Информационно-аналитическое издание

Максим Кончаловский – великий врач эпохи

Максим Кончаловский
Версия для печатиВерсия для печати

13 октября (1-го по старому стилю) 1875 года родился учёный, выдающийся терапевт профессор Максим Петрович Кончаловский.

«...Господин, с французской остроконечной бородкой и усами седыми, пушистыми и лихими, как у французских рыцарей…» – таким перед нами предстает профессор Преображенский в «Собачьем сердце». Немногие знают, что Булгаков срисовал образ Филиппа Филипповича с реального врача профессора Максима Кончаловского.

Максим Петрович Кончаловский, родной брат знаменитого художника Петра Кончаловского, в первой половине ХХ века был не менее известен как блестящий терапевт-диагност, основатель школы клиники внутренних болезней, декан медицинского факультета МГУ.

Максим Кончаловский продолжил врачебную линию рода Кончаловских. Среди потомков Кончаловских оказалось немало известных людей искусства (музыканты, писатели, режиссеры, актеры), а также медиков, ученых…

Будущий новатор медицины родился в городе у моря – Одессе. Его детские годы прошли в Харькове. Потом семья перебралась в Москву.

Профессию врача Максим Петрович избрал с детства. Перед глазами мальчика был пример деда – морского врача, служившего в эскадре Нахимова во время Крымской войны. О славном предке много рассказывал отец Кончаловских. Незаурядный доктор проживал в Севастополе, был главврачом в больницах Чернигова, Харькова, Перми…

Пётр Кончаловский-отец был переводчиком и издателем, знатоком зарубежной литературы. Он издавал сочинения русских поэтов Пушкина и Лермонтова, переводил  произведения Дефо и Жан-Жака Руссо. Мать будущих знаменитостей владела иностранными языками, была для детей «живой энциклопедией». Еще один брат Максима Петровича – Дмитрий – стал историком.

Семья была дружна со многими талантливыми художниками – Суриковым, Серовым, Коровиным, Врубелем… Известно, что юношей Максим Кончаловский позировал Валентину Серову для создания портрета наследника Александра III.

Пытливый аналитический ум будущий врач, безусловно, унаследовал от отца. Хорошие успехи в учёбе уже в школьные годы позволили ему давать уроки отстающим ученикам. Заработанные на репетиторстве гроши Максим отдавал отцу – для поддержки многодетной семьи. Да и в студенческие годы он всегда старался помочь родителям.

В те времена модной считалась юриспруденция, практика юриста, определённо, сулила хорошие деньги. Но желание лечить людей у Максима Кончаловского было гораздо сильнее.

Поначалу в судьбе врача случился коварный поворот, едва не перечеркнувший всю его карьеру.

Во время учёбы на медицинском факультете Московского университета, незадолго до выпуска Кончаловского,  правительство, борясь со студенческими беспорядками, распорядилось отчислить студентов. Не миновала эта участь и Максима. Назад в университет студенты зачислялись в индивидуальном порядке, по прошениям.

Поскольку родители Кончаловского считались неблагонадёжными (разделяли революционные настроения), в восстановлении способному студенту было отказано. Только после долгих хлопот будущему великому врачу удалось восстановиться в университете и сдать выпускные экзамены. Итогом его стараний стал диплом «лекаря с отличием».

«...Двери открывались, сменялись лица, гремели инструменты в шкафе, и Филипп Филиппович работал, не покладая рук…» – эта фраза из «Собачьего сердца», безусловно, подходит для описания врачебной деятельности, служения Максима Петровича Кончаловского отечественной  медицине.

Он решил посвятить себя терапии после увиденной на лекции по хирургии операции на верхней челюсти. В его жизни был серьёзный период практики в Архангельске у местного фельдшера. Там он начинал со стоматологических операций… Но, конечно, определяющую роль в его становлении как врача сыграла Москва. Девятнадцать лет Кончаловский проработал в клинике Василия Шервинского, одной из лучших в дореволюционной России.

Молодой медик вдумчиво подходил к каждому случаю, его уважали крупные медицинские светила  – его наставник Василий Шервинский, Александр Фохт, Георгий Россалимо. Он сразу влился в когорту достойных врачей, снискал почёт у старших коллег, с которыми они стали друзьями и единомышленниками.

Разборы клинических случаев позволили медику-новатору сделать ряд прорывных открытий в медицине. Так, Кончаловским была создана новая концепция заболевания ревматизма, установлена его связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые, по статистике, в то время были первыми по смертности и потере трудоспособности. С докладами по проблематике ревматизма он выступал как в стране, так и за рубежом – на Международном съезде ревматологов.

Десятки открытий в разных областях медицины позволили профессору Кончаловскому в 30-х годах прошлого века стать одним из ведущих  специалистов. Он был председателем Московского, а затем и Всесоюзного общества терапевтов, научным руководителем Института переливания крови. Под его руководством Терапевтическая клиника МГУ одна из первых в СССР стала применять новые исследования в кардиологии. Перечисление достижений великого врача займет не одну страницу.

Как терапевт широкого профиля, Максим Кончаловский стал автором около 200 научных работ с охватом практически всех проблем внутренней медицины. В его редакции был издан учебник по внутренним болезням, а также известный трёхтомник клинических лекций, которым и поныне пользуются студенты и доктора.

По воспоминаниям современников, Максим Кончаловский был сильным человеком, отличался темпераментом, незаурядными организаторскими качествами. Блестящий лектор, наставник, руководитель. Благообразная внешность доктора отражала широту взглядов, природную величавость и спокойствие, обаяние и доброжелательность…

Как яркий представитель интеллигенции, Максим Кончаловский был большим знатоком музыки, театра, изобразительного искусства. В возглавляемой  им клинике для сотрудников и пациентов устраивали концерты с выступлением артистов Большого и Художественного театров, известных музыкантов…

«Мягкость, человечность, гуманность в обращении с больным, в подходе к нему, знаки сочувствия, искреннее желание помочь звучат и в отдельных фразах лекций – это пример, следуя которому, учились и будут всегда учиться студенты и врачи», – вспоминал о лекциях своего учителя известный советский терапевт Е.М.Тареев.

Самыми сложными пациентами доктор, как ни странно, называл врачей. Он отмечал, что у них «болезни протекают более особенно и своеобразно, и реакция на болезнь у них всегда бывает очень сложная и тяжёлая». 

А вот актёров Кончаловский считал «лёгкими» пациентами. Подобные выводы он сделал после лечения многих артистов Художественного театра, таких как Немирович-Данченко, Станиславский, Москвин, Качалов, Рощина-Инсарова и других. «Их лечить – одно удовольствие. Они доверчивы, очень признательны, и я с ними в своей жизни провёл очень много приятных минут», – признавался он.

Обладая терпеливым, добродетельным,  тактичным характером, Максим Кончаловский притягивал людей, как магнит, – и молодёжь, и пациентов. Последние просто обожали врача. Сам он то ли в шутку, то ли всерьёз говорил: «Посмотрю ей в глаза, возьму её за руки – и она здорова…»

Это был доктор с очень приятным тембром голоса, доверительной речью. Его солидная внешность вселяла уверенность, оказывала благотворное влияние на больных. Удивительно, но назначенные Кончаловским лекарства действовали более эффективно, чем в других случаях. Вероятно, к воздействию препаратов добавлялся психологический эффект. Эффект сострадания и участия.

Вся жизнь и деятельность Максима Кончаловского свидетельствуют, что это был истинный врач от Бога, который именно врачевал, спасал и поднимал на ноги больных, что сейчас, увы, становится большой редкостью.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru