Информационно-аналитическое издание

О злуке и сепаратистах

Версия для печатиВерсия для печати

День 22 января (с 1999 года) отмечается как День соборности Украины. Празднование установлено в честь действа, которое в украинской историографии именуется провозглашением «Акта Злуки». Декларативный акт объединения Украинской народной республики (УНР) и Западно-Украинской народной республики (ЗУНР) в единое украинское государство был подписан 22 января 1919 года в г. Киеве лидерами двух упомянутых самопровозглашённых квазигосударств. Пышно-театральное, но при этом духовно разрушительное мероприятие из-за своих последствий стало заметной сепаратистской акцией в истории Русского мира, исторической России. Событие оказалось возможным как следствие – как охвостье в цепи грандиозных социальных потрясений – Первой мировой войны, Февральской, а затем Октябрьской революции, убийства Помазанника Божия, Гражданской войны.

Истоки украинского сепаратизма исторической науке достаточно известны, но обществом, что очевидно, это знание почти не усвоено, жителями Украины-Малороссии в первую очередь. Незнание приводит к тяжёлым последствиям. Для многих остаётся неведомой самая «интимная» тайна украинского сепаратизма – искусственность, выдуманность. Здесь мы вспомним выдающийся труд американского историка Николая Ульянова (1904-1985) «Происхождение украинского сепаратизма». Монография написана 50 лет назад и никем не опровергнута; труд признан классическим по обозначенной теме.

Ульянов показывает, что самостийничество «всегда выглядело движением ненародным, вненациональным, вследствие чего страдало комплексом неполноценности и до сих пор не может выйти из стадии самоутверждения. Сепаратистская мысль до сих пор работает над созданием антропологических, этнографических и лингвистических теорий, долженствующих лишить русских и украинцев какой бы то ни было степени родства между собой. Сначала их объявили «двумя русскими народностями» (Костомаров), потом – двумя разными славянскими народами, а позже возникли теории, по которым славянское происхождение оставлено только за украинцами». 

Заметим теперь, что в 2015-м адепты идеи «окончательного» отрыва Украины от России вновь заговорили, ситуационно держа нос по ветру, что русские и украинцы один народ, но лишь в том смысле, что русские, которые живут на Украине, тоже украинцы. Если стал возможен такой кульбит, то наверняка возможен, пожалуй, и неизбежен общий поворот к здравому смыслу, к возобновлению глубинных связей. Ложь искусственного разделения, как и всякая иная, имеет свои пределы. Во всяком случае, временные, и это точно. В свой час развеется ложь. Ведь на самом-то деле и украинцы-малороссы, и русские-великороссы, живущие на территории нынешней Украины, являются украинцами лишь в том смысле, в каком полещуками являются жители Полесья, волгарями живущие на Волге, сибиряками – в Сибири, дальневосточниками – на Дальнем Востоке… Но все вместе суть – это русский народ.

Примечательно, что «злука» в 1919-м соединила, пусть и декларативно, разные этнические группы – галичан и малороссов. Ульянов отмечает, что «не только по именам, а и по крови, по вере, по культуре, Галиция и Украина менее близки между собой, чем Украина и Белоруссия, чем Украина и Великоруссия. Из всех частей старого киевского государства, Галицкое княжество раньше и прочнее других подпало под иноземную власть и добрых 500 лет пребывало под Польшей. За эти 500 лет её русская природа подверглась величайшим насилиям и испытаниям...».

Польский интерес в малороссийском вопросе присутствовал изначально. Поляки создали и сам топоним «Украина», относящийся именно к окраине своих земель на востоке. Их не устраивал никакой топоним, в котором бы звучало слово «Русь». Ни «Малороссия», ни «Малая Русь». Не устраивал, в частности, и по той причине, что перед словом «Русь» слышится «святая», вместе – «Святая Русь», то, что метафизически присутствует в народе и русской почве, что может быть заглушено, но не может быть искоренено, убито. Католической Польше слышать слово «Русь», как нож в сердце.

Вклад в своё чёрное дело внесло и польское масонство в первой трети ХIХ в. Все масонские ложи в Малороссии имели польские корни – ложи «Соединенных Славян» (Киев), «Рассеянного мрака» (Житомир), «Тамплиеров», «Любовь к истине» (Полтава, Чернигов). Поляки культурно доминировали над местным населением, а в Киевской губернии они являлись и самыми влиятельными земледельцами. Под масонским влиянием и позже находились различные тайные общества, в том числе и знаменитое Кирилло-Мефодиевское братство, основанное Николаем Костомаровым, под чьё влияние попал и Т. Шевченко. Масонство было той площадкой, где совпадали интересы «двух российских фронд – декабристской и украинствующей».

«Поляки, в самом деле, по праву могут считаться отцами украинской доктрины, - говорит Ульянов. - Так, самое употребление слов «Украина» и «украинцы» впервые в литературе стало насаждаться ими». Они же придумали (гр. Чацкий) и то, что название происходит от орды «укров», о которой кроме этого польского графа никто никогда не слышал.

Замечательно, что название «Украина» было наложено на Галичину лишь во второй половине ХIХ века. «Если на самой Украине оно возникло лишь в конце XVI в., - пишет Ульянов, - и до самого 1917 г. жило на положении прозвища, не имея надежды вытеснить историческое имя Малороссии, то в Галиции ни народ, ни власти слыхом не слыхали про Украину. Именовать ее так начала кучка интеллигентов в конце XIX века».

Австро-Венгрия, куда входила Галиция, исходя из политической конъюнктуры, подавляла значительные русофильские настроения и поощряла русофобские. В результате Львов вскоре стал «выдавать патенты на истинное украинофильство». В Галиции сочинялся и «кодекс борца за национальное освобождение», там развивалась идея и национального тождества между галичанами и украинцами. Несмотря на огромные усилия, название «Украина», «Западная Украина» присутствовали лишь в партийной публицистике, оттуда – не из жизни – оно и попало в название «Западно-Украинская Народная Республика».

В начальные годы правления Александра I его правительство не просто сквозь пальцы смотрело на польскую активность в Малороссии, но и поощряло её. И не лишь по легкомыслию. Руководитель русской иностранной политики князь Адам Чарторыйский был активным сторонником возрождения Польши. Здесь мы можем говорить и о прямой измене. «Ополячив Киев, - пишет Ульянов, - покрывши весь правобережный юго-запад России густой сетью своих поветовых школ, основав польский университет в Вильно и прибрав к рукам открывшийся в 1804 году Харьковский университет, поляки почувствовали себя хозяевами умственной жизни малороссийского края». К слову, Костомаров был студентом Харьковского университета в 1830-е, где и подвергся более чем успешной обработке польской пропагандой.

Искусственно взращенный в Малороссии украинский национализм не имел за собой и одного процента населения и интеллигенции, но при этом «выдвигал программу отмежевания от русской культуры, вразрез со всеобщим желанием». Ульянов показывает, что антинародное движение шло «путем интриг и союза со всеми антидемократическими силами, будь то русский большевизм или австро-польский либо германский нацизмы». Историк обращает внимание, что «радикальная русская интеллигенция никогда не желала замечать этой реакционности», она «автоматически подводила украинский национализм под категорию «прогрессивных» явлений». Добавим от себя, за что в годы революции и всеобщего террора интеллигенция жестоко за это поплатится; впрочем, как и весь народ, сбитый с толку.

В разделении, в разрыве русского народа (состоящего из великороссов, белорусов, украинцев-малороссов) в разное время были заинтересованы разные силы. В прошлом – поляки, австрийцы, венгры, евреи, русские революционеры всех мастей, большевики-интернационалисты, немцы-нацисты, Ватикан. Ныне – это либерально-олигархическая закулиса и местные нацисты, и те же «интернационалисты», и тот же Ватикан, заинтересованный в повышении статуса подконтрольной униатской церкви. Все они теперь, как вороньё, слетевшееся на расклёвку Руси, в первую очередь Украины – этой самой уязвимой части Русского мира, сокровенной Святой Руси.

«Акт Злуки» был фактически денонсирован 6 ноября 1919 года. В тот день командование Галицкой армии подписало с Добровольческой армией соглашения о прекращении боевых действий и о переходе Галицкой армии в распоряжение генерала Деникина. Одной из причин разрыва отношений между УНР и ЗУНР стал факт проведения переговоров Симона Петлюры с Польшей. Галичане, ненавидевшие поляков за многовековое унижение, сочли эти переговоры предательством.

Искусственно созданное распалось.

В народном фольклоре «Акт Злуки», да не покажется это излишне грубым, называют «случкой» – отчасти от фонетических совпадений, отчасти подразумевая под «соединением» животное насилие. Искусственно взращенное и насильное соединение даёт дурные плоды, ядовитые.

Увидеть это, осознать рано или поздно придётся. Как придётся осознать и то, что настоящими сепаратистами являются те, кто тянет Украину в Европу, поддавшись на провокацию. Ни в Европе, ни в «золотом миллиарде» Украину не ждут. А ждут в Русском мире, любят и ждут. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору