Информационно-аналитическое издание

Кровавый февраль Зеленского

04.03.2021
Кровавый февраль Зеленского
Версия для печатиВерсия для печати

Стало привычным, что с января нынешнего года не прекращаются авторитетные и амбициозные заявления о готовящемся наступлении ВСУ, которое «вот-вот начнется» и «будет Донбассу второй Карабах».

Пока Киев на рывок не решается, тем не менее вовсю реализует поставленную задачу держать «в тонусе» всю линию соприкосновения.

Под Марьинкой позиции ополченцев обстреляли фосфорными снарядами. Шумно было даже в Петровском и Золотом, где отвели войска. В результате уже дважды в этом году (в конце января и конце февраля) стороны заявляли об эскалации. Причем «миротворец» Кравчук истерично вопит о необходимости отвечать «выстрелом на выстрел».

Увы, но именно сегодня стало заметно, что Зеленский, которому понравилось быть президентом и который метит на второй срок, уже не хочет остановить войну – теперь она ему нужна. Да-да, та самая «маленькая и победоносная», хотя бы на уровне «жабьего прыжка». Потому ДРГ ВСУ активно лезут в Водяном, кошмарят Сигнальное, опять шумит Светлодарская дуга.

В итоге на большую Украину опять отправляются гробы. Болезненность ситуации подтвердил «скоропостижный» визит на передовую 11 февраля начальника Генштаба Руслана Хомчака и самого Владимира Зеленского, хотя их прибытие не умиротворило ВСУ, а даже напротив – возбудило. И это привело к новым потерям.

Самым жарким местом прошлого месяца была Горловка, где 20-21 февраля произошел обмен полновесными ударами. От обстрелов артиллерии ВСУ понес тяжелые потери 3-й батальон Народной милиции, причём украинская сторона обстреливала и эвакуационные группы. Речь шла о семи погибших, хотя Безлер называл больше.

Затем последовала ответка по украинским морпехам возле Горловки и позициям 56-ОМБр у Водяного, где ликвидировали склад. Украина признала двоих погибших.

Наглость ВСУ на отдельных направлениях привела к жёсткой и чувствительной снайперской «ответке». Достаточно почитать впечатления вояк и волонтёров с «передка», чтобы понять разницу между фантазиями тыловых экспертов и реалиями с летальным исходом.

Сегодня с украинской стороны звучит дружный хор представителей СМИ, Генштаба, Минобороны о постоянно ротирующихся вдоль линии фронта «российских снайперских группах». Доказательств, что это россияне нет, но паника и сопутствующая ей истерика есть.

Офицер ВСУ показывает результативность снайперов Народной милиции республик

Офицер ВСУ показывает результативность снайперов Народной милиции республик

Известный волонтёр из фонда «Вернись живым» и участник АТО Андрей Рымарук панически отмечает: «В так называемом первом армейском корпусе ДНР прошла ротация командного состава из числа российских офицеров, с которыми прибыло несколько групп спецназовцев».

Военный журналист Александр Махов, описывая ранение и гибель под Новоалександровкой сержанта 92-й ОМБр Романа Дзюбенко, пишет: «Пуля снайпера пробила каску насквозь и ранила армейца в голову. Собратья собирали мозги в кучу руками и забинтовывали голову. Сейчас боец находится в реанимации». 11 февраля у Зайцево снайпер снял полтавского сапёра Александра Глушко.

23 февраля, ссылаясь на Главное управление разведки, спикер Минобороны Мария Сальник сообщила: «Для усиления передовых позиций оккупационных войск прибыл сводное снайперское подразделение ВС РФ, вооруженное снайперскими комплексами различного калибра российского и иностранного производства».

Паника и выдумки обоснованы потерями. Из тех, что официально признали в штабе ООС, только в этом году от снайперского огня погибли пятеро бойцов 36-й отдельной бригады морской пехоты 56-й ОМБр, 92-й ОМБр.

Не меньшей проблемой стали подрывы бойцов ВСУ на минах. 6 февраля в районе Новомихайловки в результате подрыва на взрывном устройстве погибли солдаты 28-й ОМБр имени Рыцарей Зимнего Похода Назарий Полищук и Алексей Подвезенный. Третий с тяжёлым ранением попал в госпиталь. Как указано в официальной сводке, подрыв произошёл «во время выдвижения на взводный опорный пункт», то есть, по всей видимости, на свой.

14 февраля подорвались три солдата 59-й ОМБр (Войтенко, Алексеенко, Мироненко).

По данным штаба оперативно-тактической группировки «Север», 27 февраля «недалеко от населённого пункта Луганское в результате подрыва на противопехотной осколочной мине натяжного действия (ПОМ-2) получил ранение военнослужащий из состава ООС».

22 февраля под Авдеевкой ВСУ потеряли 3 человека 58-й ОМБр – они погибли в результате пожара в блиндаже на своих позициях.

Не будем забывать, что, помимо боевых потерь, ДТП, суицидов, сердечных и других болезней, растёт количество умерших от ковида. 28 февраля командование медицинских сил ВСУ подтвердило 46 летальных случаев.

Для киевского Бонапартика февраль оказался слишком кровавым, хотя, по сути, был лишь один серьёзный бой, случись больше – цифры потерь были бы больше. Хомчак тем временем уже дважды заявил, что все подразделения ВСУ начинают подготовку к ведению боёв в городе. «Иловайский спринтер» хочет получить Мосул? Он его получит в любом населенном пункте Донецкой агломерации, только вот что останется от ВСУ?

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru