Информационно-аналитическое издание

Не усвоенный урок истории

Версия для печатиВерсия для печати

Намеченная в Украине на 18-22 ноября акция «Голодомор. 75-летие Памяти» завершает очередной политический цикл в отношениях между Россией и Украиной в свете оценки прошлого и будущего народов наших стран, а также определения места Украины в современном мире.

***
 
14 ноября в послании президента России президенту Украины сказано: тема «голодомора» «сделана чуть ли не центральным элементом украинской внешней политики. Вряд ли такие шаги можно объяснить стремлением восстановить историческую справедливость или почтить память жертв. Эти усилия скорее направлены на то, чтобы максимально разобщить наши народы, объединённые многовековыми историческими, культурными и духовными связями, особыми чувствами дружбы и взаимного доверия».
 
На деле это так, хотя из Киева звучат заверения, что напоминания о трагедии голода 1932-1933 годов в Украине не направлены против России. Посмотрим, прозвучат ли в ближайшие дни с украинской стороны новые оценки. У В. Ющенко такая возможность будет 22 ноября, когда он зачитает свое «Обращение к Украинскому народу». Однако то, что в политике украинского президента сближение с Россией не предусмотрено, – очевидно.
 
12 ноября для польской аудитории В. Ющенко заявил: «В Украине идет дискуссия о том, в каком направлении должна идти наша страна: отступать назад в прошлое или направляться в сторону Европы?» В прошлое, по его представлению, тянет не что иное, как развитие российско-украинских отношений. Поэтому он и «подвесил» высший законодательный орган власти в Украине, в котором стремились к смене нынешнего антироссийского курса. В президентском понимании: бажали «змінити курс, яким прямувала наша країна».
 
Украинские политики при упоминании Большого договора между Россией и Украиной, пролонгированного в октябре, вымарывают из его названия слова «о стратегическом партнерстве», полагая, что у них есть все основания для достижения равноправного стратегического партнера с Соединенными Штатами. 5 ноября в приветствии Б. Обаме украинский президент отметил, что в основе украинско-американских отношений лежит «общность ценностей и близость интересов на международной арене», и выразил свою уверенность: «Стратегическое партнерство между Украиной и Соединенными Штатами и в дальнейшем будут играть заметную роль в обеспечении мира и стабильности во всем мире». Успел зафиксировать свое почтение избранному президенту и лидер Народного Руха Б. Тарасюк, считающий, что Украина готова взять на себя «роль контрибутора (слово-то какое!- В.Б.) безпеки в регіоні і на європейському континенті», включая сферу «эффективной системы противоракетной обороны».
 
Со стороны российского руководства постоянно подчеркивается важность сотрудничества России и Украины. Не стала исключением и недавняя встреча В. Путина и Ю. Тимошенко в Кишиневе, в ходе которой российский премьер отметил: «Многие наши предприятия в прямом смысле этого слова друг от друга зависят. Глубина и степень кооперации очень большая. В сегодняшних условиях, конечно, нам, как никогда, нужны согласованные действия. Нам есть, о чем поговорить - и в энергетике, и в высокотехнологичных сферах, и в металлургической промышленности». Очевидно, в стенограмме о встрече последняя фраза В. Путина в отношении поставок газа в Украину и заключении стратегических договоров является знаковой: «Рассчитываю, что на корпоративном уровне удастся достичь взаимопонимания и согласованных договоренностей».
 
В тот же день в Баку решались проблемы поставок энергоресурсов в Европу с участием Украины, а также с непременной политической (читай: военной в Черном море) и бизнес-поддержкой США. При этом В.Ющенко обозначил в качестве задачи смену нынешнего украинского правительства, мешающего планам поставок энергоресурсов с использованием трубопровода Одесса - Броды и работе «Сарматии».
 
При таких противоположных задачах внешней политики России и Украины по отношению другу к другу только В. Ющенко мог надеяться на то, что Д. Медведев примет приглашение посетить Украину. Послание российского президента стало сигналом: двуличная и «выёжистая» политика в отношениях с Россией для Москвы не приемлема. И не отказ почтить память граждан Украины, умерших и пострадавших от голода 1932-1933 годов, лежит в основе действий Д. Медведева (такие комментарии уже есть), а отказ от участия в проводимой В. Ющенко политике войны с исторической памятью.
 
***
 
Эта политика имеет выраженную антироссийскую направленность: именно политика, а не та трудоемкая работа, которая проводится подвижниками в Украине и России - историками, демографами, экономистами - по подготовке книг памяти и т.д. Чрезвычайно важная работа по увековечению памяти погибших и пострадавших приносится в жертву антироссийской политике.
 
В этом году было предпринято несколько попыток согласовать подходы, позиции и результаты исследований российских и украинских историков, ученых, политиков по данной проблеме. Чем они закончились? Констатацией разных политических воззрений.
 
В качестве примера можно взять полемику между двумя историками, длительное время занимающихся трагедией 30-х годов: пензенского ученого В. Кондрашина и киевского С. Кульчицкого. Все доводы российского ученого о причинах данного явления в истории СССР, не отрицающего как самой трагедии, так и ее масштабов, «убиваются» одной только фразой последователя Д. Мейса: «Выявление истинной природы Голодомора способно катастрофически повлиять на имперскую историческую память», потому в России якобы не проводят объективных исследований по голоду 30-х годов, не читают трудов «украинских классиков». В. Кондрашин, по мнению С. Кульчицкого, оказывается, не знал, что «Голодомор» на то и голодомор, что на Украине у людей после хлебозаготовок изымали все съестное, чтобы они умерли, их морили голодом, при этом не кто-нибудь, а большевистская власть, поставившая изначально цель – уничтожить крестьянство как опору национально-освободительной борьбы украинцев за незалежну Украину.
 
Аргументом против утверждения В. Кондрашина о том, что в других республиках СССР, включая РСФСР, пострадали не меньше, чем в Украине, выдвигается следующий довод: «Это российский регион, и я предлагаю здесь действовать Виктору Викторовичу. Думаю, что миллионы людей разных национальностей, на крови которых замешивался бетонный фундамент советского строя, могут считаться жертвами геноцида» (то есть, боритесь за признание факта геноцида в России. – В.Б.).
 
И дальше излагаются выводы С. Кульчицкого по результатам его работы над темой: «Россия относится к Украине как к ампутированной насильственным образом части собственного тела. Это и понятно: русские историки мировой величины всегда путали общество с государством, государство — с обществом. События на берегах Днепра за тысячу лет описывались как часть отечественной истории, поскольку их страной правили Рюриковичи. 337 лет всех нас подстригали под общий имперский ранжир. В результате украинцы стали похожими на русских, а русские — на украинцев. В конечном счете, эта похожесть никому не мешает. Позвольте, однако, нам быть похожими, но другими. Не претендуйте на нашу территорию, половина которой была завоевана для нас империей. Не претендуйте на нас самих, хотя за последнюю тысячу лет мы растворялись среди вас, а вы — среди нас. Оставьте нам нашу историческую память, она уникальна, и мы можем гордиться своим прошлым».
 
***
 
В июле в рамках проекта ИноСМИ «Россия—Украина. Диалог культур» одним из украинских изданий была опубликована заочная полемика представителей России и Украины по проблеме голода в Украине, сразу же после принятия ПА ОБСЕ резолюции, в которой говорится: «ПА ОБСЕ отдает дань памяти безвинным жизням миллионов украинцев, погибшим во время Голодомора 1932-1933 годов в результате массового голода, вызванного жестокими преднамеренными действиями и политикой тоталитарного сталинского режима». С российской стороны в ней участвовали Н. Нарочницкая, А. Пушков, А. Левкин, И. Чубайс и представитель «Зеркала недели» В. Кравченко. Затем предоставили возможность высказаться украинской стороне: С. Кульчицкий, В. Бойко, Ю. Райхель, Ю. Шаповал, Ю. Щербак. Как и в предыдущем примере, общих позиций, найдено не было. Но точки зрения были высказаны. Приведу некоторые из них.
 
С. Кульчицкий: «Сейчас речь идет о Голодоморе, который стал следствием террора голодом. А террор голодом («уничтожающий удар», по терминологии Сталина) — это изъятие всех продовольственных запасов в украинском и кубанском селе, которое уже голодало после конфискации урожая 1932 года. Это — изъятие картофеля, лука, свеклы и всего прочего, а такое изъятие не имеет никакого отношения к хлебозаготовкам, экспорту хлеба и Днепрогэсу».
 
В. Бойко (историк, г. Чернигов): «В случае признания Голодомора геноцидом речь будет идти о внедрении в современной России принципиально иных основ государственности, к чему она, во всяком случае внешне, сегодня не готова. Возможно, когда-нибудь это случится, и это уже будет другая Россия».
 
Ю. Райхель (обозреватель «Дня»): «Проникновение правды о Голодоморе в общественное сознание самым разрушительным образом скажется на идее о трех ветвях русского народа и тем самым сделает принципиально невозможным новое превращение Москвы в Третий Рим. И это делает реакцию России на признание Голодомора столь болезненной и не совсем адекватной».
 
Ю. Шаповал (проф., д. ист. н.): «Украину все еще не хотят впускать в европейское поле исторической памяти…дискуссии о Голодоморе – это «de facto» дискуссии о том, быть или не быть украинской государственности, о том, что украинцы показали, что они способны жить в условиях демократии без (прости, Господи) «большой меганации» (термин употреблялся в дискуссии Н. Нарочницкой. – В.Б.). Да, для нас Гитлер и Сталин – монстры и тираны, которым не может быть оправдания. Да, Голодомор практически уничтожил украинскую нацию, выкосил самую здоровую и независимую ее часть».
 
Ю. Щербак (Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины): «Жестокие преднамеренные действия» – это, собственно, базовая характеристика политики геноцида… Если к этому прибавить установление заградотрядов на границе России с Украиной, массовое изъятие продуктов питания в сельской местности, усиление репрессий против украинской интеллигенции и начало деукраинизации Украины, то исчезают всякие сомнения в геноциде украинского народа, сознательном и жестоком убийстве миллионов людей только за то, что они украинцы. Это – политика оккупантов в оккупированной стране, осужденная Международным европейским трибуналом. Реакция официальной России настолько же лицемерна, насколько бессмысленна. Страна, которая провозглашает себя преемником преступного сталинского режима (в отличие от Германии, которая провела денацификацию и осудила гитлеровский режим), должна, на мой взгляд, покаяться в грехах российского коммунизма (грехи украинского, грузинского, казахского коммунизма идентичны) и рассчитаться с прошлым. Пока этого не произойдет, пока Россия будет гордиться своими гитлерами и геббельсами — до тех пор будет существовать этот синдром глубокой социальной шизофрении. Каждый народ имеет право и должен отдавать дань памяти жертвам красной тирании. Никто не запрещает России трактовать как коммунистический геноцид войну против участников крестьянских восстаний в 1920-х гг., когда войска М. Тухачевского отравили русских крестьян боевыми газами или осудить массовое истребление донского и кубанского казачества и другие преступления… Это — дело совести нации, дело ее духовной очистки… Неужели кому-то в России хочется иметь монополию (смахивающую на монополию палачей) на право памяти или забвения миллионов жертв коммунизма?»
 
 
 
***
 
Какое отношение к трагедии народа в 1932-1933 годов имеют приведенные утверждения двух дискуссий? К сожалению, из трагедии сделали фон решения других задач. Срабатывает установка, закрепленная в идеологии и практике Украинского института национальной памяти (УИНП): историческая память формирует историю. Вот как формулирует данный институт одну из своих приоритетных задач: «Защита человеческой психики, освобождение ее от привитого бывшим коммунистическим режимом инстинкта страха».
 
На самом деле происходит разрушение психики граждан Украины. Не подлежат логическому осмыслению с точки зрения их содержания такие установки УИНП, как: «Россия – страна-оккупант»; «полутысячелетнее сопротивление украинцев оккупации»; «мы утверждаем, что на протяжении всей истории перманентным было движение украинской нации к государственной независимости». У людей даже не возникает потребности подумать, а существовала ли 1000 лет назад «украинская нация»? Точно также, как абсолютно абстрактной становится вводимая в оборот численность граждан УССР, погибших во время голода: 10 млн. человек за полгода. Результат «промывки мозгов», производимой «институтом памяти», состоит в том, что количество погибших воспринимается как факт, без включения сознания человека. Так что если назовут цифру в 15-20 млн. жертв, то и она не будет осмыслена. Само слово «голодомор» введено для того, чтобы изменить содержание сознания русского и других народов бывшего СССР. Психика теряет способность защиты от навязанной установки. Это сегодня - самое страшное последствие деятельности не только УИНП как центрального исполнительного органа власти со специальным статусом, но и всех других структур, которые трудятся над «возрастанием… патриотизма народа Украины».
 
***
 
В сентябре и октябре вопрос по голоду на Украине не был включен в повестку дня сессии ГА ООН. 23 октября Европарламент принял резолюцию «О годовщине Голодомора, искусственного голода в Украине 1932-1933 годов» с выражением «солидарности с украинским народом, который пережил эту трагедию», дана ее оценка, как «ужасного преступления против украинского народа и против человечности».
 
Преступление против человечности юридически квалифицируется как преступление против гражданского населения, но не имеющее цели полного или частичного уничтожения его только в силу принадлежности индивидов к этому населению. Европарламент принял компромиссное политическое решение. Но изменения целевых политических установок украинского руководства не произошло. Говоря о значимости увековечения памяти жертв во имя предотвращения подобного в будущем, официальный Киев подчеркивает, что это будущее зависит не от украинского государства, но и… от России.
 
Вот как, например, видит это депутат Верховной Рады О. Герасимьюк, отстаивающая позиции Украины в международных организациях по голоду 1932-1933 годов. Отвечая в начале ноября на вопрос, что значит не допустить подобного в будущем, депутат украинского парламента констатирует: «Это то с чем мы можем столкнуться, потеряв государство, независимость, перестав сопротивляться медведю, который сейчас протягивает свои лапы на все земли, называемые им окраинами своей империи. Ничего антироссийского в этих моих утверждениях нет – просто угроза для целого ряда стран является слишком серьезной». Насчет «медведя» – это почти в слово в слово повторение галицийского идеолога Льва Добрянского, говорившего о «полярном русском медведе-угнетателе» и выступившего одним из творцов закона США «О порабощенных нациях». Закона 60-летней давности, который действует в США и сегодня.
 
Почему мы не слышим из Киева то, о чем четко и ясно говорят в России: преступления сталинского режима давно осуждены; судьба государства Украины должна быть в руках самих граждан Украины; на полях войны с «исторической памятью» разрушается не только прошлое, но и настоящее; уничтожив наше социокультурное богатство, мы обрекаем себя на биологическое существование? Беда в том, что эти бесспорные утверждения противоречат политике нынешней украинской власти. Прав руководитель Центра украинистики и белорусистики при МГУ им. М.В. Ломоносова М. Дмитриев: политической установке, которая продвигается частью украинской политической элиты, трудно противостоять с научной, рациональной и человеческой точек зрения.
 
Согласно данным исследования, проведенного «ФОМ-Украина» в октябре 2008 г., только треть взрослого населения Украины намерены принять участие в ноябрьских мероприятиях, посвященных 75-летию голода 1932-1933 годов. Это и есть показатель отношения народа к государственной политике в деле пропаганды «голодомора»: большинство людей ещё сохраняют иммунитет против информационно-психологического давления, которому их подвергают.
 
В связи с этим напомню положение из «Обращения Священного Синода Украинской Православной Церкви по случаю скорбной даты – 75-й годовщины Голодомора 1932-1933 годов в Украине», в котором сказано: «Лишь в богоненавистнической и человеконенавистнической среде могло произойти подобное преступление».
 
В этом - главный исторический урок, так и не усвоенный властями предержащими и им подпевающими в сегодняшней Украине.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору