Информационно-аналитический портал
ссылка

Кто поможет Виктору Ющенко?

Увеличить шрифт
А
А
А

Находясь с государственным визитом в Испании, Дмитрий Медведев в интервью местным журналистам выдвинул предложение о создании международного фонда помощи Украине, которая, похоже, опять окажется не в состоянии оплатить текущие поставки российского газа. 7 марта – крайний срок, до которого украинская сторона, согласно соглашению, подписанному премьер-министрами России и Украины Владимиром Путиным и Юлией Тимошенко, должна перевести «Газпрому» деньги за поставленный в феврале газ - $400 млн. В случае просрочки Россия будет вынуждена перейти на поставки газа по предоплате, что ещё более ухудшит финансовое положение Украины. Видно, столь печальная ситуация и заставила президента России выступить с таким предложением. По его словам, Россия тоже готова выделить в этот фонд некую сумму, чтобы помочь Украине пережить отопительный сезон.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что дефолт, о котором уже столько времени говорят независимые эксперты и которого Виктор Ющенко на своей предновогодней пресс-конференции клялся не допустить, по всей видимости, станет реальностью уже меньше чем через неделю. Хотя если исходить из того факта, что бюджетникам в 2009 г. платят только половину положенного, то Украина уже находится в состоянии технического дефолта, и только непомерно раздутое эго украинского президента не позволяет ему признать это официально. О серьёзных проблемах с выплатой государственного и корпоративного долга, а также финансированием операций текущего счета могут свидетельствовать и растущие, как на дрожжах, премии по украинским кредитно-дефолтным свопам, и экстренное обращение правительства страны к России с просьбой о предоставлении кредита в $5 млрд., и поспешный демонстративный отъезд из Киева группы переговорщиков МВФ, обсуждавших с властями вопрос о выделении Украине второго транша стабилизационного кредита общей стоимостью в 16 с лишним миллиардов долларов. Что же послужило причиной такой тяжёлой ситуации?
 
Как известно, в советские времена Украина наряду с РСФСР и Белоруссией была донором союзного бюджета. Это была промышленно развитая республика с большим количеством высокотехнологичных предприятий и высоким научным потенциалом, что дополнялось процветавшим в благодатном климате сельским хозяйством. Во время перестройки это неоднократно использовалось в качестве козыря украинскими националистами из «Руха» типа Степана Хмары, потрясавшими на митингах виртуальными десятками миллиардов долларов, которые ежегодно забирают из республики жадные москали. Населению рисовались картины одна краше другой, на которых эти доллары тратятся на нужды самих украинцев, в результате чего уровень жизни на Украине быстро достигает уровня самых развитых стран Запада. Во многом именно это и стало причиной того, что жителей республики в итоге всё-таки удалось склонить к выходу из состава СССР, и Акт о государственной независимости Украине был ими поддержан. Однако на выходе картина получилась гораздо менее идиллическая.
 
Оказалось, что само создание той добавленной стоимости, которую потом якобы забирала Москва, было возможным только в условиях советской экономики и единого экономического пространства в одну шестую часть суши, надёжно защищённую от мировых потрясений целым рядом барьеров, причем не только экономических, но и идеологических, и геополитических, и военных. Вообще, советское народное хозяйство было исключительно сложным организмом, цели перед которым ставились отнюдь не только примитивным бухгалтерско-мещанским способом. Прибыль в этом хозяйстве была далеко не главным критерием. Основные задачи экономики СССР заключались в укреплении экономической независимости страны, развитии с опорой на собственные силы и внутренний спрос, неуклонном повышении материального достатка в сочетании с культурным ростом всех граждан и народов советского государства. При этом главной целью было историческое развитие, построение общества, свободного от эксплуатации человека человеком и связанного с этим унизительного материального и статусного неравенства, увеличение вертикальной мобильности и постепенное освобождение человека от рабской зависимости от денег. И даже в этих условиях, когда происходило перераспределение добавленной стоимости, произведенной на Украине, по всей стране, Украина всё равно была одной из самых процветающих советских республик, республикой-загляденьем.
 
Выход Украины из состава СССР не был подкреплён экономическими расчётами ни в малейшей степени, это был чисто политический акт, в результате которого экономике республики был нанесен настолько чудовищный урон, что даже последствия гитлеровского нашествия остались далеко позади. Распад кооперационных цепочек с предприятиями России и других союзных республик, переход на рыночное ценообразование и появление таможенных, тарифных барьеров, а также квотирования моментально сделал продукцию множества украинских высокотехнологичных предприятий неконкурентоспособной даже на традиционных для них рынках. А рынки Запада для неё никто не собирался открывать изначально. При этом приватизация и появление собственников в малиновых пиджаках с укороченными горизонтами планирования означало неизбежный технологический регресс, ибо в погоне за максимизацией прибыли вложения в НИОКР сокращались в первую очередь. Уникальное оборудование демонтировалось и продавалось на металлолом, земля отдавалась под строительство офисов, гостиниц, рынков, казино и развлекательных центров. Из тех заводов, которые ещё были способны приносить какую-то прибыль, выжимались последние соки, они работали на износ, при этом мероприятия техники безопасности финансировались по остаточному принципу. Отсюда чудовищный рост травматизма, аварий и гибели людей на предприятиях независимой Украины, в первую очередь на шахтах. Значительная доля трудоспособного населения вообще лишилась работы или оказалась вне современных технологических укладов, произошла его архаизация. И только доброта дедушки Ельцина, которому наказали продолжать «по-свойски» снабжать его партийных друзей Кравчука и Кучму дешёвым газом, позволила украинскому народу пережить 90-е гг. относительно безболезненно по сравнению с тем, что могло бы быть.
 
Потом, казалось, фортуна начала поворачиваться к Украине лицом. Начавшийся в 2000-е гг. глобальный экономический рост повлёк за собой рост цен на главные товары украинского экспорта – сталь и удобрения. В стране начал расти фондовый рынок. Приток дешёвых денег был настолько большим, что даже фольклорная жадность украинских олигархов и чиновников не смогла помешать части этих денег дойти и до непривилегированных слоев украинского населения. Тут же, как водится, народился и средний класс, ведь эффективным собственникам были нужны эффективные менеджеры. По западным меркам этот средний класс был, конечно, эфемерным – в том, что касается и его доли в общей численности населения, и уровня доходов в абсолютных величинах, но потребительские привычки западных собратьев были усвоены новым украинским средним классом, что называется, с полтычка. Тут же поползли вверх цифры потребительского кредитования, народ стал обзаводиться квартирами, машинами, коммуникаторами и ездить на отдых за границу. Даже сало стало продаваться исключительно под брендами. Свою лепту в этот праздник жизни продолжала вносить и Россия, ведь газ для Украины по-прежнему оставался фантастически дешёвым.
 
Конечно, большая часть украинского народа, всякие там шахтёры, селяне, гастарбайтеры под эту раздачу не попали и продолжали тянуть свою лямку в жизненных условиях, назвать которые даже скромными не поворачивается язык. Эта часть народа, с одной стороны, как бы существовала и даже продолжала выполнять какие-то непрестижные работы, а с другой стороны, её как бы и не было: эти люди оставались за рамками телевизионных сюжетов, о них не писали глянцевые журналы и их было трудно встретить в ночных клубах, кофейнях и суши-барах. На периферии сознания менеджеров по продажам вроде существовали какие-то «шудры», но думать о них – голова распухнет. Как говорилось в одном известном советском кинофильме, это было высоко в горах и не в нашем районе.
 
Успех оранжевой революции, которая произошла в самый разгар этой сказки, в немалой степени был вызван тем, что она фантастически удачно вписалась в общеукраинский потребительский контекст. Одурманенным манящими перспективами и доступностью кредита офисным работникам и студентам захотелось высококачественного зрелища с высокой степенью интерактивности – пожалуйста! И если перед нашей организованностью и многочисленностью пасует сам всесильный Кучма с поддерживающим его донецким кланом, то разве есть в мире преграды, которые устоят перед порывом наших сердец? Вот они рядом с нами наши герои, наши кумиры, Ющенко, Тимошенко, Руслана, братья Кличко. А там скоро и в НАТО нас примут, и в Евросоюз. Скоро без виз будем ездить в Европу. Европейцы мы, елы-палы, чи ни?
 
Но, как говорится, стеклянный член дураку ненадолго. Ну то, что в НАТО не приняли, это ладно, однако помимо этого на Украине внезапно закончились деньги. Вот буквально только что, ещё несколько месяцев назад были, а сейчас нет. Куда делись? А тут ещё с работы увольняют, кредиты в долларах, да ещё и из банков депозиты не дают забирать. Как же так? Ведь вы в ответе за тех, кого приручили.
 
И пошли по купленным в кредит квартирам судебные приставы. Начали описывать имущество, потом аккуратно выносить и отвозить на склады временного хранения для дальнейшей реализации с целью погашения накопившихся долгов. У одного незадачливого львовского заёмщика за долги забрали даже бронзовый бюст Степана Бандеры. Оказалось, что он тоже был куплен в кредит. Никто приобрести не желает?
 
Первыми о грядущем дефолте Украины заговорили аналитики международной инвестиционной компании SigmaBleyzer. В своем докладе «Мировой финансовый кризис и его возможные последствия для Украины» они обратили внимание, что за последние два года общий долг Украины вырост на 45% и превысил $100 млрд. В этом году компаниям и банкам Украины предстоит выплатить $29 млрд. по краткосрочным кредитам и еще $10 млрд. по долгосрочным. Около $10 млрд. придется выплатить за газ. Еще около $2 млрд. государству будет необходимо найти для покрытия дефицита бюджета. Таким образом, в общей сложности для выплаты долгов и покрытия текущих операций Украине в 2009 г. нужно будет как-то изыскать не менее $50 млрд. При этом золотовалютные резервы Нацбанка Украины составляют порядка $30 млрд., а начиная с октября на поддержание курса украинской гривны тратилось в среднем $3 млрд. в месяц.
 
В октябре Тимошенко вроде договорилась с МВФ о предоставлении стабилизационного кредита. $4,5 млрд. даже выделили. Куда пошли эти деньги, можно только догадываться, но по поводу второго транша возникли серьёзные разногласия. Стороны не могут договориться по прогнозу макроэкономических параметров на 2009 г., исходя из которых верстается бюджет. В октябре решили, что рост ВВП Украины в этом году составит 0,4%, но с тех пор, считают эксперты МВФ, изменилось слишком многое, эти прогнозы надо пересматривать и даже падение ВВП на 5% будет не самым худшим вариантом. Тимошенко упорствует, Ющенко злорадствует, МВФ скромно отходит в сторону – сначала между собой договоритесь.
 
Кризис показал со всей очевидностью, что большая часть украинской экспортноориентированной промышленности морально устарела, а высокотехнологичная просто прекратила свое существование из-за наплевательского отношения к науке и обновлению основных фондов. Металлургические комбинаты безбожно эксплуатировали мощности советского периода, которые в 90-е стояли недозагруженными. Энергоемкость производства постоянно росла, но дешёвый газ позволял эту неэффективность маскировать. К тому же цены на мировых рынках всё время росли. А теперь флагманская отрасль украинской экономики оказалась между молотом падения спроса и наковальней выросших цен на газ. Поэтому доменные печи приходится гасить, и когда они снова загорятся, никто не знает.
 
А ещё кризис показал несостоятельность фундаментальных политических и экономических основ украинской государственности. Когда отделялись, то в элитных кругах господствовало мнение, что за такой геополитический подарок Запад втащит Украину в «золотой миллиард», нужно только как можно усерднее портить отношения с Россией. Однако не подумали, что золота в мире хватает только на один миллиард, и даже прибалтов, которых всех, вместе взятых, можно с комфортом в одном Киеве разместить и еще место останется, и то в еврозону не пускают. Ведь прежде, чем кого-то туда принять, кого-то надо, соответственно, оттуда вывести. А кого вместо Украины с ее 46-миллионным населением выводить? Уж не Великобританию ли, а господин Ющенко?
 
   Хотя за самого Ющенко уж точно можно в этом плане не беспокоиться. У него наверняка мультивизы на много лет.
8647
Поставить лайк: 1
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору