественной операторской работой. К тому же на экране мелькала знакомая местность – Юг Украины, Новороссия, по которой поэтически проносились железнодорожные составы… Когда же услышал из уст персонажей названия близлежащих железнодорожных станций, захотелось узнать, какой именно это фильм и кто его режиссер.

Фильм называется «Моменто мори», снял его режиссер Николай Гейко. Оказалось, что родился он совсем рядом – в городе Помошная, узловой железнодорожной станции юго-западнее Кировограда.

И еще оказалось, что именно Николай Гейко является автором замечательного сериала на русско-украинскую тему «От любви до кохання», показанного по телевидению несколько лет назад.

Этот сериал, несмотря на свой легкий жанр, еще тогда обратил на себя внимание довольно точным проникновением в суть украинского вопроса, обнаружив доскональное знание его авторами «местной специфики», что отличает его от большинства других нынешних фильмов, касающихся Украины.

Сюжет сериала гениально прост, отражает, как в капле воды, всю "украинскую проблему", которая в наши дни, спустя недолгое время после выхода сериала на экран, все-таки вылезла всем нам боком и привела к большой крови.

События фильма происходят в неком селе, размещенном на границе России и Украины, которая пролегает как раз по центральной улице села. Российская часть села называется Чубово, украинская – Оселедцы.

О тех, кто проложил государственную границу посреди села, фильм умалчивает, обозначая этот удивительный факт обтекаемой формулировкой «исторически так сложилось». Тем более что в фильме речь идет не о прошлом, а о вкладе в, скажем так, «глобальный геополитический процесс» тех или иных его персонажей, живущих в данное время в данном месте, для которых граница уже данность.

В начале фильма граница существует только формально, в виде условной линии на карте. Село живет единой жизнью, на границу не обращая внимания. Причем глава местной администрации Кузнецов живет на российской стороне (и там же расположена сама администрация), а начальник милиции Беличенко - на украинской. Кузнецов и Беличенко давние, с детства, друзья. Сын Кузнецова Андрей и дочь Беличенко Настя  любят друг друга. Дело идет к свадьбе…

Идиллию, нисколько не нарушаемую нелепой границей, достаточно иллюстрирует начало фильма, когда на дороге, разделяющей Чубово и Оселедцы, случайно встречаются Беличенко и Кузнецов, едущие в разные стороны. Остановила их лежащая поперек дороги пьяная свинья, напившаяся где-то браги. Свинья стала поводом старым друзьям тепло поприветствовать друг друга и по-доброму посмеяться. Когда же у Кузнецова возник вопрос, на какую сторону эту свинью с дороги убрать, - ведь тут все-таки граница проходит, земля неизвестно чья, могут еще переругаться из-за этой свиньи - изумленный Беличенко восклицает:

- За порося!? Та зроду такого нэ було!..

В итоге пьяную свинью оставили лежать на месте.

Безмятежную жизнь села, готовящегося к предстоящей свадьбе, неожиданно нарушает появление «темной силы», отодвинувшей впоследствии счастливый конец фильма на целых восемь серий. «Змеем-искусителем», вернее «змеей», стала молодая особа по имени Ольга, закончившая недавно литературный факультет пединститута и приехавшая погостить к тете. В детстве ее тоже привозили на лето в это село. Здесь она играла в свои детские игры, причем на пару с нынешним женихом. Теперь же она имеет на него серьезные виды. Узнав о свадьбе, Ольга решает свадьбу расстроить.

Наедине с собой она вслух размышляет о человеческих страстях, которые намерена использовать для достижения цели: «Что если использовать человеческие слабости <…> жадность, скупость, тщеславие, предательство…» Эти свои размышления она записывает на диктофон, ведя своего рода дневник при помощи современных технических средств.

Ольга запускает процесс, сеющий вражду между родителями жениха и невесты, воспроизводя в современной жизни сюжет гоголевской «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Дальнейшие события показали, что сюжет ею выбран удачно: в нынешних условиях посеянная вражда быстро приносит плоды, разросшиеся до гигантских геополитических размеров…

Злоумышленница распускает слухи о нелицеприятных высказываниях Кузнецова и Беличенко друг о друге. Слухи эти сельские «средства массовой информации» оперативно доносят до ушей намеченных жертв. Раздор начинается соперничеством (кто лучше готовится к свадьбе), затем доходит до взаимных колкостей, затем - оскорблений и завершается истеричным воплем глав семейств, на разных языках, но в унисон: «Свадьбы никакой не будет!».

Кстати, в эпизоде словесной перепалки бывших друзей, закончившейся полным разрывом их отношений, заставляет о себе вспомнить лежавшая в начале фильма поперек дороги свинья. Когда главы семейств хвастаются друг перед другом продуктами, доставленными на свадебный стол, и когда Беличенко извлекает очередной свой аргумент: «Сало у нас - во рту таеть», то Кузнецов парирует: «Весь мир с ожирением борется, а ты все про сало. Смотри, скоро сам захрюкаешь». На это Беличенко отвечает в полном соответствии с гоголевской повестью: «Индюк ты!»

Впрочем, быть может, под пьяной свиньей автор фильма подразумевал какую-то реально существовавшую политическую фигуру, сильно повлиявшую на такое развитие событий. А может быть, это была всего лишь та самая «свинья», которую по известной поговорке у нас обычно «подсовывают», чтобы испортить какое-то дело…

Как бы там ни было, но раздор увенчивается твердой решимостью Беличенко вместо фиктивной границы возвести подлинную.

Чтобы не допустить жениха к невесте, глава Оселедцев приказывает нарисовать на местности краской черту, обозначающую границу: «Всэ! Набигалыся! Тэпэр у нас дэржавна граныця!», после чего дает указание никого из Чубово за эту черту не пускать.

Несчастный жених, остановленный на этой границе и увидевший начавшиеся работы по реальному размежеванию, изумленно вопрошает: «Вы – идиоты?! Вы понимаете, что вы делаете?! Вы жизнь нашу рушите!» И в этих его словах слышится не только личная трагедия…

Поначалу граница поддерживается только разругавшимися руководителями, а также теми, кто поставлен на должность ее охранять, остальному же народу, и в первую очередь разлученным жениху и невесте, она серьезно мешает жить. И потому народ всеми силами старается проделать в этой границе всевозможные бреши.

Непросто жить стало бизнесу. Отечественный бизнес в фильме представлен магазином братьев Хапиловых. Братья чрезвычайно предприимчивы и не разборчивы в средствах. Они всеми силами противятся попыткам украинского главы Беличенко ограничить своей границей их торговлю, обслуживающую обе части села.

Беличенко, обозлившись на торговцев за то, что в магазине ему однажды вместо напитка под названием «Колокольчик» подсунули напиток под названием «Колозвончик», запретил пускать в магазин жителей российской части села, ставших теперь иностранцами. Тогда братья, чей магазин размещался как раз на границе, но дверь выходила на Украину, прорубили и вторую дверь – в Россию. Украинский глава дал братьям сутки на то, чтобы свернуть торговлю, так как оба они по паспорту россияне. Но сутки спустя он обнаружил на магазине две совершенно одинаковые надписи: русская - «магазин» и украинская – «магазин». «Цэ по-йихньому, а цэ – по-нашому», - прочитав обе надписи с соответствующими национальными интонациями, озадаченно прокомментировал Беличенко. Внутри же магазина, где по-прежнему не утихала торговля, он обнаружил прорисованную через все помещение черту, делящую магазин на две части – русскую и украинскую. Торгующий на украинской части магазина один из братьев Хапиловых тут же предъявил Беличенко свой украинский паспорт, где было отмечено, что он теперь – гражданин Украины и отчество его теперь Мыколайовыч. На что изумленный Беличенко спросил: «Як жэ так получаеться: единоутробные братья, один – хохол, другой – кацап?..» Кстати, этот же вопрос следовало бы задать всем нынешним сторонникам обособления Украины от России: действительно, как так получается, что некогда единый русский народ – наследник Киевской Руси – теперь почему-то разделен на русских и украинцев?

Есть в фильме еще один представитель бизнеса, правда, уже западного типа – фермер Виктор. Бизнес у Виктора – по науке. Свиньям он во время кормления включает музыку, ибо прочитал в научной статье, что «…от Вагнера – свиньи становятся мясными, а от Моцарта – мясо такое мраморное, с жировыми прослоечками…». Виктор согласился на просьбу Беличенко пропахать своим трактором границу через когда-то общее поле, потому что Беличенко обещал передать ему ту землю, которая окажется на украинской земле в результате раздела.

Злокозненная Ольга, дабы отдалить жениха от невесты, всячески поощряет новых глав «субъектов международного права» к тому, чтобы крепить нерушимость границы. Став, при помощи лести советницей Кузнецова, она убеждает своего патрона в необходимости обзавестись проволочным заграждением, системой наблюдения, сигнализацией. Средства на все эти новшества она предлагает найти за счет отключения от электричества украинской части села, жители которой плохо платят за свет. Кузнецов дает указание прекратить подачу электричества: «Чтобы ни один киловатт не проскочил на вражескую землю!» В результате выполнения этого указания само Чубово остается без воды – из-за того, что подающий воду насос находится в Оселедцах.

По мере укрепления границы социальная жизнь обеих частей села все больше приходит в упадок. Когда другой дочери украинского главы Рае приходит время рожать, Беличенко не желает ехать во «вражеский» роддом, расположенный в пятнадцати километрах от дома, намереваясь ехать в свой – за сто. Вдобавок у него ломается машина, но он отказывается пропускать машину желающих ему помочь из Чубово. В итоге роды принимает сестра роженицы – та самая невеста Настя – по профессии ветеринар. Ей ассистирует специализирующийся на свиньях фермер Виктор, черпая необходимые познания из Интернета.

Из-за разделения рушатся семьи, страдают дети. Постепенно во взаимную вражду втягивается и обозленный неурядицами народ. Иногда доходит до того, что стоящие по обе стороны проволочного заграждения жители обеих частей села не только ругаются через проволоку, но и готовы броситься друг на друга, так что правоохранительным органам приходится их сдерживать.

Постепенно представители обеих враждующих сторон научились использовать появившуюся границу в своих целях. А жители украинской стороны, обычно разговаривающие по-русски или на суржике, наладились использовать для своих целей и «словесную границу» - литературный украинский язык, и там, где это им выгодно, переходить на «мову».

Сын украинского главы Глеб, служащий на таможне и ярый сторонник размежевания, усиленно изучает по словарю украинский язык (хотя и сетует, что он хуже английского). И когда обилие нарастающих проблем вынуждает Кузнецова и Беличенко предпринимать первые робкие попытки договориться, Глеб решительно возражает: «Я против. Шо я даром ридну мову почав учыты?»

Кстати, когда в семье Беличенко заходит речь о возможных переговорах, то его дочери, которых граница разлучила с любимыми, неожиданно, по налетевшим на них вдруг капризам, оказываются против. Если старшее поколение – Беличенко и Кузнецов – хоть и втягиваются со страстью в свое противостояние, однако в душе понимают, что по большому счету конфликт их – баловство и существуют нечто такое, дальше чего в этом баловстве заходить нельзя. Молодые же, если и тянутся друг к другу, то ни о чем сдерживающем уже ничего не знают, и если надо, запросто идут на разрыв, голосуя за неучастие в переговорах.

В фильме наглядно показано, как запускается процесс отчуждения между частями прежде единого целого; как гибельные новые формы, предназначенные для того, чтобы втиснуть в них нашу прежнюю жизнь, потихоньку начинают наполняться этой жизнью, сливаясь с ней воедино…

(Окончание следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору