Информационно-аналитическое издание

Оправдает ли Словакия Матовича надежды Киева

Игорь Матович
Версия для печатиВерсия для печати

По итогам парламентских выборов 29 февраля 2020 года к власти в Словакии пришло новое правительство во главе с молодым экстравагантным оппозиционером Игорем Матовичем. Украинская пресса уже поспешила окрестить его «словацким Зеленским», а сам Матович заявил: «У меня есть один недостаток – меня считают дураком и шутом. Но и в этом есть свои плюсы».

Избрание Матовича премьер-министром Словакии, как и в случае избрания Владимира Зеленского президентом Украины, действительно, было результатом разочарования избирателей предыдущей властью. Но «казус Зеленского» показывает и то, что разочарование предыдущими политиками не мешает росту разочарованности новоизбранными. Рейтинг Зеленского как президента постоянно сползает вниз из-за невыполнения им предвыборных обещаний. От такого сценария Матович тоже не застрахован.  

Партия Матовича «Обычные люди» сменила партию Smer, правившую страной двенадцать лет. Матович сформировал правящую коалицию, чтобы получить в парламенте большинство, необходимое для внесения изменений в конституцию и реформы судебной системы.

В коалицию могут войти все политические силы, кроме Smer и правых радикалов, предупредил Матович. В итоге в неё вошли партии «Свобода и солидарность», «Мы – семья» и «За людей». Он также пообещал защищать интересы этнических венгров, составляющих 10% населения Словакии, поскольку ни одна венгерская партия на этот раз не сумела попасть в парламент.

Матович привлёк симпатии избирателей громкими обещаниями расследовать факты коррупции в высших эшелонах власти (и Зеленский, помнится, привлёк народ разговорами о «посадках» коррупционеров). Но этого для словаков мало, чтобы чем-то отличаться от своих предшественников в лице Smer, потому что бороться с коррупцией обещают все. И Матович решил отличиться от Smer также и во внешней политике.

Во внешнеполитической программе его правительства сказано: «Мы будем поддерживать трансформацию Украины и её европейские перспективы и не признаём [допустимым] нарушение её территориальной целостности». Это было сделано для того, чтобы заручиться поддержкой Вашингтона, что для молодого правительства, наобещавшего серьёзные разборки с коррупционерами, немаловажно. Практика показывает, что Зеленские обещают много, но не выполняют обещанного.

Удержаться надолго у власти без помощи США Матовичу будет проблематично.

Он не сбавляет оборотов пропагандистской борьбы со Smer. Проправительственные СМИ пугают граждан: «Возвращение Smer – страшнее коронавируса». Матович призывает к противостоянию с «фицизмом» (от фамилии прежнего министра Роберта Фицо, лидера Smer), а свой приход во власть называет третьей революцией. Под первой подразумевает крушение коммунистической системы в Чехословакии в 1989 году, под второй – уход из политики премьер-министра  Владимира Мечьяра в 1998 году, чья слишком независимая политика не устраивала США. Матович сразу даёт понять: его политикой в Вашингтоне будут довольны.

Матович, как представитель оппозиции, ещё в 2014 году критиковал словацкое руководство за нейтралитет в вопросе российско-украинских отношений и принимал участие в протестных акциях у российского посольства. Предыдущее правительство во главе с премьерами Фицо, затем Петером Пеллегрини очень неохотно участвовало в политике Запада по санкционному давлению на Россию и воздерживалось от прямых высказываний на тему Крыма.

Здесь просматривалась конкретная экономическая логика. Братислава заинтересована в сохранении транзита российского газа через Украину в Словакию, поэтому сохранение территориальной целостности Украины отвечает интересам Словакии. Ведь в случае дезинтеграции украинского государства непонятно, какие государственные образования появятся на его месте, как они себя поведут и как это отразится на газовых контрактах.

С другой стороны, Братислава не хотела портить отношения с Москвой, потому что газ в трубе – российский. За его транзит в Западную Европу словацкий бюджет ежегодно получает €400 млн. К тому же словацкая экономика крепко завязана на германский рынок, особенно в отрасли машиностроения, а Германия в газовом вопросе – партнёр Москвы. Берлин заинтересован в стабильных поставках российского голубого топлива.

Видимо, своей задачей предыдущее словацкое правительство видело встроиться «третьим не лишним» в транзитно-газовые отношения Германии и России. Географическое положение Словакии к тому предрасполагало – российский газ через Словакию шёл в Австрию и Чехию, граничащие с Германией. Какой смысл Братиславе ссориться с Москвой и Берлином?

Правительство Матовича намерено действовать по-другому, поддерживая Украину. Как это у него получится на практике, а не в виде словесных сентенций, покажет время, но уже сейчас бросается в глаза политическая разнородность команды Матовича. Пост председателя парламента, к примеру, занял Борис Коллар – лидер партии «Мы – семья», которая в Европарламенте выступает союзником французских и итальянских евроскептиков во главе с Мари Ле Пен и Маттео Сальвини.

Последний назвал недавно Евросоюз логовом змей и шакалов за отказ помочь итальянцам в борьбе с пандемией коронавируса. Так что говорить о политическом единодушии в словацком правительстве пока преждевременно.

Министром иностранных дел в правительстве Матовича назначен посол Словакии в США и карьерный дипломат Иван Корчок. Его характеризуют как продолжателя линии Мирослава Лайчака – прозападного дипломата с антироссийскими убеждениями. Но словацкие аналитики подчёркивают: антироссийские заявления Корчока (если такие последуют) будут уравновешены пророссийскими заявлениями Коллара и менее прозападных словацких депутатов. Так что единогласной русофобии поселиться в словацком истеблишменте будет сложно. 

Словакия – единственный сосед Украины, с которым Киев не успел перессориться на почве истории или политики. Это не столько заслуга Киева, сколько Братиславы. Украинские националистические партии задолго до госпереворота 2014 г. заочно предъявляли Словакии территориальные претензии, но Братислава предпочитала не реагировать на их лепет, а также не акцентировать внимание на рейдах ОУН-УПА* на словацкую территорию в 1945 г. Словакия была союзником Гитлера, и эта тема не очень приятна словакам.

В Киеве рассчитывают теперь на более активную антироссийскую позицию Братиславы, и, возможно, Братислава оправдает эти надежды. Но от Словакии мало что зависит в реальной политике, а слова – всего лишь слова. Как и до избрания Матовича премьер-министром, словацкая экономика заинтересована в транзите российского газа (этот газ она перепродаёт по реверсу Украине). Также словацкая экономика по-прежнему заинтересована в углублении экономического сотрудничества с Германией. Никакого мощного дипломатического наступления на Россию Словакия вести не будет, потому что это и выше её сил, и не так нужно ей, как на то надеются киевские политиканы. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru