Информационно-аналитическое издание

Можно ли Украине преодолеть «геноцидоискательство» и «страданиефильство»?

Версия для печатиВерсия для печати

Детская писателька-русофобка Лариса Ницой, которая с завидной несгибаемостью разыскивает врагов нации, нашла очередной источник русской угрозы. Теперь это не русскоязычный таксист и не проводница в поезде, не русское имя и не бюст Пушкина. Опасность для молодых украинцев Ницой обнаружила в виде фильмов и сериалов на русском языке, будто бы развращающих нацию. Она заявила, что атрибуты богатой жизни, демонстрируемые в картинах, повышают популярность и привлекательность русского языка. «Это красивая бижутерия или дорогие украшения, красивые платья. И это все на русском языке…И все дети на Украине понимают – хочешь в высший свет, надо на русском языке разговаривать», – объяснила писателька.

По логике Ницой, популяризировать украинское надо в соответствующем интерьере: хлев с поросятами, гудящий шмель над хатой, закопчённая колыба, дудящий в трембиту гуцул и  схрон с покосившимся портретом Бандеры.

Досталось от Ницой и актёрам, снимающимся в русскоязычных фильмах, а не в третьесортном ура-патриотическом отстое вроде недавней киноленты «Черкассы». Она обращается к актерам: «Актёры, вы что, не смогли встать все вместе в позу? Ну вы не можете перед продюсерами встать руки в боки и сказать: «Мы не будем дальше популяризировать русский язык!»  Всё предельно просто: отказаться и наплевать на карьеру, главное –  остаться «у шароварах биля хаты».

Украинские психологи состояние страны уже давно называют феноменом и говорят о национальном сценарном куполе «культа страданий», мешающем качественному продвижению как личности, так и общества в целом. Но источником этого культа они, к сожалению, видят лишь семейно-фольклорные традиции, а не насаждаемую политико-историческую судьбу терпил.

Тем временем «геноцидоискательство» и «страданиефильство» уже превращаются в настоящую угрозу, превращая народ в сообщество потенциальных гастарбайтеров с философией жертвы. Об этом заявляют и сами трансляторы свидомости.

Так, экс-министр образования Анна Новосад, касаясь актуальных проблем украинской литературы, заявляла: «Я считаю, в курс украинской литературы должно входить больше современных писателей. Мы должны отойти от традиций страдания всего украинского народа, которые мы транслируем нашим детям через украинскую литературу.  Таким образом утверждая вредный тезис о том, что украинцы – нация, обречённая на страдания и слезы. Безусловно, необходимо транслировать другие дискурсы». По её мнению, для обучения выбраны самые депрессивные и нудные произведения даже известных авторов, в которых «история Украины – вообще полный треш, смесь совка и вышиваты, далёкие от объективной реальности».

Такого же мнения придерживается и гендиректор Украинского института Владимир Шейко, который убеждён: «Украине необходимо прекратить демонстрировать себя как жертву, это никому не интересно. Большинство стран и обществ утомлены тем, что Украина постоянно изображает из себя жертву. Безусловно, она не должна занимать лишь виктимную позицию, объектную: объекта нападения, агрессии, переписывания истории, и т. д.». Шейко предлагает предъявить миру что-то новое, нестандартное, захватывающее, что поспособствует восприятию Украины как страны, которой надо помогать вовсе не потому, что она вечная жертва.

В обществе в результате потрясений этих лет появилась прослойка, осознающая вред и последствия идеологии национальной исключительности, которая якобы подтверждается ненавистью к украинцам и желанием их угнетения и ликвидации.

Увы, но до тех пор, пока изменить этот господствующий подход невозможно и пока украинская мифология создаётся исключительно монопольным видением ситуации националистами и основывается на противопоставлении всему русскому и российскому, поиск геноцидов будет продолжаться.

Ницой по профессии сказочница, вот она и создает «расово правильные» сказки, Фарион – филолог с прошлым компартийного актива, вот она и формирует агрессивную идеологию насаждения мовы.

Собственно украинский интегральный национализм зиждется на мифах, созданных в конце XIX и начале XX веков. Но даже в веке XXI националисты не могут шагнуть в сторону от своих сказочных миров. Объективное торможение реализации этих сказок, равно как и те, кто не принадлежит к оккупированной ими этнофольклорной и патриотической нишам, вызывают у них почти сказочные проклятия, ярость и гнев, имеющие признаки преступлений, которым посвящены статьи уголовного кодекса о разжигании национальной и религиозной вражды. Для них нет авторитетов за рамками их воззрений. Фарионо-ницойство, как известно, затоптало даже Петра Порошенко за его недостаточную зачистку страны от всего русского.

Очевидно, что их представления наивны и смешны. Они всерьёз считают, что после уничтожения последнего памятника СССР темпы развития Украины сравнятся с Сингапуром, что собранный из шкварок очередной гигантский трезубец обеспечит страну газом, что исполненная хором патриотическая песня сделает так, что «згинуть наші вороженьки як роса на сонці». Этот идиотизм распространился как вирус, и вот уже командир 3-го спецполка спецназа ВСУ пишет для полка новую боевую песню, уверенный, что не боеспособность подчинённых, а лихая козацкая песня истребит противника и покорёжит его технику. Следуя этой логике, спецназ надо трансформировать в капеллу бандуристов особого назначения и возить её по всему Донбассу.

Примечательно, что назначившие себя носителями национального кода, потешаясь над «скрепами» ненавидимого ими «русского мира», сами создали свои скрепы, «шо скрепее скрепных» – все эти обрядовые ношения вышиванок, бесконечные скорбные свечки, рассказы о шумерском прошлом и обязательно о скором и непременно сказочном супербудущем нации. Это уже стало элементом политики, когда СМИ или известные персонажи оперируют терминами «Украина скоро создаст», «мы скоро получим», «страна станет», а в реалиях не создает, не получает и не становится. Но эти неудачи опять же объясняют геноцидами прошлого и настоящего. Получается своеобразный патриотический круговорот страданий, колесо, в котором бегают страдальцы в вышиванках.

Не случайно та часть общества, которая не приемлет насаждаемой националистами образа Украины – вечной страдалицы, вынуждена либо покидать страну, либо уходить во внутреннюю эмиграцию, духовно и физически отделяя себя от системы ценностей нынешнего украинского государства. Это хорошо видно по празднованию Дня независимости Украины в южных и восточных областях, где для участия в национал-патриотических акциях их организаторы вынуждены привлекать военных и заезжее шапито «активистов», поскольку местное население попросту игнорирует даты и торжества чуждого ему политического режима. И это внутреннее сопротивление, на первый взгляд невидимое, заставляет режим изобретать способы отмены выборов, поскольку как бы ни насаждалось фарионо-ницойство, вечные страдания и поиски врагов «едыной крайины», одинаково падающей на колени перед портретами бандеровцев и «героев АТО-ООС», никак не выходит. И не выйдет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru