Информационно-аналитическое издание

«Нет даже Макдоналдса», но есть «ДонМак»

20.09.2019
ДонМак.
Версия для печатиВерсия для печати

Воюющий Донбасс часто фигурирует в сводках и хрониках, мы привыкли за пять с лишним лет столицы ДНР и ЛНР воспринимать форпостами битвы и центрами сопротивления. Но жизнь обычная тоже не прекращается. Военные и гражданские – их жизнь переплетена.

Жизнь в Донецке и Луганске, какой её видят местные блогеры, показал проект «Редакция». Правда, блогеры были выбраны с пристрастием, из тех, кто не сильно сворачивал на тему «недовойны» (как назвал вооружённый конфликт на Украине Алексей Пивоваров, который сам ни в Донецк, ни в Луганск не поехал, а пригласил блогеров в Москву). Сюжет о жизни республик он решил явить миру после того, как ему пришёл запрос – мол, покажите, каково жить в городе, «где нет даже Макдональдса».

Этим всё сказано. «Нет даже Макдональдса» – это, конечно, кошмар и ужас. Закат цивилизации.

Правда, тот, кто писал Пивоварову, слишком давно не был в Донецке. Иначе бы знал, что «Макдональдс» таки есть, только называется он «ДонМак».

Вообще, то, что «Редакция» была «не в теме» (или «в теме», но не той), чувствовалось сразу же. Вот блогер Ирина при встрече с Алексеем протягивает ему кованую розу. А тот ничего не понимает: девушка с розой пришла. «А что это?»

А это, дружок, кованая роза. Все донецкие точно знают, что это. Донецк всегда считался городом миллиона роз и талантливейших кузнецов. Ныне в розы превращают металл снарядов, которые бесперебойно на территорию ДНР «поставляет» Украина. Но это уже слишком сложно для «Редакции»…

Первое, с точки зрения Ирины, кардинальное отличие Донецка от Москвы – это бурная городская жизнь поздно вечером. Комендантский час превратил Донецк «в деревню, где ложатся спать в 23.00». На такси по ночному городу шахтёров и металлургов можно свободно проехать только до 22.00, далее уже надо спешить, поскольку патрули не дремлют и можно заночевать не дома, а то и загреметь на 3-15 суток.

Ире было 17, когда началась война. Университет, сессия. А тут сообщения: «Самолёты обстреливают город». «И вы такие: хм, самолёты город обстреливают – что за глупость?»

Преподаватели быстро разогнали студентов по домам, а те шли по улицам родного города, радуясь свободному дню, никто не думал, что за 7 километров от них уже идёт война.

«И всё, начинается жесть. Город обстреливают отовсюду. Ты ничего не понимаешь. Половина твоих родственников, друзей, знакомых теперь военные и завтра могут умереть, и вообще они в жизни оружия в руках не держали…»

Так вот мимоходом устами девочки развеиваются мифы о полчищах «псковских десантников»…

«Мама не пускала гулять, потому что там война», – говорит Ира.

Устами дончан она рассказывает, что люди стали сплочённее, поскольку война к этому обязывает: при обстрелах соседи оповещают друг друга, хватают детей и животных – и бегом в подвал. Невозможно оставить соседей по лестничной площадке под бомбами. Прячутся, пережидают опасность, переводят дух – и снова живут.

Когда журналист уточнил о грани «до и после войны» для Донецка, Ирина однозначно ответила: сейчас война.

Блогеры в Донецке снимают не только праздники, но и фронтовые окраины столицы, ведь миллионный город до сих пор обстреливают. Полностью разбитые дома и ограждения, изрешеченные заборы, руины разрушенных прямыми попаданиями зданий. Правда, тех, кто постоянно снимает жизнь людей на линии фронта, «Редакция» не пригласила в сюжет. И понятно, почему.

…Игорь Полтавец в своём блоге «Дневник толстяка» снимает сюжеты о разрушенных обстрелами окраинах Донецка. В начале 2015 года семья Полтавца перебралась в более безопасный центр Донецка, район прежнего проживания превратился во фронтовую зону, дом был разрушен снарядом. Но тему обстрелов «Редакция» решила не заострять, гораздо важнее для сюжета выводы блогера о пустых  окраинных районах Донецка: «Здесь уже всё, здесь ничего не работает…». Со временем, если семья задумается о детях, Игорь планирует двинуть куда-нибудь в Европу, например, в Испанию.

Ещё один блогер – Роман Пахомов, дончанин, до войны владел бизнесом, до 2015 года жил с семьёй в Таганроге, откуда родом его супруга. Но позже они вернулись домой. Вопрос, возвращаться ли, не стоял. Просто вернулись в родные места. Вот Роман-то как раз и водит сына в «ДонМак» – местный «Макдональдс».

Поговорили с блогерами в Москве о донецких ценах (высоких) и зарплатах (низких). Разумеется, авторам сюжета о жизни в ДНР и ЛНР сложно представить себе, как прожить «по московским меркам» не только на 3000 в месяц, но и на 16000 в неделю. Что тут скажешь?..

Ирина рассказала о том, что в республике платят налом, что такое «эппл-пэй» (оплата покупок с айфона), большинство молодых людей не знает. Зато в кафешках Донецка низкие цены в сравнении не только с Москвой, но и Белгородом, Краснодаром, Ростовом.

Дончане предпочитают искать положительное во всем, даже в комендантском часе, позитивно, что «никто не кричит под окнами», как отметил молодой человек, что-то отмечающий с друзьями в кафе.

Про каршеринг и речи нет, Ирина с улыбкой вспомнила «каршеринг» 2014 года.

Появился в кадре и Александр Крюков, луганский блогер, автор научно-популярного канала KREOSAN. Если до войны тематика канала была сугубо мирной (если можно так сказать о тех, что постоянно что-то поджигает и взрывает), то сейчас Александр учит выявлять самодельные взрывные устройства, так называемые растяжки, выживать в непростых условиях войны (например, без электричества), обходить стороной незнакомые тропинки и прочие неизвестные и рискованные места. Чётко, полезно, с жёсткой «чёрной» иронией. KREOSAN охватывает русскоговорящую аудиторию шестой части суши: Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан и так далее. Разумеется, смотрят Александра в Донецке и Луганске.

Рассказали блогеры о ресторанах, таксистах, курорте «Седово» (там тоже комендантский час), пустующей «Донбасс – Арене».

Ирина пообщалась с дончанкой Юлией, которая стала жертвой обстрела, когда украинский снаряд прилетел в троллейбус. Молодая девушка потеряла руку и ногу, думала остаться в России, но в итоге вернулась в Донецк – здесь она чувствует себя более всего нужной.

Фильм о жизни «людей, которые не воюют», как ни уходила «Редакция» от темы войны, стараясь показать её через определённую призму – потребительства, всё равно получился о войне. Больше о Донецке, чем о Луганске, не говоря уже о том, что в том же Дебальцево Пивоваров блогеров искать не рискнул.

То, что в итоге было представлено на суд зрителя – только одна грань жизни людей в условиях войны. Собери «Редакция» другой пул блогеров, можно было бы показать и другие грани. Но решили гнуть линию «нет даже Макдональдса». К счастью, это не совсем получилось.

Анна ШЕРШНЁВА, дончанка.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru