Информационно-аналитическое издание

«Левый поворот» на русской Украине

Версия для печатиВерсия для печати

«Последняя надежда» русских Украины – Партия регионов – пережила глубокое перерождение. Это не партия русских и не партия «за русских и русскоязычных». В среде партии утрачиваются основы восточно-украинской идентичности. Политическая целесообразность, манипуляция пророссийским электоратом сделала «регионалов» настолько циничными, что они забывают кто и на каких лозунгах привел их к власти. Сможет ли Виктор Янукович, лидер Партии регионов, использовать преимущества своего электорального положения и не свернет ли на обычную для него дорогу договоренностей с Ю. Тимошенко и В. Ющенко? Сохранит ли Партия регионов целостность, если Янукович проиграет на выборах? Возникнет ли вскоре новая политическая сила на Юго-Востоке, способная конкурировать с ПР? И что это будет за сила? О том, как и почему может преобразиться политическое поле «русской Украины», рассуждает донецкий политолог, сотрудник Центра политологического анализа и технологий, доцент кафедры политологии Донецкого национального университета Сергей БАРЫШНИКОВ.

 
Как Вы думаете, Сергей Анатольевич, каковы перспективы Януковича и соответственно руководимой им Партии регионов на предстоящих выборах? Несмотря на то, что Янукович лидирует по опросам общественного мнения (причем солидно – отрыв от Тимошенко  более 10%), есть стойкое чувство, что Виктор Федорович упустит победу?
 
Учитывая его прошлые «заслуги» - договоренности с «оранжевыми» после фактической победы во втором туре в 2004 году, – Янукович сильно рискует на этих выборах. У него – сильный соперник в лице Тимошенко, которая не хочет упускать власть и готова даже на «майданные» методы, чтобы победить.
 
Одновременно победа на этих выборах – «критическая точка» для Януковича. В Партии регионов скопилось много недовольных его политикой и постоянными переговорами с Тимошенко и Ющенко. Этот «пар» может прорваться, если Янукович покажет слабину. К тому же он уже возрастной политик – ему наверняка уже подыскивают замену внутри самой Партии регионов.
 
 
 
Может ли Тигипко, относительно молодой (полных 49 лет) политик, недавно начавший сольную политическую карьеру, выдвинув свою кандидатуру на пост Президента страны, стать альтернативным лидером Востока и Юга страны и возглавить Партию регионов вместо Януковича?
 
Вряд ли. Тигипко отличается невнятной позицией, его не знает не только большинство граждан Украины, но и большинство партийцев внутри самой Партии регионов не помнят или не знают, почему он ушел из предвыборного штаба Януковича в 2004 году.
 
Одной из ключевых «болевых точек» Партии регионов является ее кланово-региональная структура – это конгломерат представителей различных региональных элит, между которыми в той или иной степени постоянно балансирует лидер партии. Удастся ли Партии регионов избавиться от этого?
 
Сомневаюсь. Этот принцип будет распространяться на все партийные образования, которые захотят завоевать думы жителей восточных регионов. Дело в том, что в каждом из регионов – Донбассе, Крыму, Днепропетровске и др. – своя специфика, свой бизнес, своя промышленность, своя административная верхушка. За годы перехода Украины от авторитарно-президентской модели управления к олигархическо-парламентской усилились позиции региональных элит. Их мнение теперь нельзя игнорировать.
 
Печально, что со временем в поступках этих региональных и в особенности нынешней центральной - киевской «элиты» -  все чаще сквозит менталитет временщиков. Это и увеличение внешнего долга страны (должниками сделали не только нас самих, но и наших детей и, возможно, внуков). Нет «хозяйского» отношения к собственной стране. В этом проявляется негативная сторона национального менталитета – «хапнуть» побольше и побыстрее, а там – посмотрим, что будет.
 
В таком случае можно ли назвать хотя бы часть руководителей Партии регионов идейными  или все они служат «золотому тельцу»?
 
Партия регионов очень разнообразна. Безусловно, в ней есть и идейные борцы, и попутчики, и даже члены партии, симпатизирующие «оранжевым». В партийном руководстве, например, в Донецке и области остро проявляется такая неприглядная сторона  бюрократии еще  советских времен, как «жажда тишины». Лишь бы чего-то не сделать лишнего, лучше смолчать, чем сказать больше положенного. Отсюда парадокс – одна из самых русских по составу населения и культуре областей Украины – Донбасс – уже давно не поднимает на уровне местных и региональных властей гуманитарные темы (анти-НАТО, защита прав русскоязычных граждан Украины, критика неоправданного раздувания культа «голодомора», восхваления пособников нацистов из ОУН-УПА и пр.). Наши соседи – Луганск, Крым, Харьков, Днепропетровск – давно обошли нас в публичном обсуждении этих тем. У нас причина молчания кроется в застарелости власти, благополучно сохранившейся еще со времен «красного директорства».
 
На вершине хозяйственно-управленческого Олимпа в Донецке и области стоит одна партийно-административная группа, которая не намерена уступать свою власть никому. И такой менталитет превалирует во всей Партии регионов, что не позволяет ей идти ни на  какие значимые внутрипартийные реформы. Поэтому возможный уход Януковича с должности лидера повлечет за собой развал партии и основание на ее обломках нескольких новых восточно-украинских партийных образований.
 
Вопросы русского языка и НАТО, казалось бы, уже набили оскомину? Вы так не считаете?
 
Для стороннего наблюдателя - возможно. Но не для тех, кто живет и трудится здесь. Вопросы языка и отношение к России для нас – дончан – не просто плоды политической спекуляции или та или иная политическая повестка дня, это – часть нашего менталитета. Конечно, не стану говорить об особой «донецкой национальности», но весьма специфический менталитет присутствует. Наш край активно заселялся в начале XX века и после Великой Отечественной войны. Еще в Российской империи эти земли называли «Русской Америкой». Аналогии прослеживаются вплоть до названий городов и поселков: до Советской власти здесь был свой Нью-Йорк и еще несколько «американских» городов. После войны и колоссальных людских потерь на Донбасс начали переселять людей из разных регионов СССР – от Центральной России до Средней Азии. Отсюда глубокий интернационализм и толерантность жителей.
 
В ходе так называемого «освободительного похода» Красной Армии к Украине были присоединены западные области, отчего мы страдаем до сих пор. История могла потечь совершенно в ином русле, если бы не сталинская национально-государственная политика. Менталитет галичан и дончан разнится очень сильно. Сильнее, чем, скажем, менталитет ростовчан и дончан. Именно активность Галиции, представители которой теперь занимают многие высшие государственные посты и оккупировали гуманитарную сферу в стране, предопределила ход новейшей постсоветской истории Украины.
 
Есть опасения, что практика разделения единого Русского мира зашла так далеко, что дрейф Украины от России уже не повернуть вспять.
 
Это только на первый взгляд. По большому счету все как было, так и остается – Запад Украины как был русофобским на начало ХХ века, так он таким и остался. Восток же сохранил свою идентичность. Более того, повышается протестный потенциал по мере роста еще одной, уже постсоветской, волны «украинизации» гуманитарной сферы в стране. Например, с этого года начало действовать независимое внешнее тестирование для поступающих в вузы. Разумеется, на украинском языке. Это сводит на нет труды тех учеников, которые все годы проучились в русскоязычной школе. Таким образом, производится некая сегрегация – русскоязычные дети ставятся в заведомо невыгодное положение.
 
Более того, их гарантированные украинским законодательством языковые права не соблюдены (право получать образование на языке национальных меньшинств гарантировано действующим до сих пор базовым Законом «О языках в УССР» от 28 октября 1989 года (Постановление ВР № 8313-11), изменённым и дополненным 28 февраля 1995 (Закон № 75195-ВР), а также ратифицированный Парламентом Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств).
 
Причем родители учеников, окончивших русскоязычные школы, не намерены терпеть этого. Такое реальное столкновение рядовых граждан страны с фактом насильственной украинизации многим открыло глаза. Теперь мы имеем эффект от подобных «обоснованных национальными интересами» действий в виде резкого спада популярности «оранжевых» и роста поддержки Януковича именно с лета этого года. Конечно, в большей степени это обусловлено экономическими факторами. Но важную роль играет и гуманитарная тематика.
 
Идентичность жителей Востока и Юга Украины невозможно поставить на один уровень с рейтингом политических партий, называющих себя «проросийскими». Партии приходят и уходят – культура и ментальность остаются. Тема анти-НАТО, органическое неприятие вояк УПА и проч. проистекают не из чьих-то раскручиваемых политических технологий, а из чаяний и убеждений простых дончан, харьковчан, крымчан и всех остальных русскокультурных граждан Украины. Это политическая технология использует в своих расчетах такую «константу», а не формирует ее.
 
В таком случае, если Партия регионов начнет разваливаться, кто-то должен будет прийти ей на смену или хотя бы потеснить этого «гиганта». Как появление «новых левых» в украинской политике типа Блока левых и левоцентристских сил   может повлиять на реформы в Партии регионов?
 
Думаю, что и это не поможет Партии регионов. Однако Блок может «раскрутить» во всеукраинском масштабе несколько новых лиц в украинской политике, действующих на восточно- и южно-украинском электоральном поле. Назову Василия Волгу. Это яркий политик, у него есть четкость целей, способности лидера и политика. Подобные молодые политики создадут на «восточном» направлении состояние межпартийной конкуренции, которая оздоровит украинскую политику. Большинство огрехов Партии регионов вызвано как раз отсутствием реальной конкуренции на восточно-украинском электоральном поле. Избиратели голосуют, скорее, не за Януковича, а против «оранжевых». «Старые» левые в этом отношении не могут набрать сколько-нибудь серьезной популярности, потому что воспринимаются как лидеры вчерашнего дня.
 
Закономерный вопрос – «Что делать?»
 
Далеко еще не исчерпан ресурс связей между городами и регионами России и Украины. Если проваливается сотрудничество на уровне государств – самое время перейти к сотрудничеству на уровне регионов. Донецк имеет тесные связи с Ростовской областью, Луганск – с Воронежской и Ростовской областями. Отсюда могут начать заново налаживаться производственные связи, начнется объединение потенциалов. Может быть, тогда, даже при отсутствии должной политической воли и знаний, мы перестанем, наконец, ломиться в одни и те же «ворота».
 
Беседовал Александр Громов
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru