Информационно-аналитическое издание

Музей Чайковского в Низах. Куда же ниже?

Версия для печатиВерсия для печати

12 июля, в день первоверховных апостолов Петра и Павла, отмечаются именины Петра Ильича Чайковского. На Украине известно несколько мест, связанных с именем великого русского композитора, и одно из них – Низы на Сумщине. Ежегодно 12 июля здесь проходит народный праздник, посвященный Чайковскому: с музыкальными фестивалями, концертами, пленэрами, в которых принимают участие и местные жители, и приезжие гости всех возрастов, от младших школьников до людей достаточно немолодых.

Нынешние Низы – поселок городского типа в 20 километрах от районного центра, расположенный на левом берегу живописной реки Псёл, исток которой находится в РФ на границе Курской и Белгородской областей возле села Пригорки (Прохоровский район Белгородской области).

Полтора века тому назад здесь находилась усадьба помещика Николая Дмитриевича Кондратьева, проживавшего со своим семейством. Летом 1871 года Петр Чайковский познакомился с Николаем Кондратьевым, принял его приглашение погостить и так крепко полюбил эти места, что затем приезжал сюда каждый год на все лето вплоть до 1879 года.

Новые впечатления, близость гоголевских мест, певучие народные мелодии вдохновляли композитора, что не могло не найти отражения в его произведениях этих лет. В Низах Чайковский работал над оперой «Кузнец Вакула» (во второй редакции названной «Черевички») по одной из повестей «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Гоголя, над оперой «Опричник», написал Вторую и Третью симфонии, создал несколько фортепьянных пьес и романсов. Симфония № 2 рождалась во второй приезд, летом 1872 года, и была построена на двух взаимодействующих темах: русской народной песне «Вниз по матушке по Волге» и мелодии из украинской народной песни «Журавель». Сам Чайковский считал, что это его «лучшее произведение относительно завершенности формы». А после премьеры в ноябре 1872 года писал брату: «Об исполнении моей симфонии ты уже, наверное, знаешь из газет. Добавлю от себя, что она имела большой успех и особенно «Журавель» получил наиболее похвальные отзывы». Благодаря финалу, в котором звучат украинские напевы, Вторая симфония получила название "Малороссийская"».

Всякий раз, приезжая в Низы, Чайковский был очарован природой, погодой, гостеприимством хозяев. Чтобы гость не чувствовал себя стесненно, ему предоставляли отдельный флигель. «Я очень люблю место, где нахожусь теперь. Это долина чудесной речки Псёл. Она протекает рядом с домом, в саду, заросшем вековыми деревьями, очень старом и красиво распланированном. Здесь много прекрасных уголков», – описывал композитор усадьбу Кондратьевых.

Известно, что обитателям усадьбы он посвятил ряд своих произведений: самому хозяину Николаю Дмитриевичу – цикл пьес «Вечерние грезы», его жене Марии Сергеевне – «Салонный вальс», дочери Дине – «Вальс-безделушку», не забыл и о воспитательнице дочери – Эмме Жантон, посвятив ей прелестный «Сентиментальный вальс». В июне 1878 года, оценивая свое пребывание в Низах, Чайковский сообщал Н. Ф. фон Мекк: «Здесь я написал всего Вакулу и много других вещей… Здесь хорошо в особенности потому, что в саду течет милая речка Псёл».

До сих пор живо предание, что ближайший остров посреди реки, получивший когда-то название «Остров любви», был любимым местом творческого уединения композитора.

На современной карте культурных мест Украины Низы значатся как пункт, где открыт мемориальный музей П. И. Чайковского – отдел Сумского областного краеведческого музея. На некоторых сайтах дается информация о действующей здесь экспозиции «П. Чайковский и Украина». Она размещена в бывшем господском доме – единственной постройке, сохранившейся от старинной усадьбы до нашего времени. В действительности же состояние этого здания и экспозиции таковы, что признать их музеем можно только в одном случае: по-чиновничьи закрывая глаза на вопиющую картину воцарившейся тут разрухи.

Мне довелось побывать в этих местах в жаркие дни конца мая, когда воздух окрестностей был напоен густым сладким дыханием цветущих белых акаций. Но даже этот, казалось бы, всепроникающий аромат не мог пробиться за порог обветшавшего дома, внутри которого сразу давали знать о себе тяжелые запахи сырости, плесени, въевшегося черного грибка, покрывшего стены и потолки.

На пятнистых стенах размещены экспозиционные стенды – также в пятнах, с покоробившейся бумагой, с выцветшим текстом и изображением. Пол местами продавлен, а на потолках зияют обвалы штукатурки, угрожая дальнейшими обрушениями на головы зашедших сюда посетителей.

Единственный сотрудник на этом экскурсионном объекте Любовь Коген, проводя экскурсию, сокрушенно просит осторожней пересекать рискованные пространства и держаться подальше от сомнительных участков внутри помещений. Кроме стендов, в этом же интерьере – скромная обстановка из собрания краеведческого музея: мебель, рояль, несколько живописных картин. Уже несколько лет, как внутри отрезано центральное отопление, электричество, водоснабжение. На такое положение обычно переводят здания, подлежащие отселению и уничтожению. Но руководство продолжает год за годом отчитываться о работе «мемориального музея Чайковского»!

Внешний вид дома также навевает грустные чувства. Красиво выстроенное кирпичное, побеленное здание с фронтоном, с колоннами, открытой террасой, лепными украшениями несет следы архитектурных разрушений, с какой стороны к нему ни подойти. Нетрудно понять, что процесс разрушения, как обычно, начинался с мелочей: с отломанной части водосточной трубы, с покореженной от сырости оконной рамы, с треснувшего наружного стекла, с неполадок в системе отопления и т.п. Со временем этот процесс становится катастрофичным. И пока катастрофу не может остановить даже статус памятника истории и архитектуры, приданный музейному зданию в официальных бумагах.

Через 9 лет после последнего приезда Чайковского здесь же, на Слобожанщине, гостил в имении Линтваревых на Луке Антон Чехов. Вскоре, встретившись с композитором в Москве, Чехов написал: «Я готов день и ночь стоять почетным караулом у крыльца того дома, где живет Петр Ильич, – до такой степени я уважаю его».

Согласился бы сейчас директор Сумского краеведческого музея или кто-то из вышестоящего начальства постоять на крыльце музея Чайковского в Низах? Каждый из них рисковал бы получить удар от куска обваливающейся лепнины карниза. Может быть, именно этого недостает для осознания серьезности положения?

Рядом с бывшим усадебным домом сохранились остатки старинного парка, некогда восхищавшего Чайковского, – с вековыми деревьями, со следами бассейна с фонтаном, с выходом на покрытый кудрявой зеленью берег Псла.

Вероятно, еще при советской власти территория была ограждена забором, теперь от него остались разрозненные куски. У широкого пролома прямо к дереву прикреплен плакат на украинском языке: «Природно-заповедный фонд Украины. Парк-памятник садово-паркового искусства «Низовский». Охраняется законом». Мимо этой надписи вглубь парка ведет глубокая колея: это частные автомобилисты наладили проезд к берегу Псла, чтобы мыть на этом участке свои машины. Мойка автомашин происходит в красивейшем месте, откуда открывается вид на «Остров любви», вдохновлявший Чайковского на дивную музыку. По другую сторону парка внутри ограды со снятой створкой ворот вольготно развалилась мусорная свалка. Тут же красующееся на заборе еще одно напоминание о «природно-заповедном фонде Украины» выглядит не столько беспомощно, сколько цинично.

Как известно, хорошие музеи создаются не годами, а веками, но разрушить их можно несравненно быстрее. Выпущенный из орудия артиллерийский заряд может уничтожить памятник в одно мгновенье. Заряд административного равнодушия действует более длительно, но в итоге столь же разрушителен для объекта культуры.

«Я – человек, страстно любящий жизнь и столь же страстно ненавидящий смерть», – говорил о себе Чайковский. Дыхание разрушения, грозящего смертью, носится над Низами Чайковского.

Отстоять здесь жизнь пытается народная инициатива. Несколько лет назад жительница Сум музыкант Надежда Запорожец разработала проект «Низы. Возрождение», отыскала единомышленников. В состав рабочей группы по возрождению музея и усадьбы вошли архитекторы, музыканты, издатели. Для того чтобы место это оставалось живым, в день именин Чайковского сюда съезжаются творческие, понимающие ценность культуры, неравнодушные люди. Год за годом после каждого из таких мероприятий в прессе появляются обнадеживающие журналистские заверения, что усадьбе в Низах вот-вот начнут возвращать ее первоначальную красоту и что здесь будет создан полноценный Дом-музей Петра Ильича Чайковского. Но реальная ситуация из года в год не меняется или, вернее сказать, все более ухудшается.

Имя и творчество великого русского композитора Чайковского – это достояние и Украины, и мировой культуры. В моменты обострения политической ситуации культура тоже становится политикой. Провозглашая курс на «европейские ценности», Украина не сможет обойти и вопросы своего внутреннего культурного строительства. Но будет ли это осознано и когда же наконец?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru