Информационно-аналитическое издание

Личный счет Людмилы Павличенко

Версия для печатиВерсия для печати

История Великой Отечественной войны богата героическими поступками самоотверженных женщин. Ни в чем не уступая своим сослуживцам - мужчинам, порой даже выдавая себя за мужчин (как это делала полковник Евдокия Завалий, комвзвода морской пехоты), они бились за Родину, не позволяя себе проявлять слабость, не жалея себя, забывая о мягкости и женственности. Вспомним хотя бы 46-й гвардейский ночной бомбардировочный женский авиационный полк, который фашисты окрестили «Ночными ведьмами». В ряду славных женщин-бойцов стоит и имя снайпера Людмилы Михайловны Павличенко.

 «Мисс Павличенко, чья слава известна, Россия твоя страна, сражение — твоя игра. Твоя улыбка сияет, как утреннее солнце, Но более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия. В летнюю жару, холодной снежной зимой, в любую погоду ты выслеживаешь врага. Мир полюбит твое милое лицо, так же, как и я: ведь ты пристрелила более чем три сотни нацистских собак» — это слова из песни «Miss Pavlichenko» известного американского певца, исполнителя музыки кантри Вуди Гатри. Если быть точнее, Людмила Михайловна уничтожила 309 нацистских солдат и офицеров (в том числе 36 снайперов). За свои подвиги снайпер 54-го стрелкового полка (25-я стрелковая дивизия [Чапаевская], Приморская армия, Северо-Кавказский фронт) лейтенант Павличенко была награждена медалью «Золотая звезда» Героя СССР и двумя орденами Ленина.

Снайпер младший лейтенант Л. Павличенко со снайперской винтовкой СВТ-40

Людмила Михайлова Павличенко родилась 12 июля 1916 года в городке Белая Церковь на Киевщине, в семье служащего. Когда девочке было 14 лет, семья переехала в Киев. Еще будучи школьницей, Людмила пошла работать шлифовальщицей на завод «Арсенал».

В 1937 году девушка поступила на исторический факультет Киевского государственного университета имени Т. Г. Шевченко. «Спортсменка, комсомолка и просто красавица» Людмила Павличенко вела активный образ жизни, в студенческие годы серьезно занималась планерным и стрелковым видами спорта; с отличием окончила школу ОСОАВИАХИМа (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), впоследствии переименованного в ДОСААФ, и стала обладателем почетного тогда звания «Ворошиловский стрелок».

К сожалению, обретенный в школе опыт пригодился ей очень скоро — с первых же дней войны Людмила уходит на фронт, так и не завершив дипломную практику в Одессе (к слову, ее дипломная работа была посвящена Б. Хмельницкому).

Позже Людмила вспоминала: «Если бы у меня не было физкультурных навыков и подготовки, то 18 часов пролежать в засаде я бы не смогла. Попадала я в такие переплеты, что нужно было лежать и ждать, пока или фрицы перестанут стрелять, или пулеметчики выручат. А бывает, что пулеметчики далеко, ведь не будешь же кричать им…»

Снайпер Людмила Павличенко

Такие военные кадры, как она, были на вес золота: во время пробных стрельб девушка перевыполнила все нормативы и получила назначение на должность снайпера. И сразу же ей пришлось включиться в боевые действия. Она приняла участие в нескольких боях под Одессой, причем в одном из боев ей пришлось взять на себя командование взводом. Вскоре Людмила была контужена, однако к удивлению сослуживцев и санитаров поле боя не покинула и отказалась идти в госпиталь.

С октября 1941 года Людмила Павличенко сражалась уже за Севастополь в составе прославленной 25-й стрелковой дивизии имени В. И. Чапаева.

Впоследствии во время одного из своих выступлений Людмила рассказывала: «Когда я проходила по улицам Севастополя, меня часто останавливали ребятишки и спрашивали: “Сколько вчера убила?” Я обстоятельно докладывала им. Однажды мне пришлось честно сказать, что я уже несколько дней не стреляла по врагам. “Плохо”, — в один голос сказали ребятишки. А один, самый маленький, сурово добавил: “Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день”. Он верно сказал, этот маленький севастополец. С того часа, как фашистские разбойники ворвались в нашу страну, каждый прожитый мною день был наполнен одной мыслью — разить врага».

Людмила Павличенко и Сидор Ковпак

Снайперское дело требует тщательной подготовки, невероятного терпения и филигранного исполнения. Каждый день с самого раннего утра, порой до рассвета, Людмила Павличенко отправлялась выслеживать врага. Часами, а иногда и сутками, в любую погоду, и в дождь, и в невыносимую жару, она лежала в укрытии и выжидала, когда противник допустит ошибку и выдаст себя.

Любимым боевым оружием Людмилы Павличенко была самозарядная винтовка системы Токарева — СВТ, в народе эти винтовки называли «светками». А любимым учебным пособием стало «Искусство снайпера» А. Потапова. Вот выдержки из этой страшной и поэтичной книги: «Искусство боевого снайпера граничит с мистикой. Эффект его работы ужасен, а способность возникать в самом неожиданном месте и бесследно исчезать после выстрела кажется сверхъестественной. Снайпер — это длинный нож в сердце противника; слишком длинный и слишком жестокий, чтобы с ним не считаться. Снайпер способен в корне изменить обстановку на поле боя, поставить нужную точку в политическом процессе и с точностью хирурга обезвредить террориста. Настоящий снайпер невидим, беспощаден и неуловим. Он появится из пустоты, выполнит приказ и уйдет в пустоту; исчезнет в одном месте, чтобы появиться в другом; его промысел романтичен, как романтичен сам процесс выстрела на свободной охоте. Стиль жизни снайпера — гармония с окружающей средой, способность чувствовать и сливаться с ней. Снайперское искусство — это дерзкое умение терпеливых, искусство ждать подходящего момента и мгновенно использовать его. Снайпер, как и сапер, ошибается один раз. И поэтому все, что делает снайпер, он должен делать безупречно и в совершенстве».

Иногда Людмила отправлялась на боевые задания с напарником — Леонидом Куценко (в дивизию они пришли одновременно). Он был не только боевым товарищем, но и верным другом, близким человеком. Зачастую, выполняя сложнейшие задания, наши снайперы выходили победителями даже из неравных боев. Но однажды Людмила и Леонид попали под минометный обстрел, в ходе которого Куценко был тяжело ранен. Людмиле удалось вынести умирающего друга из-под обстрела, но в госпитале Л. Куценко скончался. После этой потери Людмила «охотилась» в одиночку и воевала еще отчаяннее, желая отомстить фашистам за смерть товарища. Впоследствии она вспоминала: «Когда я пошла воевать, сначала испытывала одну только злость за то, что немцы нарушили нашу мирную жизнь. Но все, что я увидела потом, породило во мне чувство такой неугасимой ненависти, что ее трудно выразить чем-нибудь иным, кроме как пулей в сердце гитлеровца».

О ней стали появляться заметки в газетах: «Товарищ Павличенко отлично изучила повадки врага и овладела снайперской тактикой... Почти все пленные, захваченные под Севастополем, с чувством животного страха говорят о наших сверхметких стрелках: “Больше всего потерь мы несем последнее время от пуль русских снайперов”», — писала Газета Приморской армии. На страницах другой газеты с ярким названием «Красный черноморец» (от 3 мая 1942 года) можно было прочесть: «Историк по образованию, воин по складу ума, она воюет со всем жаром своего молодого сердца».

О снайпере Людмиле Павличенко восторженно писала пресса союзников

Много раз пересказан из уст в уста был случай, когда Людмила весной 1942 года выиграла дуэль у немецкого снайпера, который поражал наших бойцов одного за другим. Чтобы выследить фашиста, ей пришлось всю ночь лежать в засаде. Поразить соперника удалось лишь благодаря молниеносной реакции — в момент ее выстрела он был готов к атаке. В снайперской книжке немца значилось более 400 убитых французов и англичан. За время пребывания в Севастополе, куда его перебросили в начале 1942 года, гитлеровский снайпер успел поразить 100 советских солдат.

Пересказывали и реплику некоего старшины из бригады торпедных катеров, который, увидев знаменитого снайпера Павличенко, был поражен: «От же ж, Господи Боже, яке диво! По виду чисто стрекоза, а в деле — тигра!»

Людмила Михайлова Павличенко

Людмила Павличенко обучала снайперскому мастерству своих менее опытных товарищей. О том, как ей удается передавать свой опыт и воспитывать снайперов, способных отстаивать честь страны, она рассказала на слете снайперов в апреле 1942 года, где получила диплом.

В последние дни обороны Севастополя в июне 1942 года Людмила Павличенко была тяжело ранена. Ее эвакуировали на Кавказ, где несколько месяцев она провела в госпиталях. Находясь на лечении в Новороссийске, Людмила получила внезапный вызов в Москву, в Главное политическое управление Красной армии, где ей сообщили, что она в составе делегации советской молодежи через Англию направляется в США и Канаду как член «народного посольства». В ходе поездки она побывала на приеме у президента Соединенных Штатов Франклина Рузвельта. Позже Элеонора Рузвельт пригласила Павличенко в поездку по США.

Советская делегация объехала всю страну с выступлениями. На митингах и манифестациях, во время многочисленных встреч с американцами посланцы СССР призывали союзников ускорить открытие второго фронта. Л. Павличенко неизменно повторяла: только вместе мы сможем победить «коричневую чуму». Вошло в историю, запомнилось тогда ее короткое выступление на митинге в Чикаго: «Джентльмены! Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?..» Толпа замерла на минуту, а затем взорвалась неистовым шумом одобрения.

Л. Павличенко с Джозефом Дэвисом, послом США в СССР

У заокеанской публики в сознании не укладывалось, что эта улыбчивая девушка, призванная природой быть хранительницей домашнего очага, — бесстрашная и безжалостная воительница. Беспардонные западные журналисты на одной из многочисленных пресс-конференций спросили Людмилу, пользуется ли она косметикой и носит ли под формой шелковое белье. На это девушка ответила достойно: «А вы знаете, что у нас идет война?»

Но глупые вопросы задавались редко, чаще ею восхищались и внимали с замиранием сердца, когда она рассказывала об ужасах войны: «В отбитой у врага деревне я видела труп 13-летней девочки. Ее зарезали фашисты. Мерзавцы — так они демонстрировали свое умение владеть штыком! Я видела мозги на стене дома, а рядом труп 3-хлетнего ребенка. Фашисты жили в этом доме. Ребенок капризничал, плакал. Он помешал отдыху этих зверей. Они даже не позволили матери похоронить свое дитя. Бедная женщина сошла с ума… Что можно сказать о немце, в сумке которого я увидела отнятую у нашего ребенка куклу и игрушечные часики? Разве можно назвать его человеком, воином? Нет! …»

«И не будет врагу пощады…»

После Сталинградской битвы уважение к Советскому Союзу и его воинам на Западе существенно выросло. Консул СССР в США В. Федюшин сообщил советским делегатам: «Вы должны, мои дорогие, правильно понять, что ваше пребывание в Америке, поездка по стране принесли громадную пользу, которую трудно переоценить. Не будет преувеличением сказать, что в некоторых делах сейчас в США в корне изменилось отношение к нам. Быстро и благоприятно решаются многие вопросы, которые до недавнего времени приходилось утрясать неделями, а то и месяцами».

После визита в США Л. Павличенко с коллегами посетила Великобританию по приглашению У. Черчилля. Премьер-министр лично принял снайперов, им показали воинские части, подарили винтовки, организовали встречу с Шарлем де Голлем, на которой тот обмолвился о создании истребительного авиационного полка «Нормандия-Неман».

Л. Павличенко с коллегами у Советского посольства в Вашингтоне

После возвращения Людмила Михайловна уже не попала на фронт и стала инструктором в снайперской школе «Выстрел».

25 октября 1943 года старший лейтенант Л. Павличенко получила звание Героя Советского Союза «за отвагу, военное мастерство, мужество, проявленные в борьбе с гитлеровцами». Она стала единственной из снайперов-женщин, получившей это звание при жизни, а не посмертно.

Победный май 1945-го Людмила встретила в родном Киеве, куда прибыла, чтобы закончить университет. После войны Павличенко продолжила военную службу, в качестве майора береговой обороны стала научным сотрудником Главного штаба ВМФ, затем вела работу в Советском комитете ветеранов войны, а также была членом Ассоциации дружбы с народами Африки.

Людмила Михайловна скончалась 27 октября 1974 года и была похоронена на Новодевичьем кладбище.

Последнее прижизненное фото Людмилы Михайловны Павличенко

В Центральном музее Вооруженных сил Российской Федерации есть экспозиция, посвященная Людмиле Павличенко. Здесь представлены личные вещи снайпера: винтовка, оптический прицел, книжка снайпера, именной кольт, который подарили ей во время визита в Соединенные Штаты со словами: «В Америке все мужчины уважают Мистера Кольта, но теперь будут уважать и Мисс Кольт». И подарок от советских детей — обыкновенная рогатка с надписью: «Не промахнись».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru