Информационно-аналитическое издание

Новая политико-правовая реальность на Украине после 11 мая

Версия для печатиВерсия для печати

11 мая прошли референдумы относительно поддержки населением самостоятельности Донецкой и Луганской народных республик. Несмотря на масштабное противодействие со стороны хунты и голословные заявления о масштабных нарушениях и минимальной якобы явке, референдумы состоялись.

Свидетельства журналистов, которые де-факто выполняли роль международных наблюдателей, убедительно доказывают, что явка была беспрецедентной – от 75 до 90%. Существенно заниженными показателями оперирует хунта, а Турчинов пообещал привлечь организаторов референдумов в Луганской и Донецкой областях к уголовной ответственности.

Понятно, что ни киевская власть, ни Запад референдумы не признали. А.Турчинов назвал народное волеизъявление «фарсом», а президент Франции Ф.Олланд сказал, что он даже не может назвать это референдумами. То же самое заявили и в Брюсселе. Кстати, такая позиция ЕС явно диссонирует с официальным европейским же посылом о том, что в цивилизованном обществе должны быть услышаны интересы всех групп. Ведь формально, даже если на референдум пришли не все граждане, разве это повод игнорировать волю тех, кто решил высказать свое мнение?

В тоже время МИД России отметил, что «в Москве с уважением относятся к волеизъявлению населения Донецкой и Луганской областей и исходят из того, что практическая реализация результатов референдумов пройдет цивилизованным путем, без рецидивов насилия, через диалог между представителями Киева, Донецка и Луганска».

Состоявшиеся референдумы имеют далеко идущие последствия для текущего политического кризиса на Украине.

Первое и самое главное: Юго-Восток начинает выступать в новом качестве. Как справедливо отметил президент Центра стратегических коммуникаций Д.Абзалов, «позиции юго-востока, Донецкой и Луганской областей, в переговорах с Киевом очень серьезно усилятся. Если раньше их можно было представлять как отдельные группы в регионах, которые выступали за федерализацию и усиление автономии, то сейчас это значительная масса населения, которая выступает за сохранение своих прав».

Киев и дальше может делать вид, что он не признает легитимность выборов, руководства ДНР и ЛНР, но факт остается фактом – Киев не контролирует ситуацию в этих областях. А контролируют ее как раз представители этих структур гражданского общества, которым в условиях жесткого политико-военного противостояния пришлось за месяц пройти путь от общественных организаций до полноценных политических структур. Показательно, когда в Мариуполе встал вопрос о разблокировке движения городского транспорта, городской голова проводил переговоры именно с представителями ДНР. И решение было найдено.

Во-вторых, как бы режим ни пытался приуменьшить значимость проведенных референдумов, он прекрасно понимает, что такое количество граждан, желающих проголосовать (что видно на многочисленных видео- и фотоматериалах), придумать невозможно. И вряд ли эти люди специально шли голосовать против суверенитета областей.

Референдумы самим фактом их проведения зафиксировали очевидное – в юго-восточных областях действуют вовсе не некие «диверсанты», которые «запугивают мирное население», а новые лидеры общественного мнения, которые опираются на масштабную общественную поддержку. Это де-факто делает ДНР и ЛНР легитимными субъектами в переговорном процессе.

В-третьих, одобрение самостоятельности республик, высказанное на этих референдумах жителями Донецкой и Луганской областей, ставят перед Киевом очевидную проблему: люди на местах в подавляющем своём большинстве хотят суверенитета республик Донбасса, т.е. закрепить за собой право самим решать в какой политико-административной форме далее будут существовать ДНР и ЛНР. Поэтому никакое бутафорское «расширения прав регионов» (никому не известно, что под этим подразумевает Киев) население этих регионов не устроит и об этом не может быть и речи. По какому вопросу ещё может быть (и то – не поздно ли?) компромисс, так это по вопросу о федерализации с элементами конфедерации, когда право земель на выход из состава Украины закрепляется в её конституции.

* * *

Формирование двух независимых государственных структур на территории Украины создают предпосылки не столько для федерализации, сколько для конфедерации. Возможно, именно ДНР и ЛНР выступят в качестве основы для нового формата, создав Новороссию, о чём говорит О.Царев. Такое предложение он озвучил на митинге в Луганске.

Но данное развитие событий возможно лишь при непременном условии: скорейшем прекращении карательных акций и начале прямых переговоров киевского режима с представителями новых государственных структур Донбасса. Но киевский режим, продолжая карательные акции и преступления против гражданских протестующих, закрывает себе дорогу и к этому компромиссу, если уже её не закрыл.

13 мая на заседании Координационного совета движения «Юго-Восток» была принята «Резолюция о защите суверенитета и организации государственного управления Донецкой и Луганской народных республик».

* * *

Крайне интересна ситуация с референдумами и в контексте грядущих президентских выборов. В частности, с организацией самого процесса выборов. Так, ЦИК Украины официально заявил, что на Донбассе возникли сложности с формированием избиркомов. А ведь до выборов – меньше двух недель. И какие за это время возникнут дополнительные сложности, сказать сложно.

Кроме того, факт самоопределения ДНР и ЛНР в качестве независимых государственных структур ставит под большой вопрос саму возможность проведения на их территориях президентских выборов 25 мая. А это – свыше 6,5 млн. человек, из них более 5 млн. – избиратели. Это – 1/7 часть избирателей Украины. Если в ДНР и ЛНР не захотят (а это будет логично) участвовать в процессе легитимации киевской хунты, то Киеву будет весьма сложно доказать, что новоизбранный президент - это действительно президент всей страны.

Если же нынешней киевской власти не удастся провести полноценные выборы в этих областях, то тем самым она признает, что не контролирует их. В этом случае Украина получит президента, которому придется говорить с новообразованными республиками уже как с равными переговорщиками.

Между тем весьма интересно, как в этой ситуации будут вынуждены вести себя сами кандидаты в президенты. Можно согласиться с мнением обозревателя А. Дорошенко о том, что «кандидаты в президенты не могут выступить за прекращение АТО, чтобы не навредить своим рейтингам». При этом они явно сознают необходимость урегулирования ситуации, причем – путем диалога. Но какой диалог может быть в условиях, когда подразделения украинской армии, нацгвардейцы и вольнонаемные батальоны стреляют по мирным гражданам, а хунта всех несогласных с ней называет «сепаратистами» и «террористами»?

Ситуация усугубляется тем, что никто из кандидатов не делает ставку на электорат Юго-Востока на этих выборах (имеются в виду те, кто сейчас находится вверху рейтингов президентской гонки). Соответственно, все они опасаются потерять свои голоса и на Западной Украине.

* * *

Хотя косвенные призывы к диалогу есть. Например, П.Порошенко решительно осудил проведение референдума 11 мая. Но Д.Фирташ, который сделал ставку именно на него, в своем заявлении 12 мая назвал целый ряд тезисов, которые можно трактовать как шаг к диалогу. В частности, он сказал, что считает федерализацию единственно приемлемым вариантом и что Украина должна быть нейтральным государством. Кроме того, он отметил, что готов «стать посредником между РФ и Украиной».

Это явно противоречит избирательной программе Порошенко, и он даже демонстративно дистанцировался от Фирташа. Однако их связи не являются секретом. Сам Фирташ не скрывает, что поддерживает кандидатуру Порошенко (тем более что УДАР Кличко во многом спонсировался все тем же Фирташем), для него главное – не допустить победы Тимошенко.

Это укладывается в позицию и некоторых иных украинских олигархов, в частности Р. Ахметова, который устами нынешнего главы Донецкой области С.Таруты также призвал Киев остановить АТО и провести полноценный референдум. То есть среди олигархов явным образом отмечается усталость от проводимой Киевом АТО и есть понимание того, что это – преступление по отношению к украинским гражданам.

Хунта, цепляясь за изживший себя четырехсторонний формат урегулирования кризиса, делает себе медвежью услугу, поскольку игнорирует возможность договариваться с теми, кто реально контролирует ситуацию в отдельных областях. Во многом в аналогичных условиях прежняя власть показывала себя куда более приверженной демократическим нормам, проводя переговоры с майданными повстанцами.

* * *

Проведенные референдумы знаменуют собой появление новой политико-правовой реальности, которая может стать катализатором более серьезных дезинтеграционных процессов. Уже сейчас сам факт участия людей в этих референдумах доказывает крайне низкий уровень доверия населения региона к хунте. Население Донбасса осознаёт себя как самостоятельный субъект общественных отношений и берёт свою судьбу в свои руки. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru