Информационно-аналитическое издание

На Украине историю фальсифицируют уже вручную

Версия для печатиВерсия для печати

«Не пора ли друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете ли, нашего, Шекспира?» - Евгений Александрович, режиссёр народного театра из фильма «Берегись автомобиля».

Недавняя история с харьковской оперой, когда тамошние национал-угодники по собственной инициативе решили «улучшить» произведение великого Чайковского любимой песней Степана Бандеры «Черная пашня изоранная», свидетельствует, что в погоне за «информационно-политической нужностью» в стране, которую скоро предложат называть «Украинская Украина», готовы пойти на что угодно.

Если раньше Малкович произвольно (самовольно) переводил Гоголя, выбрасывая из произведений всего лишь отдельные слова и абзацы, то в Харькове дошли до того, что перевели Пушкина на мову, из классической партитуры Чайковского выбросили третий акт, добавили песенку упыря, а на заставках запускали фотографии «небесной сотни» и воинов т. н. АТО.

Этакий перформанс с привкусом истории.

Что еще извратят харьковские митці (творцы) - заменят балет гопаком или назначат украинцем Моцарта или Верди, неизвестно. Однако процесс пошел, и подлость, перемешанная с примитивом содеянного, похоже, уже поставлена на поток.

Недавно в Днепропетровске местные власти и творческая общественность обнаружили, что диорама «Битва за Днепр», находящаяся в Днепропетровском национальном историческом музее имени Дмитрия Яворницкого, не отвечает пропагандистским задачам. И решили ее перерисовать. Точнее, дополнить современной агитнеобходимостью.

Директор музея Надежда Капустина говорит«Никто не собирается делать перерисовку полотна – это произведение искусства, диорама останется такой, какая она есть, но мы будем делать современные акценты. История – это наука, она развивается, и мы получили новые материалы, поэтому будем менять акценты».

Конечно, Капустина и ее «дорисовщики» рисовать воинов УПА, форсирующих Днепр во главе со Степаном Бандерой, сидящем на бомбардировочной свинье, видимо, не решатся.

Однако, как отмечает директор музея, «мы будем говорить о новом сценарии», разумеется, прикрываясь тезисом о том, что при Советах историю замалчивали.

Понятно, что в духе концепции некроисторической памяти украинского народа Капустина будет рассказывать и рисовать «о трагедиях». О плохой подготовке к форсированию и отсутствию плавсредств (ей-то из 2017 года видно, как должны были действовать сталинские генералы), о том, как командование РККА бросало в бой безоружных украинцев-черносвитников, тех, кто пережил оккупацию и сразу после освобождения был призван в ряды РККА.

Капустина хочет даже раскрученную до национальной трагедии историю с боем под Крутами подтянуть в перерисованную диораму. «Мы знаем, что когда была сдано правобережье Днепра, было заведено дело – и документы, допросы есть в Центральном архиве ФСБ, но сами понимаете, добраться туда нам очень тяжело. Есть материалы о нашем артиллерийском училище. Мы хотим показать двойственность… даже … Круты. А надо ли было положить все училище?»

Примечательно, что днепропетровские «хранители памяти» не хотят рисовать новое полотно, видимо, не хватит ни таланта, ни терпения, ни средств.

Потому они просто решили «корректировать» коллективный труд художников студии Грекова собственным видением неких акцентов.

Раньше, в советское время, за подобное можно было оказаться в тюрьме, но ныне Капустина знает, что за ее спиной стоит «гвардия Коломойского». И сама готова разводить краску и «малевать» на втором по размерам в Европе полотне (840 кв. метров – 14×60 м), которое, кстати, выткали на Пензенской ткацкой фабрике «Красный Октябрь». А этот аспект тоже может обратить внимание современных декоммунизаторов и любителей менять акценты.

* * *

Сама идея вызывает недоумение. Как можно вмешиваться в замысел художника? Ведь в украинских музеях находится громадное количество произведений мирового уровня и по логике Капустиной практически во всех картинах великих художников прошлого можно обосновать необходимость делать новые акценты и «домалёвывать» Врубеля, Куинджи, Айвазовского, Тропинина, Шишкина.

К примеру, в киевском музее Русского искусства находится картина Ивана Ивановича Шишкина «Пески». А это слово с трепетом воспринимается в ДУК «Правый сектор», вояки которого дислоцировались в одноименном поселке под Донецком.

Отчего не добавить Ивану Шишкину «новых акцентов» имени директора Капустиной? Добавить туда окопы и блиндажи правосеков, веревки, где сушится их белье, парочку тел расстрелянных и обязательно красно-черное бандеровское знамя. А что, Вятрович бы захлебнулся от счастья.

Или взять денег у начальника СБУ Грицака и осовременить картину Василия Верещагина «Шпион». Только теперь вместо воинов Скобелева, будут солдаты ВСУ и суперагенты СБУ, а шпионом – один из тысячи пойманных полковников ГРУ.

На самом деле это совсем не смешно. Эксперимент над мозгами и памятью жителей Украины продолжается, и в нем принимают самое деятельное участие уже не высокие чиновники, а исполнительная пехота – учителя истории, воспитатели детских садов, директора музеев.

Кстати, на сегодняшней Украине термин «менять акценты» схож с набирающим обороты явлением «переобувание в воздухе». И тут директор Капустина, похоже, опаздывает и может случиться так, что придется вновь менять акценты, но тогда перекрашивать диораму ей уже не придется. Придется отвечать.

* * *

В Запорожской области меняют акценты более решительно. Местные администрации и активисты решили по-своему избавиться от памятников Ленину, переделав их на новый лад.

В Новоалексеевке Ленин обрел «вторую жизнь» в образе мазепинского соратника гетмана Пылипа Орлика с казацким чубом и усами.

Ильичу пришпандорили оселедець и усы, одели в шаровары, вооружили шаблюкой и пистолей. В руку вместо традиционной кепки засунули козацкую люльку. Так что теперь Орлик стоит в ленинском пальто и жилетке, но в сопровождении национальной атрибутики.

Автор работы — местная учительница Юлия Луценко, которая полгода меняла Ленину «акценты».

В селе Лозоватка средств на акценты нашлось меньше, зато нашли повод - 155-летие переселения болгар в приазовские степи. Болгария вроде выглядит сегодня партнером, потому выбрали не сербов или греков, а болгар, точнее, переселенца болгарина Диянова. Всего за 7 тысяч грн. мастера из кладбищенских мастерских нарастили вождю мирового пролетариата бороду и украсили его костюм национальными болгарскими узорами.

Нормальному человеку это покажется бредовым сном, но это факты местных инициатив, подкладывающихся под генеральную линию разрушения не только сознания, но и вкуса.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору