Информационно-аналитический портал
ссылка

Крымско-татарский фронт как оппозиция меджлису (I)

Увеличить шрифт
А
А
А

Предпосылки роста недовольства меджлисом в среде крымских татар

 

Утверждение Верховным Советом Крыма Анатолия Могилева в должности председателя Совета министров Крыма еще раз напомнило о проблеме существования в политическом пространстве полуострова нелегализованной в установленном порядке организации – меджлиса. Уже при рассмотрении вопроса по кандидатуре нового крымского премьера депутаты от фракции «Рух-курултай» отказались принимать участие в голосовании. Лидер меджлиса Мустафа Джемилев в этот же день выступил с «неожиданным» заявлением о намерении завершить политическую карьеру: ««Я постарел и хочу дать дорогу молодым» (1). Неожиданностью это намерение не стало по той причине, что еще в 2007 и 2009 годах Джемилев пытался уйти в отставку с должности председателя меджлиса, но его не поддержало большинство делегатов курултая.
 
Очевидно, что и нынешняя риторика – это способ «прощупывания» центральной украинской власти на предмет будущих её отношений с меджлисом. 9 ноября 2011 года пресс-служба меджлиса распространила комментарий Джемилева к ранее сделанным высказываниям, где он частично опроверг намерение полностью оставить политику: «Речь абсолютно не шла о прекращении моей политической деятельности или выходе из политики. Я намерен продолжать отстаивать свои политические убеждения и интересы крымско-татарского народа в дальнейшем» (2).
 
Прогноз относительно того, что новый крымский премьер не станет менять традиции «дружбы» с меджлисом, заложенной при Василии Джарты, оказался верным. По сообщению Главного управления информационной политики Совета министров АРК, уже на следующий день после своего назначения Анатолий Могилев провел «рабочую встречу» с Мустафой Джемилевым, Рефатом Чубаровым. Присутствовал также народный депутат Украины Борис Дейч (3).
 
Встреча крымского премьера с руководством меджлиса вызвала бурную реакцию крымско-татарских оппозиционеров. Интересным моментом является то, что впервые в их риторике появился тезис о незаконном статусе самого меджлиса. В открытом обращении на имя президента Украины и председателя правительства автономии говорится:«Мы публично заявляем, что все возможные договоренности официальных представителей органов власти с руководителями нынешнего меджлиса противоречат интересам государства, а значит, и интересам крымских татар. Мы считаем, что идти навстречу требованиям руководства меджлиса весьма недальновидно. Совет министров Крыма во главе с новым руководителем может совершить ту же ошибку, что и все предыдущие председатели, опрометчиво доверявшие лживым заявлениям главы меджлиса (нелегитимной организации, которая нигде не зарегистрирована, а значит, находится вне правового поля Украины) о праве представлять интересы крымско-татарского народа и о поддержке руководства меджлиса крымскими татарами. Фактически всё обстоит с точностью до наоборот» (4).
 
Политики возмущены тем, что в информации, распространенной по итогам встречи, фиксируются лишь общие направления взаимодействия власти с меджлисом и ничего не говорится о конкретных договоренностях, которые, по мнению оппозиционеров, носят деструктивный характер ввиду их кулуарности и закрытости.
 
Со своей стороны, можно предположить, что руководство меджлиса было настолько уверено в продолжении «новой старой политики дружбы с властью», что даже не организовывало массовых акций протеста татар в связи с назначением Могилева на пост руководителя исполнительной власти республики, ограничившись лишь легким «недоумением» по поводу выбора этой кандидатуры.
 
Особым знаком внимания со стороны президента стало поздравление Джемилева по случаю 68-летия, опубликованное на сайте главы государства. Виктор Янукович поставил в заслугу народному депутату Джемилеву (меджлис в поздравлении не фигурировал) «глубокое понимание проблем наших соотечественников» (5).
 
По перечисленным выше фактам видно, что и центральная украинская, и крымская власть продолжают рассматривать меджлис в качестве основного партнера в политике по крымско-татарскому вопросу.
 
Однако это вызывает нарастающее неприятие со стороны крымско-татарской оппозиции, которая желает потеснить меджлис в его монополии на контакты с властью. Не стоит сбрасывать со счетов и фактор турецкого влияния. Турецкая поддержка меджлиса традиционно с середины 90-х годов прошлого столетия была достаточно весомой. Официально она проходила через всевозможные фонды и предназначалась, например, на постройку жилья крымским татарам, финансирование культурных мероприятий, в частности поддержки языка. Следствием турецкого влияния стал, например, планируемый перевод крымскотатарского языка с кириллицы на латинскую графику. По оценкам председателя Республиканского комитета Крыма по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Эдуарда Дудакова, этот процесс может завершиться до конца 2012 года.
 
Однако активизация крымско-татарских оппозиционеров и публично озвучиваемые ими в адрес руководства меджлиса претензии, в том числе по поводу использования денежных потоков из Турции, не могут остаться незамеченными. Особое значение имеет то, что, по мнению российского эксперта руководителя «Центра турецкого языка и культуры» Саратовского госуниверситета Алима Абидулина, «в 90-е годы Турция оказывала экономическую помощь культурным и политическим организациям в СНГ и в частности в Крыму. Сейчас можно отметить, что вектор этих контактов изменился. Сейчас учитываются интересы России. Идеи общего тюркского государства, пантюркизма и неопантюркизма отошли на второй план»(6).
 
Интересным примером можно считать то, что в вопросе поиска зарубежных спонсоров для строительства Соборной мечети в Симферополе, в самом меджлисе предполагают, что турецкая помощь не покроет всего объема необходимых затрат, поэтому намерены привлекать и средства из других стран. В этой связи обозначился и иранский вектор. Мустафа Джемилев заявил, что «к нам обращались и из Ирана тоже. Видимо, если мы там (в Турции) не получим достаточной поддержки в материальном плане в строительстве этой мечети, то не исключено, что обратимся и к ним»(7). Эта ситуация свидетельствует, что наметились определенные проблемы в том, что Турция готова выделять средства «по первому призыву меджлиса». В Анкаре есть определенные «сомнения» по поводу результативности денежных вливаний.
 
Так или иначе, но уже и на внешнеполитическом направлении ситуация для меджлиса складывается уже не так предсказуемо и стабильно, как ранее. О некотором «охлаждении» свидетельствует намерение использовать помощь серьезного геополитического соперника Турции – Ирана.
 
Турция действительно не намерена портить свои отношения с Россией в Черноморском регионе, подрывать довольно выгодные для себя отношения сотрудничества в туристической сфере, транспортировке газа, строительстве «Южного потока» за счет открытой поддержки одиозных акций нелегального меджлиса, направленных на дестабилизацию политической обстановки в Крыму.
 
Таким образом, не имея возможности прямо опираться на поддержку Анкары в проведении политических акций, в ближайшее время меджлис вынужден будет сосредоточиться на культурологической и религиозной тематике – программах развития татарского языка, строительства мечетей. Учитывая сравнительно высокий уровень обеспеченности крымских татар земельными участками и жильем, официальную статистику по этому поводу меджлису гораздо сложнее сегодня обосновывать перед турками необходимость получения турецких средств на программы жилищного строительства.
 
Все больше факторов («дружба» с центральной и республиканской властью, «охлаждение» в отношениях с Турцией, снижение мотивации «борьбы» за землю в глазах большинства татарского населения) говорит в пользу того, что грядущая кампания по выборам в Верховный Совет Украины пройдет под знаком усиления культурно-религиозной тематики в пропагандистской деятельности меджлиса.
 
________________________
 
 
Афанасьев Виктор – кандидат политических наук
0
Поставить лайк: 2
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
https://odnarodyna.org/content/krymsko-tatarskiy-front-kak-oppoziciya-medzhlisu-i