Информационно-аналитическое издание

Не стать «подстилкой для других наций»(Гетман Скоропадский о путях Украины).

Версия для печатиВерсия для печати


История – особа капризная. К одним она поворачивается лицом, выказывая при этом знаки почёта и уважения, другим – порой незаслуженно – показывает спину, обрекая на хулу и забвение.  К последним относится Павел Петрович Скоропадский (1873-1945), генерал-лейтенант Российской императорской армии, последний гетман Украины, бывший главой Украинский державы в 1918 году. Он принадлежал к аристократическому  роду, давшему  Отчизне  блистательных военных. Основатель династии Федор Скоропадский  служил и погиб под знамёнами Богдана Хмельницкого, а Иван Скоропадский был гетманом Украины в 1708-1722 гг.  По материнской линии корни рода  уходят к сыну Владимира Мономаха — Великому князю Киевскому Мстиславу  и роду  великого князя литовского Гедиминаса. Павел Скоропадский окончил Петербургский Пажеский корпус и служил в конной гвардии, был  флигель-адъютантом Николая II. Во время Первой мировой войны  командовал  кавалерийской дивизией и  армейским корпусом.

Возможно, не случайно, к нему с лютой ненавистью относятся украинские националисты, а в России сложился далёкий от прототипа образ, созданный Михаилом Булгаковым  в романе «Белая гвардия».

А для украинской государственности он всё же сделал немало. Боевой генерал, награжденный  многими орденами и Георгиевским оружием,  в октябре 1917 года  на съезде Украинского вольного казачества в Чигирине был  избран почётным атаманом, что вызвало зависть со стороны военного министра Симона Петлюры и других  деятелей Центральной Рады, подписавших в феврале 1918 года Брест-Литовский  мирный договор с Германией. В апреле 1918 года  на съезде землевладельцев-хлеборобов,  провозгласившем создание Украинской державы,  П.Скоропадский,  мягко говоря, не владевший украинской «мовой» в совершенстве, был провозглашен гетманом.

Скоропадский  представлял Украину как пользующуюся широкой местной автономией часть Великой России. Гетманский режим лавировал между германским оккупационным командованием, украинскими самостийниками и русским консервативным офицерством. Наиболее последовательно гетмана поддерживали  проживающие на Украине российские кадеты. На заседаниях правительства говорили  только по-русски, хотя в органах местной власти было засилье «щирых» украинцев, недоучек-самостийников, всё достоинство которых заключалась в сносном знании «державной мовы». Это сказалось и на экономике. Подвергшийся «украинизации»  транспорт разваливался,  тогда как промышленность, не затронутая вмешательством «истинных украинцев», восстанавливалась.  В период правления гетмана украинские самостийники безуспешно пытались широко отметить  празднование юбилея Мазепы, преданного Церковью анафеме.  

В основу государственного строительства Скоропадским была  положена  крепкая власть, способная противостоять  анархии. Гетман особо подчёркивал  важность  и необходимость для Украины  крепких культурно-исторических связей  с Россией. Осознавая  реальную  полиэтничность и  русскоязычность части  украинского населения,  он выступал не за унитарно-национальное, а за федеративное устройство державы и союз с Россией.  14 ноября 1918 года  Скоропадский  выпустил «Грамоту», согласно которой Украине «первой  предстоит  выступить в деле построения Всероссийской федерации. Её конечной  целью  будет обновление  Великой России».

 Это заявление сторонника украинской «самостийности» становится более понятным, если обратиться к свидетельству Васи Зеньковского — философа  и богослова, бывшего министром вероисповеданий в правительстве гетмана. В своих воспоминаниях «Пять месяцев у власти» он выступает за федеративные отношения между  Украиной и Россией, подчёркивая, что «Москва и Украина были и остаются родными по самому происхождению и ещё более родными по общей истории, и самое главное - по общей вере». Поэтому крайне важно, «чтобы украинцы, будучи подлинными украинцами... сознавали себя и русскими, не отрекались бы от России, а любили и гордились ей».

Могло ли подобное нравиться украинским националистам тогда и может ли нравиться им сегодня? Безусловно, нет! Именно поэтому в далеком декабре 1918 года вместо российско-украинской федерации была образована Директория во главе с В. Винниченко, С. Петлюрой и другими «национально полноценными», объявившими гетмана русским генералом, задумавшим погубить «самостийную» Украину. С помощью люмпенов и грабежей  Директория пришла к власти... всего на три недели, но и этого было достаточно, чтобы на десятилетия  похоронить украинскую государственность.

14 декабря 1918 г. в апартаментах  турецкого посланника Скоропадский написал отречение от власти, «руководствуясь исключительно благом Украины». Жил в Германии как частное лицо. Во время Второй мировой войны последовательно отказывался от предложений сотрудничества, поступавших от нацистов. Был смертельно контужен в результате бомбардировки англо-американской авиацией станции Платлинг близ Регенсбурга и скончался спустя несколько дней в госпитале Меттенского монастыря. Похоронен в Оберсдорфе.

Павел Скоропадский оставил потомкам «Воспоминания», впервые опубликованные  в Берлине в 20-е годы. Первый и последний в ХХ веке гетман Украины писал: «Признавая две параллельные культуры, как глава государства, я старался относиться к обоим лагерям совершенно беспристрастно и объективно. Я глубоко верю, что только такая Украина  жизненна, что она наиболее соответствует  духу простого народа... При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культур мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой  для других наций и никогда  ничего великого создать не сумеем». Есть в  «Воспоминаниях» и следующие слова:  «...великороссы и наши украинцы  создали общими  усилиями русскую  науку, литературу, музыку и художество, и отказываться  от своего хорошего  для того, чтобы  взять  то убожество, которое нам, украинцам,  так наивно-любезно предлагают  галичане,  просто смешно и немыслимо».

И ещё в своих «Воспоминаниях» гетман Скоропадский писал: «У украинцев ужасная черта – нетерпимость и желание добиться всего сразу; в этом отношении меня не удивит, если они решительно провалятся. Кто желает всё сразу, тот, в конце концов, ничего не получает»  .

Казалось бы, мысли  великого украинца,  попытавшегося  в ХХ веке бескорыстно возродить национально-исторические традиции Украины,  будут востребованы политической элитой суверенной Украины. Однако нынешняя украинская власть глуха к  словам  последнего гетмана, неоднократно оклеветанного национально-свидомыми соотечественниками, и с упорством, достойным иного применения,  идёт   путём, уже приводившим в никуда.


Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru