Информационно-аналитическое издание

Остап Вишня: «Да будет ему земля пером!»

Остап Вишня
Версия для печатиВерсия для печати

В ноябре исполнилось 130 лет со дня рождения одного из самых узнаваемых украинских писателей-юмористов, создателя нового жанра «улыбок» Остапа Вишни. Казалось бы, прекрасная дата! Однако вы не найдёте упоминания о ней в хронике на сайте Украинского института национальной памяти, предписывающей жителям страны помнить и отмечать в ноябре 90-летие создания ОУН*, 95-летие связной Романа Шухевича, «День героев Небесной сотни» (которая при ближайшем рассмотрении оказалась сотней «липовой») и, разумеется, «День достоинства и свободы». Правда, в общем календаре Остап Вишня двумя строками упомянут. А вот Северо-восточный филиал УИНП к 130-летию Вишни подготовил… нет, не книгу его искромётных рассказов, а исследование его жизненного пути. И вывод сделали: Вишня – «борец за независимость Украины XX столетия, начальник медико-санитарного управления Министерства железных дорог УНР, узник коммунистических сталинских лагерей», а потом уже – «писатель-сатирик, юморист, переводчик». Сами же произведения Вишни, например, о тотальной украинизации, УИНП называет «антирусификаторскими».

Почитаем вместе:

Голова комісії українізації (до панни). Ви українізувалися?

Панна. Вже.

Голова. А скажіть, будь ласка, навіщо переводиться українізацію?

Панна. Українізацію переводиться для того, щоб залишити всіх на посадах, бо якби не українізували, то треба було б усіх повиганяти.

Голова. Що таке «але»?

Панна. «Але», по-нашому, по-руському, будуть значить: «Да».

Голова. А чим іще славна наша Україна?

Панна. Борщем і галушками.

Голова. А скажіть тепер, як буде по-українському: «В виду того, что…»?

Панна. Позакак.

Голова. Прекрасно. Прекрасно. Та ви кращі од Шевченка. Скажіть тепер, як пишуться папери українською мовою?

Панна. Всі папери українською мовою починаються так: «З огляду на ваше відношення…» А в словах, де було руськоє «ять», пишеться «і» з точкою.

Голова. Приклад?

Панна. Наприклад: «лєс» – ліс; «сєно» – сіно; «возлє» – возлі; «вєздє» – везді…

(УКРАЇНІЗАЦІЯ, Інтермедія до п’єси «Вій»)

В УИНП считают, что основной мотив юморесок Вишни про украинизацию – не поверите – «возрождение национального достоинства украинской нации»! Точно так же его произведения про национализм объявлены нынешними создателями «национальной памяти» весьма полезными для УПА*: по версии УИНП Вишня через своё острое слово, оказывается, информировал мир из «тюрьмы народов» в условиях «рабского общества» о том, что бандеровцы продолжают борьбу! Наверное, и сам писатель бы сегодня посмеялся бы от души над фантазиями УИНП, да и не одну свою «усмішку» посвятил бы нынешнему украинству.

«Юморист или мученик?» – задаются вопросом ваятели «национальной памяти». И сами же на него отвечают таким образом, чтобы Вишня-писатель был скрыт от глаз людских за политическим образом Губенко, причём исключительно в разрезе «большого патриота УНР» и «узника советских лагерей». Да, в жизни великого юмориста было и то, и другое, и ещё многое, но в памяти поколений он остался мастером слова Остапом Вишней, а не чиновником УНР Павлом Губенко.

В юбилейную дату вспомнили об Остапе Вишне и в селе Крынки Олешковского района Херсонской области, где он любил отдыхать в последние годы жизни («Хто в Крим, а я – в Кринки!..») – на руинах дома-музея. Но вот упоминания о том, что, например, издано полное собрание его сочинений, – нет.

Дом-музей Остапа Вишни в селе Крынки

А ведь он был одним из наиболее тиражных украинских мастеров слова: по количеству проданных книг – вторым после Шевченко. В своих произведениях Остап Вишня иронизировал над многими сторонами жизни. Его острый и в то же время добрый юмор привлекал читателей разных возрастов. Произведения сатирика переводили на многие языки, публиковали практически все издания бывшего СССР, той самой «тюрьмы народов» (по мнению УИНП).

Он заслужил всенародную любовь и славу, но в жизни писателя было больше грустного, чем весёлого. Мы собрали 20 интересных фактов о нем.

– Настоящее имя сатирика — Павел Михайлович Губенко. Существует версия, что он выбрал имя для псевдонима Остап, как у героя «Тараса Бульбы», любимого произведения своего земляка Николая Гоголя. А вишня была его любимым деревом, ведь на Полтавщине обилие вишневых садов.

– Родился будущий юморист 13 ноября (1 ноября по ст. стилю) в одном из хуторов на тогдашней Полтавщине (сейчас эта территория относится к Сумской области). Родители работали на помещиков. Кроме Павла, у них было 16 детей. По всей видимости, ребёнок удался в маму – женщина с рыжими волосами хорошо пела, а когда что-то рассказывала, то обязательно с шутками, так, что заслушаешься. Писателем также стал брат Павла Василий, который был репрессирован и расстрелян в 1937 году. «Будешь писать, – как-то сказал отец, когда я, сидя на полу, размазывал рукой лужу», – заметил Остап Вишня в своей автобиографии.

– В молодости Павел окончил школу фельдшеров. Отдал десять лет медицине. На работе в отделении хирургии железнодорожного госпиталя ему пришлось сталкиваться с разными случаями. Известно, что молодой медик спас жизнь 16-летнему парню. Того привезли в больницу с глубокими ранениями шеи, а хирурга на месте не оказалось. За операцию без промедления взялся начинающий фельдшер и провел её весьма успешно.

– Чувствуя свое призвание, Павел Губенко ушел из медицины в журналистику и литературу. Но перед тем был историко-филологический факультет Киевского университета, который писатель так и не окончил, хотя успеваемость была хорошей. Сказались революционные события, да и сам студент потерял к учебе интерес.

– Первое сатирическое произведение автора «Демократические реформы Деникина» увидело свет в 1919-м за подписью П. Грунский. А через два года появился первый фельетон «Чудак, ей-богу!» под псевдонимом Остап Вишня.

– В 1919-м он был взят в плен, как «петлюровец», возглавлявший медицинско-санитарное управление в Министерстве железных дорог УНР. За службу в войсках Украинской народной республики, печати в эсеровской прессе его арестовали как особо опасного преступника, держали в тюрьме НКВД в Харькове. Писатель чудом избежал расстрела, и в итоге оказался на воле. Ему даже дали комнату в коммуналке в Харькове. Возможной причиной освобождения стал всё-таки талант мастера. Чиновникам, партийным деятелям нравилось острое слово Вишни.

– В издание «Вести ВУЦИК» Павел Губенко был принят переводчиком. В 1923-м из под пера Остапа Вишни уже вышло 270 произведений (девять сборников) – фельетоны, юморески… Через пять лет он уже автор 27 сборников! «Переводил я переводил, а потом думаю себе: «Чего я перевожу, когда ж могу фельетоны писать! А потом – писателем можно быть. Вон сколько писателей разных, а я еще не писатель. Квалификации, – думаю себе, – у меня особенной нет, бухгалтерии не знаю, что я, – думаю, себе, – буду делать? Сделался я Остапом Вишней и начал писать…»

– Некоторое время Остап Вишня работал редактором журнала «Перец». Одновременно с тем он выступал со своими произведениями перед различными аудиториями. Юморески писатель читал ровным голосом, с минимумом актерской игры, но публика умирала со смеху. «Наверное, со времен Котляревского не смеялась Украина таким жизнерадостным, таким искромётным солнечным смехом, которым она засмеялась снова в прекрасном творчестве Остапа Вишни», – писал Олесь Гончар.

– В 1930-м общий тираж изданных книг Остапа Вишни приблизился к отметке два миллиона. Среди сборников того безоблачного периода – «Реп’яшки», «Кому веселе, а кому й сумне», «Ну й народ», «Щоб і хліб родився, щоб і скот плодився», «Лицем до села»… До следующего ареста писатель успевает написать множество произведений, в том числе знаменитые «Вишневые улыбки» (более двух десятков сборников!).

– Его «усмішкi» или «реп’яшки» стали уникальным жанром в сатирической прозе. Эти разновидности фельетона на злободневные темы оживляли самые скучные, казенные издания. Доходило до того, что сельские жители учились читать только ради того, чтобы прочесть хоть парочку «вишневых усмешек».

– Писатель получал пачки писем с благодарностями, предложениями, просьбами разобраться и разоблачить. Был случай, что в один из колхозов попросили прислать врача, агронома и …Остапа Вишню.

– В 1933 Павла Губенко вновь арестовали. В этот раз его осудили к десяти годам лишения свободы. В вину сатирику вменили «терроризм»: якобы он с друзьями готовил покушение на партийца Постышева. Обвинение было донельзя надуманным, так что на допросе в НКВД юморист даже спросил: «Почему бы вам не обвинить меня в изнасиловании Клары Цеткин?» (революционерке в ту пору было за восемьдесят). Под пытками писатель был вынужден сознаться в том, чего не совершал. Наказание он отбыл «от звонка до звонка» в исправительно-трудовом лагере, относящимся к структуре ГУЛАГа, в нынешней Коми АССР. Его жена, бывшая актриса, подобно жёнам декабристов, последовала за любимым человеком.

Остап Вишня в исправительно-трудовом лагере

Остап Вишня в исправительно-трудовом лагере

– Имеются данные, что незадолго до ареста писателя хотели «убрать» другим способом – выстрелами на охоте. Как-то зимой ему пришла телеграмма с приглашением в лес, которое он сразу же принял. Но случилась метель, и добраться до места не получилось. Павел связался с людьми, которые якобы позвали его на охоту, но те о «приглашении» слышали впервые…

– Когда в 1937-м сатирика приговорили к расстрелу, сами небеса сжалились над ним. Он во второй раз чудом остался жив. По этому поводу существует несколько версий. По одной из них, писателя спасли сильные морозы. Заключённых-«смертников» этапировали на расстрел в другую зону через реку Печору. Но из-за лютых морозов пароход долго не мог зайти в порт. Начальника лагеря расстреляли, а новые руководители то ли не нашли приказа о казни писателя, то ли этот приказ был выписан на Остапа Вишню, а среди заключённых писатель значился как Павел Губенко…

– В 1942-м Олесь Довженко по поручению Сталина должен был составить список украинских репрессированных писателей, которые могли бы «послужить народу». Первым в списке значился Остап Вишня (был освобожден в конце 1943-го). Худой, больной, с язвой желудка, писатель оказался нужным, чтобы в трудные для народа военные (и послевоенные) годы искрить юмором. Из-под пера мастера вышел фельетон «Самостійна дірка», а также памфлеты, высмеивающие УПА и бандеровцев.

– После десяти лет сталинских лагерей писатель не озлобился на жизнь. В журнале «Перец», где он работал до последних лет, его вспоминают, как скромного, доброжелательного человека. Как-то его спросили о творческих планах. «Хочется мне написать «Анну Каренину», только чтобы она не бросалась под поезд», – ответил писатель.

– За год до смерти, в 1955 году, решением суда Остап Вишня вместе со своим расстрелянным братом были полностью реабилитированы.

– Большой любитель охоты, писатель редко возвращался домой с дичью. Его более привлекали общение с друзьями, наблюдения за природой. По-настоящему народным и бессмертным произведением стали его «Мисливські усмішки» («Охотничьи улыбки»). В нём вместе с добрым юмором переплетаются лирика поэта и философские размышления.

Остап Вишня с любимой собакой

Остап Вишня с любимой собакой

– Верным другом автора на охоте и в жизни был спаниель Гай. На выставке пёс даже заслужил серебряную медаль, скорее всего, победе способствовало имя владельца. Когда хозяина не стало, Гай сильно скучал, убегал из дома, искал человека в местах, где они когда-то гуляли, пока не попал под машину. «Такого пса я не видел! Дашь ему, бывало, в зубы записку с деньгами: «Джек! Мигом бутылку вина!» Через полчаса уже прилетает с вином. Только больше денег давать было нельзя: остаток обязательно пропьет!»

– Писатель всегда считал, что смех обладает лечебным действием. «У кого уже не хватает духа посмеяться над своими собственными недостатками, лучше тому век не смеяться». Сам Остап Вишня смеялся даже над своими арестами. «Такого писателя замордовали! Как он писал! Бож-ж-же ж наш, как он писал! Разве он, думаете, так пи­сал, как другие пишут? Думаете, он писал обыкновен­ным пером и чернилами? И на обыкновенной бумаге? Да где это вы видели? Он берет, бывало, шампур – заострённую палочку для галушек, – в чёрную сметану обмакнёт и на тонюсеньких-претонюсеньких пшеничных кор­жах пишет. Пишет, лепешкой промокает и все время напевает: «Дам лиха закаблукам, закаблукам лиха дам». А в случае если не очень уж смешно выходит, тогда как гаркнет на жену: «Жинка! Щекочи меня, чтоб смеш­нее выходило!»

Кира САВЕЛЬЕВА, Ирина ЛАГОДА

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru