Информационно-аналитическое издание

Однажды в Черкассах. Подпольные разговоры

Версия для печатиВерсия для печати

Вроде и недалеко от Киева, но прежде не бывал. Теперь пригласили прочитать несколько лекций юным дарованиям с архитектурным уклоном в одной бурсе, пышно именуемой университетом. И вот я на подъезде к вечерним Черкассам…

Бусик плывёт поперёк чёрной днепровской глади Кременчугского водохранилища – по длинной дуге дамбы. Городская панорама открывается огнями, которые рассыпаны в отдалении и тянутся, прочерчивая линию берега, приумножаясь в днепровских наледях, километров на пятнадцать. Прямо перед глазами красными точками пульсирует клин телевышки; трудится, молодчага, прожигая в головах жителей сердца Украины извилины нужного профиля. Несколько зданий в графике панорамы словно бы подпрыгнули и зависли в воздухе, глядя в сторону Киева: мол, и мы не лыком шиты, вон какой высоты, обратите внимание!

Ну-ну, интересно…

Встретили, приютили, обогрели.

Утро в бурсе. Антураж в духе времени. Всё как и в прочих учреждениях Украины, что в Киеве, что в Харькове, что во Львове – хоть в детских садах, хоть в вузах: на стенах и на окнах флажки и флаги. На некоторых юных лицах такой же карнавал патриотизма. И сами стены, кажется, готовы в любой момент грянуть «Ще не вмерла» и начать скакать… Или так лишь кажется?

После трудовой пары предлагают экскурсию.

Мне интересны люди и города… В Киеве примелькалось, здесь на всё обращаю внимание. Показывают: накануне бегства «злочинная влада» успела несколько магистральных улиц отремонтировать. Ещё бы год продержалась – без колдобин бы ездили. Слоями, словно геологические осадки строения послевоенной эпохи, брежневской, послебрежневской и незалежной поры, много частного сектора, а в нём авторские особняки, хатынки. На некоторых окнах, как и в салонах дорогих автомобилей, жёлто-синее, чтобы, кажется, показать: не наезжать с отжимом, мы свои!

В городе мало красивых зданий до 1914 года постройки. В 1943-м здесь случились большие разрушения. Черкассы под немцами, в системе Восточного вала предыдущего евроинтегратора, были мощным укрепрайоном.

На заборе строящегося развлекательного центра (на месте машиностроительного завода, закрытого за ненадобностью) красной краской: «Москва твiй ворог». Но это явно не про то, что завод украден киевскими и раздербанен. А про что?

Центральная площадь очерчена с имперским размахом. Доминанта – здание областной администрации с псевдоколоннами: типовой обком 1950-х шириной в квартал. Но имперский дух здесь не только от советской эпохи, но ещё и от Гесте Вильяма Ивановича, главного архитектора при Александре I, который приложил к Черкассам руку.

Ленина, конечно, уже нет. Теперь перед зданием госадминистрации мемориал Небесной сотне и Небесной варте – пограничникам: в Черкассах их учебный центр, по натовскому, говорят, образцу. На флагштоках флаги Евросоюза и Украины.

Когда-то, в годы оккупации города немцами, под этими же символами – объединённой Европы и якобы национальным – город прожил более двух лет, примерно столько же и Киев.

Предкам нашим не понравилось. Освободили. А что теперь, через 70 лет?

На все вопросы отвечают городской рынок и троллейбус с льготным проездом – самые демократические институции в нынешнем социуме.

- Свет становится дороже.

- Зато тьма – дешевле. Всё, переходим на мрак.

В троллейбусе, который ждали и который заполнили люди вполне непрезентабельного вида, разговоры не для нынешнего ТВ.

Бабуля в платочке сзади присела, сама с собой тихо рассуждает… Поначалу, что интересно, в оптимистическом ключе, явно желая найти в себе добрый ответ на свои вопросы: «Ой, що цэ робиться? Таки платэжки за квартиру пришли, що пенсии не хватить, що робыти?.. На работу питы не можу, я пысля операции, мене не визьмуть по вику… Чего они хочуть – щоб ми вси повымерли?..»

Рядом разговор двух бодрых мужчин пенсионного вида, один в камуфляжной куртке, другой в толстых очках.

Очки: А ты не знаешь?! С 1 июня – всё, льгот не будет. Будешь платить за проезд.

Камуфляж: Шо робыть, вийна.

Очки: Ага, а мне на огород ездить. Сейчас посадим. А потом как? Пешком не находишься.

В разговор вклинивается старушка, сочувственно:

- И зачем нас так обижать?

- Чтобы поскорее все сдохли, - уверенно поясняет бабуля в платочке.

Очки: Доскакались. Всё с майдана пошло. Ур-рроды.

Камуфляж: Ну и причём тут майдан?! Ну причём!.. Я сам ездил в Киев, и внук мой сейчас в АТО…

В гостинице телевизор. Дома как-то не очень складывается смотреть: новости и аналитику всё больше через сеть. Здесь в зомбоящике традиционный набор: «5-й» порошенквский, «1+1» коломойский, мутный «Перший», СТБ и ICTV пинчуковские, «Украина» - ахметовский. Но все, как один, что замечательно, без уважения ко мне как к зрителю впаривают и не без подлости, особенно «5-й». Но этот рассчитан исключительно на своего зрителя, выращенного в колбе. Два местных канала. Один принадлежит мэру, который, как говорят, ставленник киевского олигарха средней руки коломойской породы. Второй «Рось»  -  областного начальства. В нарядной студии три парня, вернулись из зоны АТО. На лицах явно запечатлён отсвет косы смерти. Рассказывают, что ни шагу назад не сделали. Но при этом из Дебальцево ушли. Все живые подробности донбасской войны меня, как и очень многих, очень интересуют. Только бойцы в подробности почему-то не вдаются. При этом один, как заевшая пластинка из старинного фильма, время от времени выдаёт: «Украина должна быть единой». Безо всякой связи с тем, о чём говорится. Но вот жена его, которая осталась дома с четырьмя детьми, рассказывает действительно интересное. Чтобы помочь голодающим на передовой, она научилась сухие борщи готовить, сушку купила, производство наладила. Бойцы опять произносят общие фразы. Потом вновь ни к селу ни к городу: «Украина должна быть единой». Крепко в голову вставлено. А иначе как объяснит он своей жене и четырём детям, что ему нужно чужую жизнь разорять?

По дороге на рынок встретились двое, видимо, давно знакомые, женщине под 80, мужик - матёрый, лет 35.

- Тётя Лида, пенсию-то не прибавили?

- О-оо! Хоть бы эту не урезали.

- Могут?

- А не принесут, а по телефону скажут: денег нет. Сейчас чего хочешь могут…

Разговоры «подпольные», словно весенним ветром переносятся с места на место.

У прилавка с травами-корешками двое спорят, покупатель и травник. Травник возражает:

- Ну и причём тут  -  домайданились?

- Доскакались.

- Молодёжь! Чего не скакать, если весело и холодно!

- Не видишь связи?

- Не вижу!

- Это всё Путин?

- Путин!

- А вот смотри, какая связь.

- Куда смотреть?! Мне некогда… Тебе зверобоя и…

- Мне в глаза смотри!.. Скакали, что кричали?

- Про москаля.

- Оскорбительное?

- Молодёжь, что с неё…

- Если и молодёжь, но были и те, кто им не разъяснил, что так нельзя?.. То есть были те, кому было нужно, чтобы Крым и Донбасс обиделись? Правильно? Логично?

- Логично... Да я и сам, если честно, думал, что-то не то… Зачем обижать? Ко мне бы прицепились, я бы и в глаз дал.

- А потом их слушать не захотели и захотели всех убить. Так или нет? То есть лбами специально хотели столкнуть! Вот какая у майдана была настоящая задача. Это я недавно понял.

- Крым слинял, а Донбасс попался.

- И теперь трупами своих пацанов платим.

- И деньгами. Развели, как лохов… Как напёрсточники!.. Тебе зверобоя и ещё чего?..

- Мяты и шалфея.

У покупателя лицо было какое-то непривычное, показалось, просветлённое, что ли. Стоило приехать в Черкассы, чтобы такое увидеть и такое в сердце Украины услышать.

Покончив с делами, купив подарки, я заспешил на вечернюю маршрутку.

Травник произнёс «напёрсточники», и теперь я вдруг вспомнил, как в предыдущие лихие, в 1990-е, как-то наблюдал на Петровке, как жульё облапошивает народ. Один вертит-крутит три стаканчика, приговаривая что-то несуразно-прибауточное. Укажешь, под каким пушистый шарик, – выиграл. Пареньку помогают двое подставных – завлекают лохов, спорят фальшиво, легко выигрывают. Запомнилась молодая красивая женщина с ребёнком. Вывернув кошелёк, оставшись без денег, она вдруг догадалась: «Вы жулики?! Верните, пожалуйста. Ну, пожалуйста! У меня это последние деньги». Лохотронщики шикнули на неё: «Тише, дура!» Женщина не унималась: «Милиция!» Парни переглянулись и ринулись в три стороны, рассосались в толпе.

Подумалось: что должно произойти, чтобы украинцы сказали властям: «Вы жулики!..» И чтобы те разбежались, рассосались…

Оглядываюсь с дамбы на цепи жёлтых огней, на узкий клин телебашни, который нужно бы выбить другим клином. Но вот он ещё жжёт красными лазерными точками, прожигает мозги, выпиливает, как лобзиком, в головах нужные извилины.

Прощай, сердце Украины, мне кажется, я слышал твой стук, ты оживаешь.

Ты оживаешь?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru