Информационно-аналитическое издание

Не ходите, украинцы, в Старый Свет гулять

Версия для печатиВерсия для печати

В любой идее фикс много иррационального. Первоначально этот термин означал психическое расстройство. Немецкий психиатр Карл Вернике в конце XIX века определил, что такая идея появляется в результате реальных обстоятельств, но сопровождается чрезмерным эмоциональным напряжением и преобладает в сознании над всеми остальными суждениями. Человека охватывает психопатия параноидального и шизоидного типа. Он страдает болезненной убежденностью в том, чего на самом деле нет.

В американском обществе, например, идеей фикс является Manifest Destinyпредначертание или предопределение судьбы.  Термин впервые был использован в 1845 году демократом Джоном О’Салливаном в статье «Аннексия» (аннексия – насильственное присоединение). Политик аргументировал право США на захват территорий вплоть до Тихого океана. Сегодня Manifest Destiny обосновывает претензии правящих кругов США на мировое господство, с чем пока согласна большая часть американского общества. При этом в социальной природе Соединенных Штатов нет ничего такого особенного, кроме современных вооруженных сил и станка для печатания $, что делало бы их претензии обоснованными.

* * *

На Украине со времени оранжевого переворота Виктора Ющенко идеей фикс стало стремление вступить в Евросоюз. Под лозунгом «Вхождение в Европу», поддержанным «алгебраическим большинством» общества, неонацистским политическим группировкам в феврале 2014 года удалось совершить государственный переворот путем вооруженного захвата власти. Этот же лозунг до сих пор обеспечивает поддержку или нейтральное отношение к киевскому режиму большей части населения на контролируемой Киевом территории страны.  

Результаты опроса общественного мнения, выполненного социологической группой «Рейтинг» свидетельствуют, что вступление Украины в Европейский союз поддерживают 55% граждан – от 82% в западной части нынешней Украины до 62% в центральной её части, 40% на юге и 31% в восточной части страны. Число респондентов, стремящихся приобщиться к европейским ценностям, за последние полгода уменьшилось на 2%. Нет сомнения в том, что практически все респонденты не обратили внимания на начальные слова вопроса – «Если бы Украина могла…»

Подобные результаты получили социологи из Института Горшенина, несмотря на то, что вопрос был сформулирован так, как будто «направление интеграции»  еще не выбрано: «Какое направление интеграции следует выбрать Украине?» А почти четверть опрошенных уже не интересует ни ЕС, ни ЕАЭС.


Очевидно, сказывается понимание того, что еще в течение нескольких поколений украинцам не видать Евросоюза, как собственных ушей (без зеркала). С другой стороны, трудно сказать, что может случиться с ЕС за два или три десятка лет.

В то же время ассоциация с Евросоюзом показала, что видимых преимуществ в торгово-экономических отношениях Украина не приобрела, зато потеряла многие миллиарды из-за сведения к минимуму торговли с Россией, не говоря о том, что рухнули прежние связи кооперации и специализации производства двух стран.

Достаточно привести один, но довольно красноречивый пример. На днях президент Порошенко поставил задачу концерну «Антонов» изучить возможности возобновления производства самолета самой большой грузоподъемности в мире Ан-225 «Мрия» и военного транспортника Ан-70. Однако вспомним, что «Мрия» строилась на основе кооперации с предприятиями всего СССР – Ульяновским авиационно-промышленным комплексом (ныне АО «Авиастар-СП»), Ташкентским авиапроизводственным объединением им. В.П. Чкалова, Воронежским авиационным заводом, Горьковским (Нижегородским) «Гидромашем» и т.д. Благодаря кооперации поднялся в воздух и АН-70.

Теперь этих связей нет. Европа опытом строительства подобных самолетов не обладает. А если бы и могла помочь, то все равно отказала бы – в интересах собственного авиастроения любые попытки потенциальных конкурентов надо не поощрять, а подавлять.

Как говорят на Западе, ничего личного – только бизнес. А нужны ведь еще деньги, и немалые – 3-4 млрд. долларов для строительства нового экземпляра Ан-225 и запуска в серию. С деньгами у  Киева традиционно плохо. Понимая эти обстоятельства, Киев обратился к Китаю. А там, как корректно пишет газета «Жэньминь жибао», чтобы не обидеть горячих киевских парней, «вложение таких крупных сумм для покупки крупнейшего в мире транспортного самолета, чтобы повысить имидж страны, - такая возможность не велика». Короче, китайцы вежливо отправили украинцев подальше.

Так или примерно так происходит в любой отрасли производства, на какую ни посмотри. Но общество пока этого не осознало. Вступление в ЕАЭС  (Таможенный союз) поддерживают 15% граждан. Даже на востоке и юге страны сторонники ЕАЭС сейчас в меньшинстве – 30% и 25% соответственно. Большинство нацелено на Евросоюз.

* * *

Возникает вопрос: чем привлекает украинцев ЕС, не ошибаются ли они, собираясь в Старый Свет идти гулять?

Недоступное всегда является самым желанным. Вступление в Евросоюз воспринимается как личный допуск ко всем благам цивилизации. Политики вроде Порошенко, построившие свою карьеру (как и бизнес) на цинизме и лжи, иллюзии граждан на предмет мгновенного решения всех проблем после вступления в ЕС используют в полную силу.

Вот импортируем заветные евростандарты, получим из Брюсселя три-четыре сотни миллиардов евро… И жизнь каждого украинца превратится в сказку. Некоторые политологи при этом говорят о «позитивной шизофрении»: Порошенко верит в то, что он говорит, хотя и знает, что лжет. Пусть такого рода сентенции остаются на совести их авторов. Люди типа Порошенко ни во что не могут верить, кроме денежных знаков и абсолютной власти, и ради этих двух начал они готовы по жизни на все.

Надо пожить на Украине, чтобы увидеть, какой степени зомбирования населения достигла европропаганда в СМИ. Такое не снилось даже Никите Хрущеву с его настойчивыми обещаниями за 20 лет построить коммунизм. И все это сопровождается дичайшей русофобией.

В таких условиях можно даже немного подивиться тому, что только 55% населения хочется европейской халявы, а целых 15% граждан все еще стремятся в ЕАЭС.

Машина украинской пропаганды заслуживает отдельных слов. Она устроена таким образом, что украинцы не знают правды ни о Евросоюзе, ни о России. Доминируют провластные СМИ, а оппозиционные либо закрыты, либо в целях самосохранения превратились в мнимо-оппозиционные, как, например, телеканалы «Интер», «Украина», «112». Впрочем, даже демонстрация верноподданности не спасает тот же «Интер» от регулярных нападений боевиков-неонацистов и поджогов. Вот данные того же опроса группы «Рейтинг» об источниках политической информации. Какие источники преобладают? Те, которые «украинские»…

На Украине «подчищен» местный сегмент интернета. Дело в том, что интернет-провайдеры, как и владельцы кабельного телевидения, для того чтобы «спокойно жить», вынуждены прислушиваться к Мининформу, местной разновидности ведомства доктора Геббельса. Министерство имеет списки «нежелательных» интернет-изданий…

В результате на Украине мало кто знает, что зарегулированная Европа с высоким курсом евро и с процентными ставками около ноля неконкурентоспособна. Со времени кризиса 2008 года европейская экономика не восстановилась и продолжает балансировать на грани минимального роста и рецессии, безработица в еврозоне превышает 10%, среди молодежи - 20%, а в Испании – больше 50% и на одну вакансию здесь приходится 80 безработных. Не знают, что для открытия небольшой фирмы в Германии надо заявить уставный капитал в 25 тыс. евро (около 700 тыс. гривен). Как не знают и о том, что в случае подписания соглашения о Трансатлантическом партнерстве генетически модифицированная продукция сельского хозяйства США свободным потоком польется в Европу, следовательно, и в ассоциированную с ЕС Украину, уничтожая подающий надежды здесь аграрный сектор и здоровье граждан. И много чего другого.

Поэтому не стоит удивляться тому, что жители Украины о Евросоюзе намного лучшего мнения, чем сами европейцы. Последние же все чаще задумываются над тем, как бы избавиться от ига наднационального и космополитического монстра в лице Брюсселя. Обратимся, однако, к фактам.

В связи с предстоящим вскоре референдумом в Великобритании о возможном выходе из ЕС издание EUobserver  недавно опубликовало  результаты опроса общественного мнения, проведенного независимым агентством Ipsos Mori в восьми странах-членах Евросоза.

Оказалось, что во Франции и в Италии 55% и 58% граждан соответственно хотели бы провести такие же референдумы. При этом 48% французов и 41% итальянцев высказываются за выход их стран из ЕС. В Польше, Испании и Германии число сторонников выхода из Евросоюза  меньше (22%, 26% и 34% соответственно), но тоже значительно. В Соединенном Королевстве накануне референдума количество сторонников и противников ЕС примерно равное.

Если сложить число тех, кто выступает за выход из ЕС, и тех, кто уже не приемлет Брюссель, но еще не решился голосовать за выход, получается потрясающая картина – везде, за исключением Германии, большинство уже за евроскептиками. Недаром евроскептически настроенные партии быстро наращивают политический вес в Австрии, Франции, Нидерландах, Швеции, Италии. Да и в ФРГ партия «Альтернатива для Германии» является третьей по значению политической силой.

Граждане стран Евросоюза уверены, что центробежные тенденции внутри ЕС будут только укрепляться. Если Великобритания покинет Евросоюз, на этот путь встанут и другие страны.

* * *

Вот что надо было бы знать украинцам. Хотя бы для того, чтобы вместо мифической идеи фикс обратиться к реальной цели – построению общества на собственной традиции, в основе которой со времен Владимира-Крестителя всегда находились православная культура, сопричастность и сопереживание. Думается, только на этом пути можно обрести и верных друзей, и надежных союзников.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru