Информационно-аналитическое издание

Очаг, согревающий фронтовой город

Версия для печатиВерсия для печати

В 2007 году в Витебске на веселом и шумном фестивале «Славянский базар» художник с мировым именем Михаил Шемякин после беседы написал в моем блокноте: «Донбассу всегда быть!»

Через 10 лет этот, показавшийся тогда неожиданным, автограф наполнился для жителей расстреливаемого Донбасса совершенно новым смыслом. Может быть, для донецких коллег Шемякина - в чем-то мистическим, но, скорее, указующим.

В среде донецких художников, как в капле воды, отражается весь Донбасс. С его войной, страстями, потерями и надеждами. У одного вражеский снаряд уничтожил дом, у другого взрывной волной в мастерской вынесло окна. Кто-то уехал, другие остались. Остались мэтры – народные художники Владимир Шендель, Юрий Зорко, Григорий Тышкевич, заслуженный художник Лариса Джарты, замечательный скульптор Георгий Беро, подтянулись молодые.

Союз художников, который активно действовал до войны, в ДНР не зарегистрирован, но художники хотят не только писать, но и выставляться. В этом желании объединяющим началом для них выступил Донецкий художественный музей – самый крупный музей ДНР.

МУЗЕЙ

В фондах музея насчитывается 16 тыс. единиц хранения. С войной коллекция уменьшилась, потому что по ту сторону фронта остался его филиал – музей народной архитектуры и детского творчества в Прелестном. Однако процесс пополнения фондов на месте не стоит. Недавно дочь собирателя из Макеевки подарили большую коллекцию экслибрисов - более тысячи. Дарят свои работы художники – Зорко, Жуков, Джарты.

Точкой отсчета музейной жизни по-новому стал 2014 год.

- В 2014 году война обрушилась на нас! – говорит заместитель директора по науке Донецкого областного художественного музея, искусствовед Марина Третьякова. – Понятно, что эвакуировать ценности не было никакой возможности – об этом даже речь не шла. Июньской ночью, когда было совершено покушение на главу Верховного совета ДНР Дениса Пушилина, а близ музея был взорван его автомобиль, у нас выбило все стекла. Зрелище было жуткое: в отблесках горящей машины весь асфальт вокруг музея блестел тысячами осколков разбитого стекла, как каток. Тогда мы сняли всю экспозицию и поместили ее в фонды. После взрыва к нам приехали представители власти, привезли фанеру, чтоб забить окна, провели инструктаж. Усугубляли ситуацию каждодневные обстрелы. О нормальном функционировании музея речи не было, поэтому работа сотрудников свелась к ежедневным дежурствам.

Но, несмотря на это, в сентябре, мы уже открыли зал, где выставили работы наших художников Теличко, Еремина, Зорко, Таралевича, Джарты.

А в начале 2015 года московский Государственный музей Востока подарил нам прекрасную выставку факсимильных репродукций работ Рериха. Мы экспонировали ее не только в нашем, но и в других музеях ДНР.

Вольно или невольно я все время сравниваю обстановку с Великой Отечественной войной, когда Донецк (тогда Сталино) пережил нашествие фашистских орд. Созданная незадолго до войны картинная галерея была разрушена. И именно тогда донецкий художник Евгений Грейлих спас 11 работ великих мастеров, сохранил их, а после войны передал государству. К счастью, в этот раз спасать шедевры не пришлось. Пока не пришлось - потому что война продолжается.

ШЕДЕВРЫ – В ЗАПАСНИКИ

Каждый божий день дончане слышат, как за окном грохочут минские соглашения. Но мирная жизнь продолжается, хотя и в других рамках. В музее теперь нет постоянной экспозиции, которая украшала залы музея до войны - она в запасниках. Потому что война. Потому что страшно за шедевры, которые показывают теперь дозированно или в виде выставки одной картины к юбилеям крупных художников (на мольберте, с аннотацией), или тематической выставки, такой как, например, выставка французской графики из собрания музея.

В 2016 году к юбилею Грейлиха сделали выставку спасенных им работ. К 200-летию Айвазовского показали работы художников-маринистов, главной из которых стало полотно мастера. К школьным каникулам приурочили выставку «Этот удивительный мир животных» - анималистический жанр в графике, скульптуре и фарфоровой пластике.

А нынешний 2017 год объявили Годом художника музея и провели несколько хороших персональных выставок донецких художников, в т.ч. и Геннадия Жукова, который подарил музею всю выставку. В декабре откроется выставка «Лицом к лицу» - портреты и автопортреты донецких художников.

МЫ И РОССИЯ

Связь художественного Донбасса и России существовала всегда. Не прервала ее и война. Понятно, ни один из музеев не рискнет оправлять в зону боевых действий подлинники картин из своих собраний. Тем более что и в Донбассе, и в Крыму хорошо помнят недавний скандал, разгоревшийся по поводу 53 работ русских художников XVIII-XIX вв. из Симферопольского художественного музея, которые экспонировались в Мариупольской картинной галерее им. Куинджи. Когда весной 2014 года противостояние на Украине перешло в активную фазу, крымчане потребовали досрочно вернуть им экспонаты, что, собственно, и было сделано. Однако украинская власть объявила о незаконности передачи картин ее законным владельцам (!) и пригрозила руководству мариупольского выставочного зала уголовным преследованием. Но «отжать» шедевры, как это произошло со скифским золотом из крымских музеев, выставлявшимся в Нидерландах, не получилось.

- Сейчас подлинные шедевры нам никто не даст – и правильно делают, потому что во время войны правило «верни тому, у кого взял» не действует, - говорит Марина Третьякова. - Мы же помним, как Наполеон ограбил Италию. И только в 20-е годы прошлого столетия удалось вернуть часть награбленного.

Даже полотна, спасенные Грейлихом, киевский Музей русского искусства отдал нам только в 1975 году. Да и то не все. Акварель Остроумовой-Лебедевой так и не вернули, объяснив это просто, дескать, «она прочно вошла в музейную экспозицию». А «Портрет дамы» художника Ризнера «вообще не нашли».

Тем не менее, невзирая на особенности военного времени, музей активно работает с выставками из Москвы и Ленинграда.

Интересно отметить, что тему войны донецкие художники не жалуют, видимо, потому что живут в ней. Чего не скажешь о художниках из России, побывавших в этом году в Донбассе с двумя большими выставками, - питерце Александре Новоселове, с чьим творчеством знакомы во многих странах мира, и его коллеге из Москвы Максиме Фаюстове. В экспозиции из 70 картин, написанных Новоселовым, главное место заняло монументальное полотно «Донбасс».

Как будто бы из колонны «Бессмертного полка» выхватил острый взгляд живописца лица живых дончан и ушедших в вечность их защитников-героев, расположив всех их вокруг вечного символа жизни – матери с младенцем.

«За землю русскую!» – так назвал свою выставку другой представитель русского реалистического направления Максим Фаюстов, впервые столкнувшийся с войной еще в Чечне. Впечатления от войны в Донбассе для будущих своих картин он почерпнул не только в тылу, но и на передовой, куда его возили с разрешения командования республики.

Неразрывную связь Донбасса с Россией без пафоса и громких слов подтвердила и Московская ассоциация искусствоведов, принявшая в свои ряды донецких коллег. В этом году уже трижды столичные искусствоведы приезжали в Донецк с лекциями о русском искусстве. Особенно запомнились лекции доктора искусствоведения, профессора, автора книг Ольги Калугиной.

МУЗЕЙ И ДЕТИ

Вопреки обещаниям Порошенко о том, что дети Донбасса будут сидеть в подвалах, Донецкий художественный музей полон детьми. Особенно в дни осенних каникул.

- Наши дети изменились, стали лучшее, - говорит Марина Третьякова. - И музей изменился, пошел мощный ориентир на работу с детьми. Мы всеми силами хотели и хотим показать, что у нас никто не брошен, мы не только живы, но и способны к творчеству. Если раньше мы водили экскурсии, читали лекции, то теперь помимо этого идет масса образовательных программ, мастер-классов, которые дают возможность детям не только смотреть картины, но и что-то делать своими руками. Здесь можно узнать, как делать гравюру, печатную графику, попробовать рисовать песком или солью, собрать из пазлов картины, познакомиться с народным творчеством. Есть проекты забавные, например рисование шоколадом. Тут уж приходится напоминать, чтоб юные художники сдерживали себя и не лизали кисточки и собственные картины. В «детском вопросе» у каждого из сотрудников есть свое направление. Стала работать школа народного художника Юрия Зорко, куда приходят все желающие – и взрослые, и дети.

Продолжается и научная работа. Специалисты пишут статьи, благодаря развитию коммуникаций и доступу к новой информации делают новые атрибуции, организуют выездные выставки. Идут реставрационные работы. Вернисажи сопровождаются концертами.

В школе народного художника Юрия Зорко

Посещаемость музея по сравнению не только с 2016 г., но и с другими выросла в разы. Очаг культуры с еще большей силой, чем раньше, дарит тепло своим посетителям и… поддерживает свет в других очагах культуры республики.

Так, например, моя собеседница искусствовед Марина Третьякова без опасений конкуренции приняла участие в формировании грандиозной выставки Михаила и Ларисы Джарты, которая открылась недавно в городском художественном музее «Арт-Донбасс». Рассказ об этой выставке у нас впереди.

Ну а Донбассу, как провидчески заметил знаменитый Михаил Шемякин, всегда быть!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору