Информационно-аналитическое издание

Кожара в Берлине: о чем умолчал МИД Украины

Версия для печатиВерсия для печати

Украинская власть, ознакомив общественность страны с проектом Соглашения об ассоциации с ЕС на украинском языке, принялась активно проводить «просветительскую» работу относительно перспектив евроинтеграции Украины. Однако эта деятельность почему-то оказалась направленной не на собственный народ, а на европейцев.

Именно в контексте такой агитации и пропаганды можно расценивать состоявшийся в начале июля визит в Берлин министра иностранных дел Украины Леонида Кожары. В частности, его выступление в Германском обществе внешней политики (DGAP), которое было посвящено красочному рассказу немецким слушателям – политикам, бизнесменам, общественным деятелям – о тех выгодах, которые сулит Германии сближение Украины с Европейским союзом.

Кожара очень подробно ознакомил их с нюансами европейского вектора внешней политики Украины и заявил о твердом желании Киева в ноябре этого года на саммите ЕС в Вильнюсе подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации. Также он дал понять, что Киев не отказывается от планов реализовать за счет своего сближения с ЕС собственную «глобальную идею» по созданию на Украине «энергетического хаба для Европы». Леонид Кожара заявил, что Украина планирует привлечь к модернизации своей газотранспортной системы три немецкие компании – Siemens AG, Deutsche Bank AG и Ferrostaal GmbH. Он также отметил, что правительство Украины в поисках более тесных связей с Европейским cоюзом и «повышения безопасности поставок газа, намерено расширить проект, подготовленный тремя компаниями в прошлом году, чтобы модернизировать часть газопровода «Союз». По его словам, Украина особенно заинтересована в развитии подземных хранилищ газа. «Нашей целью является расширить этот проект на всю украинскую газотранспортную систему», – сказал министр (1).

Хотя эти планы озвучивались и ранее, глава украинского МИД, очевидно, этой очередной констатацией хотел лишь подчеркнуть важность Украины для европейцев, и в частности для Германии. Однако он ни словом не упомянул то, что все украинские мечты об «энергетическом хабе» развеиваются, как дым, при малейшей попытке изучить возможности украинской ГТС, состояния ПХГ и способности самого ЕС наполнить украинские хранилища газом.

Но выступление Леонида Кожары в Германском обществе внешней политики носило вовсе не ознакомительный характер. Немецкие СМИ обратили, в частности, внимание на слова украинского министра о том, что ни о какой попытке Украины вступить в ЕС речь не идет. Для европейского сообщества этот месседж является очень важным. Намаявшись в последние годы с новыми членами Евросоюза, спасая их экономику за счет миллиардных вливаний из накоплений более благополучных стран ЕС, европейцы вовсе не стремятся повесить себе на шею еще одного члена сообщества в лице 46-миллионной страны с «переходной экономикой», находящейся далеко не в идеальном состоянии.

Интересно, что в официальных сообщениях МИД Украины о визите главы ведомства в Германию относительно его выступления в Германском обществе внешней политики было лишь скупо отмечено: «Леонид Кожара выступил в Германском обществе внешней политики с докладом на тему европейской интеграции и председательстве Украины в ОБСЕ». О чем именно рассказывал главный украинский дипломат немецким политикам и бизнесменам, в официальных сообщениях не уточнялось. Однако, изучая информацию об этом выступлении в немецких СМИ, становится предельно понятным, отчего МИД Украины не стал вдаваться в конкретику. Ведь сразу за уверениями немецких слушателей в том, что Украина не стремится в ЕС, Леонид Кожара принялся утверждать, что именно 46-миллионная Украина является весьма перспективным рынком для европейских производителей. А потому подписание соглашения об ассоциации с ней «открывает перед европейским бизнесом совершенно новые перспективы» (2).

Если верить главе украинского МИД, то главная цель ассоциации с ЕС – открыть украинский рынок для европейских производителей, которые смогут завалить его разнообразными товарами. Что при этом будет с украинскими производителями? Именно этот вопрос является главным в данной ситуации. Судя по всему, МИД Украины он не интересует вовсе.

Кстати, весьма перекликаются с этим настроем украинского внешнеполитического ведомства мнения самих европейских чиновников и экспертов. Как раз в то время, когда Леонид Кожара убеждал немецких бизнесменов в небывалой выгоде для них от ассоциации с Украиной, координатор европейских экономических программ Магне Олавссон заявил о том, что Киеву не стоит ожидать от интеграции в структуры Евросоюза серьезных «бонусов». По его словам, Украине было бы «глупо и бессмысленно» рассчитывать на моментальную финансовую выгоду от подписания соглашения об ассоциации.

Европейский координатор прямым текстом заявил, что Европа в случае с Украиной преследует собственные цели, желая получить украинский рынок для сбыта своей продукции, и открывать собственные каналы для экспорта из Украины она не намерена. «Поставлять в ЕС Киев может разве что лишь сырье, да и то при условии согласия на это большинства “сырьевых” стран Европы», – сказал он.

По словам Олавссона, Украина интересует Брюссель исключительно как мощная сырьевая база и говорить о развитии собственного машиностроения и высокоточных технологий Киеву не придется. «В свою очередь, Запад воспользуется открытостью украинского рынка и интенсифицирует поставки своей продукции – от товаров широкого потребления до самолетов и морских судов», – отметил эксперт. Таким образом, убежден Олавссон, украинской власти следует делать ставку на сотрудничество с Таможенным союзом, где торговля с Украиной рассматривается в качестве приоритетного направления (3).

Еще более интересно то, что в самой Германии, послушав Леонида Кожару, вовсе не воспылали оптимизмом от перспектив интеграции Украины в европейские структуры. Так, немецкая Deutsche Welle распространила комментарий исполнительного директора Восточного комитета немецкой экономики профессора Райнера Линднера. Он заявил, что соглашение с Украиной об ассоциации выгодно немецким предпринимателям, но при этом не стоит переоценивать его значение. Мол, украинские таможенные пошлины, по его словам, и сейчас уже «весьма умеренные» и радикальных изменений, за исключением аграрной сферы, ждать не стоит.

То есть, как следует из слов немецкого профессора, в Берлине не ждут от отношений с Киевом каких-то серьезных новых преференций, разве что открывается прекрасная возможность угробить аграрный сектор Украины за счет продвижения своей продукции на украинский рынок. На фоне стагнирующей украинской промышленности – стратегических отраслей вроде металлургии и химпрома в первую очередь – такая перспектива не может не угнетать украинских производителей. Ведь у Украины, по сути, не останется вообще никаких резервов для развития собственной экономики.

Всего этого не могут не понимать в официальном Киеве. Именно поэтому, как заявил в интервью той же немецкой DW известный немецкий политолог, директор по исследовательской работе Германо-российского форума Александр Рар, Украина ни при каких условиях не будет портить отношения с Россией, оставляя себе пути назад. «Я думаю, что в то время как Кожара ведет переговоры в Берлине и пропагандирует курс сближения с Западом, кто-то другой из украинского руководства сидит в Москве и торгуется о снижении цен на газ», – заявил он.

Тут же Рар весьма откровенно сравнил внешнюю политику Киева с поведением «невесты, которая строит красивые глазки и одним, и другим, своего выбора не делает, в то время как каждый тянет ее к себе». Причем такая тактика позволяет Украине «не только выживать, но даже процветать». По мнению немецкого политолога, эту политику не изменит даже подписание соглашения об ассоциации, потому что сразу после такого подписания Киев начнет усиленно укреплять сотрудничество со странами Таможенного союза.

Однако немецкие эксперты уклонились от комментариев по самому, пожалуй, главному заявлению, которое прозвучало во время встречи Леонида Кожары с представителями госструктур Германии. Кстати, ни словом не обмолвился об этом заявлении и МИД Украины. Речь идет о «деле Тимошенко». Глава МИД Германии Гидо Вестервелле, встречаясь с министром иностранных дел Украины, заявил, что Берлин крайне заинтересован в подписании Украиной соглашения об ассоциации в течение текущего года, однако для этого Киеву потребуется решить ряд проблем, связанных с правосудием. И уточнил: одним из условий подписания такого соглашения является «устранение впечатления об избирательности украинского правосудия», имея в виду ситуацию с Юлией Тимошенко (4). Как известно, Европа далеко не в первый раз ставит Киеву условие в виде освобождения Тимошенко, а часто именно это называется главной проблемой на пути евроинтеграции Украины.

Ранее все обвинения в «избирательном правосудии» Киев безоговорочно отвергал, настаивая на доказанности злонамеренных действий бывшего премьера, нанесших серьезный ущерб национальным интересам державы. А это значит, что вопрос ее тюремного заключения имеет лишь правовое, но никак не политическое значение.

Однако сейчас глава МИД Германии Гидо Вестервелле, по сути, изобрел новую формулу обвинений, против которой Киеву весьма непросто выдвигать контраргументы. Ведь он не настаивает на том, что украинская власть практикует выборочное правосудие, а лишь указывает, что такое создается «впечатление». И это «впечатление» может быть причиной для отказа ЕС от подписания соглашения с Украиной.

Никто не способен указать границ и содержания каких-либо нарушений, когда речь идет о впечатлении, ведь это сугубо субъективная категория. Точно также можно сказать о любой стране мира, что ее правосудие «производит впечатление» избирательного, и опровергнуть подобное обвинение невозможно. А значит, в данном случае Европа оставляет за собой мощный аргумент для удержания Киева на коротком поводке, стремящегося любой ценой подписать соглашение об ассоциации.

В целом же все эти заявления немецкой стороны, сопровождавшие визит Кожары в Германию (и слова немецких экспертов о «незначимости» подписания соглашения для европейского бизнеса, и новая формула обвинений по вопросу Тимошенко), выглядят не иначе как своего рода шантаж.

Здесь возможны два предположения. Первое – ЕС готовит обоснование отказа от подписания соглашения в случае невыполнения Киевом всех условий, а второй – Европа таки намерена подписать данное соглашение с Украиной, однако сейчас делает все, чтобы выбить для себя самые выгодные условия, понятно, в ущерб украинским экономическим интересам. В этом случае не исключено, что презентованный украинской общественности проект этого документа (хотя он и сейчас содержит достаточно сомнительных положений), до подписания претерпит серьезные изменения, конечно же, в ущерб Украине.

Естественно, можно рассчитывать, что тогда оправдается прогноз Александра Рара, и сразу после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Киев бросится искать новых связей с Таможенным союзом, чтобы хоть как-то компенсировать экономический ущерб от своей евроинтеграции. Да вот только к тому времени набиваться в друзья к ТС может быть уже поздно...

 
Фото: Левый берег
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru