Информационно-аналитическое издание

Неонацисты в Словакии и Украина

Котлеба (в центре) и его соратники на параде
Версия для печатиВерсия для печати

В Словакии приговорили к четырём годам и четырём месяцам заключения Мариана Котлебу, лидера экстремистской партии «Котлеба. Народная партия – Наша Словакия», руководителя военизированной организации Slovenska Pospolitost («Словацкое единство»).

Ситуация интересна тем, что, во-первых, суд приговорил не экстремиста-маргинала, а политика государственного масштаба, а во-вторых, как человек с такими взглядами, как Котлеба, смог вообще стать политиком?

Словакия – тихая маленькая страна, член ЕС и НАТО, которые вроде как всегда за демократию и права человека. У Котлебы взгляд на права человека специфический. Он не скрывает симпатий к словацкому союзнику Гитлера Йозефу Тисо, не считает подвигом Словацкое восстание против гитлеровцев в 1944 году, а в 2017 году, занимая пост главы Банско-Бистрицкого края, на публике вручил денежные чеки на сумму €1488 трём малообеспеченным семьям.

Комбинация цифр 14 и 88 – это скрытый лозунг неонацистов во славу Гитлера. За это суд и приговорил Котлебу, но приговор ещё должен подтвердить Верховный суд Словакии. Сам приговорённый сдаваться не намерен. Он уже подал апелляцию и надеется остаться в политике. И надо признать, у него есть перспективы.

За всё время ни одна неонацистская выходка Котлебы не закончилась судебным приговором. Ему симпатизирует немало сограждан. На парламентских выборах 2016 года его партия получила 8% голосов, на выборах 2020 года – почти столько же (7,96%). В целом количество явных и скрытых сторонников Котлебы в стране оценивается в 10%. Их много в полиции и армии. Два года назад словацкая прокуратура пыталась запретить деятельность партии Котлебы, но безуспешно.

Таким образом, политик явно неонацистских взглядов на протяжении четырнадцати лет (свою партию Котлеба основал в 2006 г.) пропагандировал свои взгляды и ни разу не попал на скамью подсудимых. Такое возможно только в Европе под избитые лозунги о торжестве демократии.

Отличие Котлебы от его собратьев по разуму в Литве, Латвии, Эстонии и Украине в том, что он, будучи неонацистом, критикует США, НАТО и государственный переворот в Киеве в 2014 году. Этим он и не нравится политикам в Брюсселе. Вот если бы он оставался неонацистом, но критиковал Кремль, Москву, Россию, тогда другое дело. Тогда и на его неонацизм можно было бы закрыть глаза.

Возможно, Котлеба потому так долго оставался безнаказанным, что в Брюсселе ждали, когда же он свернёт на традиционный для всех европейских фашистов русофобский путь. По этому пути шествуют неонацисты в Прибалтике и на Украине, но Котлеба оставался собой – неонацистом-антисоветчиком, одновременно настроенным против США, ЕС и НАТО.

Впрочем, украинские неонацисты тоже иногда позволяют себе выпады против Запада. Фюрер «Азова»* Андрей Билецкий критикует ЕС, то же делал и главарь правосеков Дмитрий Ярош. Но их критика, в отличие от котлебовской, какая-то инфантильно неуверенная.

О чём говорит ситуация с Котлебой? О том, что Восточная Европа давно превращена Западом в «коричневый пояс» от Балтики до Чёрного моря.

В Латвии и Эстонии по улицам столицы маршируют старые эсэсовцы. В Литве возведены в ранг героев гитлеровские прихлебатели из вспомогательных частей вермахта и СС. На Украине – палачи из ОУН-УПА* и дивизии СС «Галичина», а символика коллаборационистских формирований вывешивается наравне с государственной. В Молдавии улицы называют в честь лидера фашистской Румынии маршала Антонеску.

В Венгрии воздают почести венгерским оккупантам, разгромленным под Сталинградом. В Болгарии ставят памятники болгарским солдатам, воевавшим на стороне Третьего рейха. В Хорватии возвеличивают усташей Анте Павелича – союзника Гитлера и Муссолини. Частичная реабилитация гитлеровского коллаборационизма наблюдается в Албании на фоне востребованности идеи албанского единства после откола от Сербии Косово. Ради этой идеи албанские власти задним числом стараются примирить албанцев-антифашистов с албанцами-фашистами.

В Белоруссии прозападная оппозиция, которую ОМОН дубинками гоняет сейчас по улицам, пыталась навязать обществу культ карателей из коллаборационистского батальона «Дальвитц».

Неонацизм воспринимается Вашингтоном и Брюсселем как эффективный метод противодействия намерениям России установить добрососедские отношения с европейскими соседями. Кто может быть настроен более агрессивно против России как победительницы нацизма, чем неонацист? Посему даже мало заметная на карте Европы Словакия, редко мелькающая в новостных заголовках, превратилась в уютный заповедник словацкого неонацизма.

Впрочем, не надо усматривать в ситуации с Котлебой исключительно тайный заговор. На фоне соседних Чехии и Венгрии евроскептические настроения в Словакии гораздо ниже. В 2017 году  провластные и оппозиционные партии Словакии даже объединились против Котлебы, выдвинув на местных выборах единого кандидата.

Но факт остаётся фактом: в Восточной Европе растёт усталость граждан от идеологии евроинтеграции и разочарование некоторыми аспектами этой самой евроинтеграции. Неоспорим и другой факт: в Западной Европе политиков-неонацистов нет, а в Восточной есть. Значит, это кому-то надо.

Недавно львовский архиепископ Польской католической церкви заявил: «Господствующий на Украине национализм, особенно в грекокатолической церкви, затрудняет нам свободу действий». В ответ он получил возмущённое письмо львовских «интеллектуалов» (среди них сын гитлеровского холуя Романа Шухевича Юрий), назвавших украинский национализм, столь близкий к обыкновенному неонацизму, «украинским патриотизмом». Украине ещё далеко до очищения от «коричневой чумы».

На фото. Котлеба (в центре) и его соратники на параде, источникElection day news

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru