Информационно-аналитическое издание

«Не берите вражьих крылий! Подымайтесь на своих!»

Версия для печатиВерсия для печати

В 1871 г. в Санкт-Петербурге под редакцией Николая Васильевича Гербеля (литературоведа, переводчика и знатока славянской поэзии) вышел «Сборник лучших поэтических произведений славянских народов в переводе русских писателей», в который вошли произведения угрорусских поэтов Александра Духновича и Александра Павловича.

Выбор издателя был не случаен: А. Духновича и А. Павловича относят к будителям закарпатских русинов (угрорусов), их перу принадлежало множество стихотворных и прозаических произведений, чья популярность выходила за пределы Угорской Руси. Известно, что стихи обоих поэтов читала и галичанская публика, что не удивительно. Ведь прежде чем стать украинцами, галичане называли себя русинами. Термин «галицкие русины» до сих пор в ходу в польской исторической литературе.

Прилагательное «галицкие» ввели для того, чтобы не путать русинов Галиции с русинами Закарпатья (Угорской Руси), по примеру книжного термина «Киевская Русь», который ввели в оборот историки в XIX в., чтобы отличать Русь в Киеве от Руси в Москве, Новгороде или Пскове.

Оба автора отличались любовью к родной земле, и общерусские мотивы были основными в их произведениях. Многие из дум, написанных А. Духновичем и А. Павловичем, вошли в угрорусский фольклор, навсегда оставшись в народной памяти. Внимание таких признанных мэтров, как Н. В. Гербель к творчеству угрорусских поэтов говорит о художественной ценности их произведений как неотъемлемой части общерусской литературы.

В свете происходящих на Украине событий, когда ни Новороссия, ни Угорская Русь так и не дождались от Киева признания своих культурных прав, эти стихи звучат с новой силой.

«Дума на могиле под Бардейовым» А. Павловича написана в память о донском казаке, сложившем голову под словацким Бардеевом. Бардеев – один из городов Пряшевской Руси. Пряшевской Русью русины стали называть этот регион после Первой мировой войны, когда они оказались разделены административными границами в составе Чехословакии, но желали воссоединения всех русинов.

Для А. Павловича русин – это русский, а Угорская Русь в цивилизационном смысле – часть Руси Державной (так называло Россию галицко-русское и угрорусское население). Погибший у склонов Карпат донской казак для А. Павловича – друг и брат, и, пока «неутешные родные плачут понад Доном», он им, «русин карпатский», вторит «тихим стоном», оплакивая своего единоплеменника, такого же русского, как и он сам.

Эти стихи заслуживают того, чтобы быть положенными на музыку, превратиться в патриотическую песнь, где сплетены воедино и русский Дон, и русинские/русские Карпаты, и все это помножено на идею боевого братства всех частей расколотого недругами Русского мира.

Тем более что сегодня история повторяется. Разъятые политиканствующими национал-отщепенцами куски Русского мира снова тяготеют друг к другу, вопреки международному диктату в лице США и ЕС. Ведь, как учил А. Духнович, «…нет победы без усилий, без порывов молодых! Не берите вражьих крылий, подымайтесь на своих!».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору