Информационно-аналитическое издание

Очередная буря в гидрографическом стакане Украины

admin.su | 26.09.2019
Версия для печатиВерсия для печати

О том, что в одной европейской державе существует прикладная наука гидрография, догадаться легко, если вы знакомы с её традициями выкапывания целых морей, обустройства мысов, островов и полуостровов. Конечно, столетия притеснений отодвигали украинскую гидрографию на окраину научно-самостийной Ойкумены. И украинская гидрография захирела бы окончательно, если бы кое-кто кое-откуда не указал Порошенко на Азовское море. Его после отнятого Крыма захотел отнять у Украины Путин, построивший к тому же мост, который, по донесениям украинских аналитиков и других экспертов, просто не мог быть построен, а ныне крымчане его разбирают по частям себе на огороды.

После сдачи в плен доблестной флотилии ВМСУ во время эпического прорыва в Азовское море украинская гидрогеография получала второе дыхание. Как минимум, второе дыхание обрели два первых гидрографа страны – руководитель Укрогосгидрографии Александр Щипцов и его заместитель Богдан Устименко.

Гидрография готовит ответный удар

До недавнего времени 99,9% украинцев и произнести не могли слово «гидрография», тем паче объяснить его значение и необходимость затрачивать на нужды этой прикладной науки часть не слишком надутого бюджета державы, пятый год героически отражающей агрессию гибридных бурятских броневодолазов. И вдруг вышеуказанные побратимы-гидрографы обрушили на страну креативно-информационный вал, превосходящий по интенсивности обстрелы ВСУ. Всего за один месяц сладкая парочка дважды попадала в число ньюсмейкеров, правда, на самой Украине, ибо в других странах заявления гидрографов воспринимают как домашние шутки в «шапито Зеленского».

В середине августа они развязали гидрографическую войну с российскими навигационными картами, по которым иностранные суда заходят в порты Крыма, и призвали официальный Киев объявить морской режимный район с целью запрета захода судов во все крымские порты. По сути, начать военно-морскую блокаду полуострова.

Когда Щипцову объяснили, что незалежная метрополия не имеет нужного для блокады количества судов, боевые гидрографы объяснили, что имели в виду «навигационную блокаду» России. Главный гидрограф Украины решительно заявил: его планы – «свести на нет попытки россиян по картографированию указанного региона». «И это только одно из направлений борьбы Госгидрографии с РФ, которых в нашем арсенале несколько. Ведь мы решительно настроены заставить страну-агрессора ответить за свои действия», – провозгласил он.

То, что и сам Щипцов, и весь личный состав Укргосогидрографии действительно полны решимости, доказала их новая инициатива: провести в отношении России «операцию принуждения» к установлению морских границ. «С учётом норм международного морского права и проведенных консультаций с ведущими международными экспертами по вопросам морской делимитации предлагаем рассмотреть возможность начала принудительной переговорной процедуры с Российской Федерацией по вопросам установления морской границы», – сообщил Щипцов.

Свою степень готовности к принуждению России гидрографы доказали, проведя досрочные ремонты (покраску) Черноморского и Станислав-Аджигольского маяков, Скадовского и Софиевского навигационных знаков. Банок тридцать краски израсходовали. Кроме того, отремонтировали крышу на сарайчике Скадовского Переднего створного знака и освежили Воронцовский маяк в Одессе.

Повод к новой спецоперации искали почти месяц. И нашли. Оказалось, что, по мнению «щипцовского спезназа», несмотря на существующий российско-украинский Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 года, фактическая морская граница между двумя странами отсутствует. А потому «без установления морской границы Украина не сможет осуществлять свой суверенитет на большой части своего территориального моря и реализовывать свои права в пределах исключительной экономической зоны, в том числе использовать морские природные ресурсы». До  нынешнего года осуществляла суверенитет и реализовывала права, а тут – не может.

Принудительную делимитацию Щипцов предлагает провести международной комиссии на основании статьи 298 и приложения V к Конвенции ООН по морскому праву.

Гидрографы даже откопали прецедент. Нет, это не Тордесильясский раздел 1494 года между Испанией и Португалией, а свежая (2018 года) условно «принудительная» делимитация границы между Австралией и Восточным Тимором.

Есть сомнения, что титан гидрографической мысли Щипцов нашел пример самостоятельно. Да и упор он делает на международное давление, которое должно заставить Москву проводить делимитацию моря. При этом, заявляя о международном вмешательстве, Щипцов то ли сдуру, то ли сознательно упускает, что Азовское море является внутренним водоёмом двух стран (по положению договора 2003 года), и Конвенция по морскому праву здесь бесполезна.

Разрыв договора очевидно невыгоден, так как придётся или признавать российский статус Крыма, или оставить нерешённым вопрос особой прибрежной зоны полуострова, охраняемой российскими пограничниками. Там украинских вод попросту нет, а потому «демаркировать» никому ничего не дадут. «Демаркаторам» даже пройти через Керченский пролив не позволят, а вот украинским судам до Мариуполя и Бердянска после таких инициатив, может статься, будет добираться сложнее. Механизм принуждения у Конвенции по морскому праву отсутствует, как и адекватность у руководителей Укргосгидрографии.

Осталось понять, работают ли гении украинской гидрографии по заказу или воинственными заявлениями просто надувают значимость своей конторы, чтобы получить побольше денег из бюджета на  «операцию по принуждению», а там, возможно, и с каким-никаким грантом повезёт.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru