Информационно-аналитическое издание

Марк Полторацкий: блистательный путь «природного малороссийца»

Марк Полторацкий, художник Дмитрий Левицкий
Версия для печатиВерсия для печати

Для украинцев, познающих историю объективную, а не ту, что заворачивают в фантики Порошенко и обёртки Вятровича, очевидна особая роль малороссов в жизни Российской империи. Наличие среди уроженцев Малороссии выдающихся политиков, полководцев, деятелей культуры, сегодня, увы, не вписывается в националистические трактовки украинства, как «вечно загнобленной нации, мечтающей о воле».

При этом выходцев с территорий, когда-то находящихся в составе Австро-Венгрии или Польши, достигших успехов в культурной, общественной или политической жизни, пусть даже гораздо менее значительных, чем малороссы, преподносят как гордость нации, а их деятельность раздувается до неимоверных размеров. Малороссов предпочитают не вспоминать, а то и вовсе рекомендуют забывать.

Малоросса, родившегося 290 лет назад, 28 апреля 1729 года, в современной Украине знают лишь единицы. Почему? Да всё просто – он не выл думы про волю, не резал людей, будучи бойцом запрещённой в России УПА, не сотрудничал с абвером, то есть лишён комплекса национальных заслуг, выводящих некие фигуры в украинский пантеон. Но он был велик, и это признали люди и время.

Марк Фёдорович Полторацкий родился в сотенном городке Сосница Черниговского полка. В той самой Соснице, где потом был рождён тот самый знаменитый чекист Яков Блюмкин и тот самый великий кинорежиссёр и кинодраматург Александр Довженко.

Во времена гетманства Даниила Апостола здесь осел казак Фёдор Филиппович Полторацкий, сыну которого Марку после аплодировали лучшие залы и внучке которого Анне Петровне Полторацкой-Керн посвятит свои великолепные строки Александр Пушкин, невероятным образом связанный со многими членами этой фамилии.

Судьбу Марка Полторацкого определила мечта Петра I создать по западному образцу в Петербурге Придворный хор – «общерусскую академию государевых певчих».

Придворный хор стал достоянием империи, и последующие государи и государыни сохраняли и расширяли его традиции. При Анне Иоанновне в 1783 году в Глухове открыли певчую школу, где воспитывались мальчики с хорошими голосами, затем пополнявшие столичный хор.

И, наконец, слывшая покровительницей искусств императрица Елизавета Петровна создала при дворе певческую капеллу, в которую приглашал участников её супруг-малоросс Александр Разумовский, покоривший царицу своим голосом.

Однажды он побывал в семье ставшего соборным протоиереем Фёдора Полторацкого, заслушавшись пением на службе его сына Марка, которого взял с собой в Петербург.

Юноша был грамотным, ибо закончил «латинскую школу» в Чернигове, а в столичную капеллу он «перевёлся» из Киево-Могилянской академии.

Дела пошли в гору – прекрасный баритон, природное умение расположить к себе, организаторские способности и несомненное покровительство императрицы продвигали Марка. 25 марта 1752 года он был пожалован в камер-музыканты в итальянскую оперную труппу под именем «Марко Портурацкий».

Он стал первым русским, который после обучения в Италии стал петь итальянскую оперу. Композитор Франческо Доменико Арайя специально для Полторацкого написал главные партии к операм «Беллерофонт», «Корона Александра Великого», «Евдоксия венчанная, или Феодосий II», которым рукоплескал Петербург. Один из критиков писал: «Актрисы и актёры и Марко Портурацкий заслужили себе притом великие похвалы и пред вельми помянутому Портурацкому, природному малороссийцу, который впервые вышел на театр, каждый удивлялся, и по справедливости сказать можно, что не уступит он наилучшим италианским актёрам». (СПб. ведомости. 1750. № 99).

Милости к нему императрицы не ограничились: в 1753 году Марк был назначен управляющим придворной церковной музыкой и регентом Придворной певческой капеллы. 

Фактически именно Полторацкий привел капеллу к её полнейшему расцвету. Петь он стал меньше, но был замечательным дирижёром и педагогом. Среди его учеников были малороссы Максим Березовский и Дмитрий Бортнянский – создатели классического русского хорового концерта.

Уже от императрицы Екатерины Великой Марк Федорович получил новые имения и стал директором капеллы, ранг действительного статского советника и был приглашаем к Высочайшему столу. Некоторые инициативы Полторацкого привели его к членству в Императорском Вольном экономическом обществе.

Огромную роль в жизни певца играла его семья, особенно его вторая супруга Агафоклея Александровна Шишкова, благодаря которой Полторацкие прирастали землями и детьми.

Портрет жены Марка Полторацкого – Агафоклеи Шишковой, художник Дмирий Левицкий

Портрет жены Марка Полторацкого – Агафоклеи Шишковой, художник Дмирий Левицкий

Чтобы понять положение Полторацких в столице, сообщим, что их владения занимали все пространство между Фонтанкой и Сенной площадью, с одной стороны, и Обуховским проспектом и проходным переулком (позже Полторацкий переулок) – с другой. Даже общественные бани на Сенной площади принадлежали семье. Здесь жили дочери малороссийского баритона – генеральши, сенаторши. А еще была мыза Оккервиль на Охте. Вот вам и «загнобленные украинцы»…

Сыновья оперного чуда из Сосницы тоже были людьми известными.

Алексей Маркович – предводитель тверского дворянства.

Фёдор Маркович – владелец мебельной, бумажной и суконной фабрик, сахарного и винокуренного заводов в Курской губернии.

Александр Маркович – управляющий Петербургским монетным двором.

Дмитрий Маркович – знаменитый конезаводчик, подвижник модернизации села, основатель Московского общества сельского хозяйства.

Константин Маркович – блестящий генерал, герой Аустерлица и Фридланда. В бою под Городечной командовал Нашебургским пехотным полком, отличился под Лейпцигом и Бриенном. Его портрет висит в «галерее генералов 1812 года» Зимнего дворца. В 1830 году стал Ярославским военным губернатором, где остался в памяти как строитель дорог, набережной и создатель первой газеты.

Пётр Маркович стал  зажиточным полтавским помещиком и прославился тем, что в 1812 году организовал производство консервированного бульона для русской армии.

Не менее известна Анна Петровна Полторацкая (в первом замужестве Керн). Внучка сохранила в мемуарах тёплые воспоминания: «Бабушка моя Агафоклея Александровна была замечательная женщина. Она происходила из фамилии Шишковых. Вышла замуж очень рано, когда ещё играла в куклы, за Марка Фёдоровича Полторацкого – очень красивого и доброго человека, прекрасное лицо которого теперь смотрит на меня с портрета, сделанного Боровиковским. Когда к ним в дом приехал Марко Федорович, то няня Агафоклеи Александровны вошла к ней и сказала: «Феклушка, поди – жених приехал!» Вскоре после этого была и свадьба. Её выдали замуж, разумеется, без любви, по соображениям родителей… Она имела с ним 22 человека детей. Все дети её были хорошо воспитаны, очень приветливы, обходительны… Она была красавица, и хотя не умела ни читать, ни писать, но была… умна и распорядительна…» (Керн А.П. «Из воспоминаний о моём детстве»).

Анна Керн – внучка Марка Полторацкого, рисунок Александра Пушкина

Анна Керн – внучка Марка Полторацкого, рисунок Александра Пушкина

Именно стараниями Агафоклеи Полторацкой в имении Грузины Тверской губернии появился дворец по проекту Растрелли, а в селе Красное, что под Старицей, –великолепная Преображенская церковь – точная копия красной Петербургской Чесменской церкви. Всё это сегодня уцелело.

В запустение пытаются превратить историю малороссов-украинцев, историю великих людей, которых не имея возможности свергнуть с пьедесталов, покрывают забвением современные микробы в шароварах.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru